ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Глиняный колосс
Карлики смерти
Украина.точка.ru
Нашествие
Кто прислал мне письмо?
Непобежденный
Ложь во спасение
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
A
A

– Ого! Ваше Сиятельство! – произнес Джеймс, сложившись длинным туловищем чуть ли не вдвое в преувеличенном поклоне. Взор его иронически поблескивал, когда он целовал ручку Лианы. – Леди Ашиндон очаровательна, как всегда.

Лиана удивленно заморгала:

– Что с вами, Джеймс? По-моему, вы впервые удостоили меня комплиментом.

– Сам не понимаю, почему я раньше был таким невнимательным, – ловко выкрутился Джеймс, – заверяю вас, что это – не в последний раз, – и Лиана весело рассмеялась.

– Я только что говорила Ашу, как мне сегодня приятно быть здесь. Кажется, целую вечность никуда не выезжала.

– У вас удачный выбор, – сказал Джеймс и обратился к Ашу: – Миссис Бридж собрала на свой праздник все сливки общества, – на что Лиана опять рассмеялась, но не так мелодично, как в предыдущий раз.

– Скажите за это спасибо Бабушке Ашиндон. Она всю неделю рассылала письма и наносили визиты. Думаю, никакая иная сила не затащила бы миссис Драммонд-Баррел в дом, пахнущий торговой лавкой. – Она сморщила изящный носик и захихикала, прикрывшись веером.

На мгновение Аша охватил бешеный приступ гнева. Это – Лиана, женщина его грез! Аш заметил, что Джеймс наблюдает за молодой графиней и его губы кривит ехидная усмешка. Уинканон поклонился и спросил:

– Можно с вами потанцевать, миледи? В вашем обществе и музыка кажется первоклассной. – Он с кокетливой улыбкой взял ее ладонь, положил на свою согнутую руку и повел Лиану к центру зала. Она, уходя, через плечо сверкнула взглядом на Аша.

– Договорим позже, милорд, – произнесла она негромко. Через минуту она уже вовсю кружилась в энергичном хороводе, вихрились локоны ее, горели щеки. Аш оцепенело следил за нею. Как могла она так резко измениться? Он был уверен, что за время разлуки изменился не он. Но тут же начал укорять себя. Ведь следовало ожидать, что такое жизнелюбивое существо, как Лиана, может перевозбудиться от первого – после долгого перерыва – выезда в свет и наговорить совсем не то, что думает. Или, быть может, она в таком отчаянии от его помолвки и предстоящей женитьбы, что переполнена горем и оно невольно прорвалось в такой форме. «Милая, шустрая девчонка!» Аш вздрогнул, вдруг заметив, что рядом с ним стоит Джереми Бридж и многозначительно наблюдает за Лианой с Джеймсом. Аш хотел было объясниться, но Джереми открыто отмахнулся, сказав:

– Не волнуйтесь, молодой человек, мне все известно о ваших интересах в этой сфере. Я же говорил вам раньше, что мне важно узнать о вас все, и первым делом я обратил внимание на вашу давнюю связь с теперешней вдовой вашего кузена. Не скажу, что осуждаю вас за это, – задумчиво проговорил он, продолжая смотреть на танцующих.

– Похвальная дотошность, сэр, – произнес Аш тоном, холодным, как ветер в морозную ночь, – но вам нет необходимости.

– Ох-ох! – перебил его, усмехнувшись, Джереми. – Знаю, вы – человек чести и все такое. Знаю, что могу положиться на вашу осмотрительность. Но должен четко отметить, – и веселая улыбка увяла на его губах, – что если хоть слово о ваших фокусах-покусах дойдет до ушей моей дочери, я буду очень, очень недоволен. А вам, – тут голос его перешел в шепот, – по-моему, неохота разонравиться мне... милорд. – Аш так разъярился, что почти не мог и слова вымолвить, но справился и ровным голосом сказал:

– Мистер Бридж, вы полагаете, что можете со мною обсудить план измены моих обетов Аманде? Разумеется, это не так... ибо ее отец, вслух высказывающий такую идею, не достоин не только беседы со мной, но даже моего презрения.

Джереми побагровел и агрессивно выпятил массивную нижнюю челюсть. Помолчав, произнес с натужным смешком:

– До чертиков горды собою, да, милорд? Но все равно, нечего меня ловить на слове. Я прямо вам сказал все как оно есть на самом деле.

– Разве вы только это сделали? – холодно спросил Аш. – Извините, сэр, но мне пора пригласить на танец невесту, – и круто развернувшись, он пошел прочь со стиснутыми кулаками.

В голове не укладывался смысл состоявшегося разговора. Если он правильно понял Бриджа, тот сказал всего лишь, что любовная связь на стороне вполне допустима, если о ней ничего не дойдет до ушей Аманды. Медленно разжал кулаки и глубоко вздохнул. Да, понятно, что ему предстоит, он будет – как сказала Лиана – «прикован» к этому грубому, властному и недоброжелательному борову. Остановившись на мгновение, поклялся, что, как только они поженятся с Амандой, он умчит ее в Поместье и Бриджей на порог не пустит. Конечно, придется воспользоваться щедротами Бриджа, но он – Уильям – будет трудиться каждый день от восхода солнца до восхода луны и, когда Поместье начнет приносить стабильный доход, выплатит Бриджу все до последнего пенса. С процентами!

Но как отнесется Аманда к таким суровым условиям? Ей явно нравится Лондон. Не сочтет ли она жизнь в сельском уединении ссылкой? Как воспримет то, что ее отец – нежеланный гость у нее в доме? Хотя она и не проявляет особой привязанности к своему старому бандиту, но все же он отец ей.

Аш прошелся взглядом по всем группам присутствующих, толпящихся вдоль стен зала, но Аманду не обнаружил. Неужели решила попробовать свои силы в сельском танце? Он уже было двинулся к буфету, но вдруг узрел такое, от чего чуть не задохнулся – в укромном уголке, за колонной, стояла его нареченная, увлеченно беседуя не с кем иным, как с Космо Саттерли. Кулаки снова сжались сами собой, он шагнул по направлению к паре, но над ухом раздался голос запыхавшейся Лианы:

– Господи! Не танцевала сотню лет и, похоже, совсем разучилась. Не принесешь мне стакан... О! – он обернулся и понял, что она проследила за его взглядом. – Боже! Как оказался здесь Саттерли? Ведь ему отказали от этого дома.

– А ты довольно быстро впитала уйму сплетен! – почти прорычал он, и изумрудные очи Лианы распахнулись с испугом.

– Ах, Аш, я не думала... то есть я допускаю, что можно вспылить из-за того, что мисс Бридж так забылась, флиртуя с мужчиной, которого не выносят ее родители, да еще будучи твоей невестой, – и на опущенных ресницах засеребрились слезы. – Понимаю, что ты относишься к ней совсем не так трогательно, как мы с тобой друг к другу, но все же ее поведение тебя смущает и ставит в ложное положение.

Аш тщетно старался почувствовать раскаяние в том, что незаслуженно обидел любимую женщину. Внутри у него все кипело от негодования, но он похлопал ее по руке, отвел в сторону и довольно сухо сказал:

– Благодарю за сочувствие, но очень прошу тебя не заботиться о поведении моей невесты и предоставить это мне.

Лиана оторопело уставилась на него.

– Разумеется, Аш. Я и не думала вмешиваться. Просто я...

– Ладно, – бесцеремонно бросил Аш, – сейчас будет кадриль. Потанцуешь со мной?

Аш чувствовал облегчение, что фигуры танца почти не позволяли разговаривать с возлюбленной. Когда замерли последние аккорды, они с Лианой оказались около двери в маленькую гостиную.

– Зайдем, Аш, – предложила Лиана с обаятельной улыбкой, – давай поговорим.

Аш попытался отойти, но она настойчиво тянула его за рукав. С недобрым предчувствием он вслед за нею вышел из бального зала. Как только они оказались в полумраке маленькой комнаты, Лиана обернулась, прижалась к Ашу и губами нашла его губы. Ее поцелуй, проникновенный и страстный, к его удивлению с примесью чувства собственной вины; не вызвал в нем того волнения, которого он ждал. Его донимала одна отчетливая мысль, что не следовало ему сейчас уединяться с Лианой. Завершив поцелуй, Лиана со вздохом привалилась к плечу Аша и глянула из-под ресниц ему в лицо.

– Ох, Аш, – прошептала она, нежно коснувшись пальцами его щеки, – я так люблю тебя!

Аш прикрыл ее ладонь своею, чуть сжал, отнял от лица и выпустил Лиану из объятий.

– Знаю, – мягко сказал он, – но нам самим придется отказаться от любви. Мы должны так поступить, Лиана.

– Должны? – спросила она упавшим голосом. Она отклонилась, но руку его продолжала удерживать. Вновь заговорила, но уже явно напористым тоном: – Я думала о нашем положении, Аш. Понимаю, что мы не можем пожениться, хотя у меня ушло много месяцев на то, чтобы во всем разобраться и усвоить твои представления о долге перед родом Ашиндонов и нашей личной ситуации. Но до чего же несправедливо, милый, что наша любовь обречена! Она так сильна, что не может погибнуть, и я пришла к выводу, что у нас есть единственный путь. – И с дрожью в глубоком вздохе помедлила, прямо глядя на него огромными, роскошными очами. – Я все решила, дорогой мой, единственная любовь моя... я согласна быть твоей любовницей.

36
{"b":"5477","o":1}