ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поцелуй обмана
Одержимость
«Смерть» на языке цветов
Хаос: отступление?
Третье отделение при Николае I
Продажная тварь
Сфинкс. Тайна девяти
Кофейня на берегу океана
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
A
A

Аша будто тряхнуло, словно внутри взорвалось нечто огромное, острое. Из путаницы мыслей всплыло: не помнит, когда просил Лиану стать его любовницей. Вторая мысль была – ослышался. Но тут же и третья, уже как отклик на мгновенную душевную встряску, возникла с непредвиденной определенностью: он не желает вступать ни в какую связь, тайную или явную, с Лианой, графиней Ашиндон.

– Дорогая, – начал он торопливо, – ты же не могла подумать...

– Могла. Я обо всем передумала, – голос Лианы окреп, – и другого пути просто нет, Аш, – она отступила на шаг. – Господи, – выговорила она, задыхаясь, – ты же считаешь, что я пала так низко, что не достойна даже упрека, но...

– Ничего подобного. У меня нет слов, что бы выразить, как я тронут тем, что ты готова пренебречь всеми условностями, что ради меня рискуешь своей репутацией, не боишься навлечь на себя позор. Но я не могу тебе позволить учинить такое над собой. И я не могу, – договорил он веско, – изменить обетам, которые беру на себя. Пойми, как бы я ни... – но Лиана внезапно отвернулась и прошептала трагическим тоном:

– Я так и думала!.. Не сберегла любовь твою, а теперь... – У нее сорвался голос, и чуть помолчав, договорила: – Потеряла и твое уважение.

– Не говори так, – сказал Аш и сам испугался своей неискренности. – Ты же знаешь как я отношусь к тебе. – И, хоть ощущал вину, хотел лишь одного – уйти от нее. – Лиана, мне больше нельзя задерживаться здесь с тобой. Аманда...

Но Лиана топнула ножкой:

– Опять эта Аманда! Значит, так, Аш? Скоро я начну верить, что ты обещал ей не только свое имя, но и сердце. – Она очаровательно надула губки и продолжала дуться, пока Аш не начал оправдываться, чего она явно ожидала. Но он вскоре осознал, что все его заверения в верности звучат пустым звуком даже для его ушей, и обиду на ее лице сменила злоба.

– Говоришь, что любишь меня, а сам и шагу не можешь сделать, дабы сохранить нашу любовь.

– Мне бы хотелось, чтобы ты поняла, – сказал он устало, – что у меня нет выбора, так же, как когда-то не было и у тебя. Подумай! – Он миролюбиво протянул к ней руку, чтобы несколько сгладить жесткость слов, но она, раздраженно фыркнув, взвилась вихрем и со зловещим шелестом юбок вылетела прочь из комнаты.

Аш выглянул следом, но, увидев, с каким нескрываемым интересом наблюдают за Лианой все в бальном зале, остановился. Она уже дала всем сплетницам прекрасную возможность развлечься, и ему не имеет смысла раздувать пожар скандала. Что же все-таки произошло сейчас? Никак не мог решить, что его больше поразило – само предложение Лианы или то, что оно его не прельстило, когда он представил себя с нею в постели.

Прошло несколько минут, прежде чем он собрался с силами, поднялся, вышел из маленькой гостиной и пустился на поиски невесты.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Но Аманды нигде не было видно. В углу, у пальмы в кадушке, Серена одна, без дочери, болтала с пожилыми дамами. Шарлотта и Кордилия танцевали котильон, изящно вытягивая носочки стоп; среди танцующих Аманды не было. Не оказалось ее ни в буфете, ни в комнате для карточных игр. Аш постоял довольно долго и у гостиной для дам, но Аманда не вышла и оттуда, и он побрел дальше. Ни на террасе, ни в маленьких гостиных, примыкающих к бальному залу, ни в большой гостиной, где сервировали стол для ужина, поиски не увенчались успехом. Оставался лишь музыкальный зал, он вошел в него – и не зря. В конце зала, привалившись к столику в простенке меж окон, стояла его нареченная – в объятиях Космо Саттерли.

Аш чуть не задохнулся от ярости и застыл на месте. Но где-то в отдаленном участке мозга, еще способном хоть что-нибудь соображать, отметил, что, несмотря на объятия Саттерли, Аманда спокойна и безучастна. Но вопреки этому, первым побуждением Аша было ринуться к парочке, растащить их и ударить Саттерли так, чтобы тот свалился. Но звук его шагов заставил Саттерли обернуться.

– Ашиндон! – вскричал он сорвавшимся от волнения голосом, побледнел, увидев стиснутые кулаки Аша, но не сдвинулся с места и хвастливо заслонил собой Аманду. – Я не намерен извиняться, милорд, за то, что мне принадлежит по праву! Если желаете вызвать меня на дуэль, то назовите время, – он тряхнул головой, и его аккуратные кудряшки задрожали.

– От вороватых подзаборных петушков извинений и не принимаю! – прорычал Аш, угрожающе надвигаясь. – И на дуэль не вызову, но – отлуплю по заслугам!

Саттерли, видно передумав храбриться, попятился, натолкнулся на Аманду, и она вышла из-за него.

– Аш, не делайте глупостей! – сказала она сердито. – Этот придурковатый недомерок возомнил, что я влюблена в него. А он, естественно, влюблен в мое приданое, что вам, разумеется, понятно. Не знаю, каким образом он пробрался к нам, но уверена, что выберется очень скоро – как только кликну пару лакеев. – И она направилась к шнуру колокольчика, но Аш жестом преградил ей путь и, обращаясь к Саттерли, ледяным тоном сказал:

– Советую вам уйти самому. Иначе я лично вышвырну вас из окна, прямо со второго этажа.

Сначала показалось, что незадачливый влюбленный не сдастся, но через мгновение он застенал и неровной походкой двинулся к двери.

– Понятно! – бросил он через плечо Аманде. – Ради титула вы растоптали мое сердце, любящее вас со всей искренностью. Что ж, наслаждайтесь плодами вашего выбора... графиня! – И он пропал за дверью.

Аш повернулся к Аманде и вновь вскипел от гнева.

– Чем вы, черт подери, здесь занимались? – резко спросил он.

– Ничем.

– Ничем?! Значит, так вы называете лобзания с этим скользким змеенышем?

– Я его не лобзала. Я просто ждала, когда он закончит свой поцелуй. Я было подумала о физическом сопротивлении, но решила, что равнодушие женщины не хуже остужает пыл мужчины и прическа при этом не портится.

Она казалась такой спокойной и уверенной в себе, что Ашу захотелось встряхнуть ее.

Тогда для начала скажите, почему вы оказались наедине с ним? Вам не кажется, что это несколько далековато от бального зала?

– Он угрожал устроить скандал, если я откажусь говорить с ним, поэтому я повела его сюда, где могли быть люди, но не в большом количестве. Когда мы вошли, тут было несколько пар, но, к сожалению, они вскоре ушли.

– Какие любезные! – с омерзением произнес Аш.

Аманда шагнула к нему и сказала:

– Послушайте, милорд! Надеюсь вы не намекаете на... Господи, неужели вы в самом деле думаете, что я испытываю какие-то нежные чувства к этому смехотворному зануде?

– Ну... Видите ли, мисс Бридж, всему свету известно, что вы собирались сбежать с ним. И не уверяйте меня, что готовы были совершить это, не испытывая к нему никаких чувств.

– Ах, это, – Аманда пожала плечами. – Я же вам говорила, что ничего этого не помню; наверное, было какое-то временное заблуждение. – Она призадумалась немного, потом с миролюбивым видом сказала: – Если бы я действительно кого-нибудь полюбила, то не согласилась бы на наш союз, Аш. Но коль скоро я дала такое согласие, то буду верна данному мною слову, и прошу вас верить, что это так. Я не позволю себе увлекаться другими мужчинами, не стану лобызаться с ними в потайных местах, не буду обнадеживать их, что я готова ко внебрачным связям, – она вздохнула и внимательно посмотрела на него; глаза ее были спокойны и чисты, как горные озера. Тронутый этим заявлением, Аш решил замаскировать свою реакцию иронией:

– Похвальный подход, мисс Бридж. Или вы клоните к тому, что намерены превратить наше деловое соглашение в реальный брак? – и Аш мгновенно пожалел о своем вопросе, ибо Аманда даже отшатнулась из-за него. – Простите. Мне не следовало так говорить. Я просто имел в виду, что...

– Я ничего не говорила о нашем браке, милорд. Я рассуждала лишь о помолвке. Если вы напряжете память, то согласитесь, что именно в моих планах нет места этому браку.

И Аш даже выругался шепотом.

– По-прежнему гнете свою линию? Сколько раз мне повторять вам, что не только наша помолвка, но и брак наш – дело решенное, оговоренное, подписанное и скрепленное печатями, осталось лишь претворить его в жизнь. И вы, Аманда, будете моей женой, – он шагнул к ней и взял за плечи, – неужели это так противно вам? – Аманда молча смотрела на него широко открытыми глазами. Аш ощутил, что тонет в этих озерах, и начал задыхаться. Не в силах удержаться, он медленно наклонился к ней и прижался губами к ее губам. Они оказались теплыми и мягкими, с привкусом вина. Она затрепетала, но Аш обнял ее сильнее, чтобы не смогла вырваться. Она не вырывалась, напротив, чуть шевельнулась, чтобы удобнее прильнуть к нему, и Ашу почудилось, что так приятно ему никогда еще не было. Ее тело так плотно прилегало к его телу, так соответствовало ему во всем, что, казалось, было специально задумано для него; и аромат ее вдыхал он с наслаждением. В глубине ее гортани возник тихий стон, который почти лишил Аша остатков самообладания. Губы его стали требовательней, а когда ее пальцы зарылись в завитках волос у него на затылке, он содрогнулся всем телом. Аш прижал ее к себе так сильно, словно хотел всю ее поглотить, втиснуть в свою плоть; руки гладили нежные изгибы спины ее, а потом заскользили выше и добрались до выпуклостей грудей.

37
{"b":"5477","o":1}