ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну я сама скажу ему об этом, но не раньше, чем он получит возможность убедиться в моей правоте. Джеймс, прошу вас, – проговорила она умоляюще. – Вы даже не представляете насколько критична сейчас ситуация. Если вы окажете ему эту небольшую услугу, то поможете ему опять встать на ноги. Вы же освободите его от обязательств перед моим отцом.

– И на кой же черт вы все это затеяли в таком случае? – спросил вконец изумленный Джеймс. – Откуда вы знаете, что чувствует Аш по поводу того, что был вынужден... то есть по поводу Поместья Ашиндон?

– Действительно, откуда мне знать о его чувствах? Он же носится со своею гордыней, как с писаной торбой. Ну, Джеймс, ради Бога, помогите, я же хочу освободить его от помолвки со мною, ибо знаю, что пошел он на это вынужденно.

– Иными словами, вам не угоден этот брак? – прищурился с подозрением Джеймс.

– Понимаю, – сказала Аманда, опустив глаза, – можете считать меня глупой и наивной, но я не хочу брака без любви.

Джеймс помолчал, потом проговорил мягким тоном:

– Но, дорогая, инвестировать сейчас средства в государственные фонды– все равно, что просто выбросить деньги на ветер.

– Вот тут-то вы ошибаетесь, – сказала Аманда, подняв голову. – Но если бы вы были даже правы, то это – мои деньги и я прошу вас вложить их. Я бы сама так поступила, но не знаю, каким образом это делается. – Засмеявшись, она добавила: – У меня уже были значительные трудности при продаже моих драгоценностей.

– Вы продали драгоценности? – ахнул пораженный Джеймс.

– Да. Я спросила у Хатчингз, моей служанки, и она посоветовала мне обратиться в магазин «Харперз» на улице Кандит-стрит, потому что там не слишком щепетильны в такого рода делах. С нею вместе и еще с лакеем я и отправилась туда. Таким образом, я не была беззащитна и одинока в карете на опасных улицах Лондона. Когда я сказала господину в ювелирном магазине о своем намерении, он, по-моему, готов был вызвать полицию или что-то в этом роде, тогда я объяснила ему, что я овдовела, попала в тяжелое материальное положение, и он посочувствовал. Вся сделка заняла не более получаса, и вот смотрите! – воскликнула Аманда, помахав пачкой кредиток. – Больше шести тысяч фунтов! Господин говорил, что, к счастью, у него есть эти деньги, так как незадолго до меня кое-что удачно продал, – сказала она, усмехнувшись. – Думаю, он дал полцены, но я не жалуюсь.

– Да уж, – проронил Джеймс.

– Вы ведь сможете исполнить мою просьбу? – спросила Аманда. – Я имею в виду, позволяет ли закон купить облигации на чужое имя?

– Да. Я знаком с маклером Аша. Полагаю, он возьмется...

– Ну, тогда все это не составит особого труда, – Аманда встала и положила деньги Джеймсу на колени. Он неприязненно вздрогнул, и Аманда нахмурилась. – Джеймс, прошу вас. Я понимаю, что бросаю вызов бастиону мужской сплоченности, но будьте добры, помогите мне помочь Ашу.

Джеймс встал, оказавшись лицом к лицу с ней:

– Я могу вам поверить только при условии, что вы действительно желаете помочь ему.

– Господи, а почему же еще я бы это делала! – выкрикнула она в отчаянии.

Джеймс покачал головой:

– Не знаю. Может, решили связать его нерушимыми оковами долга перед вами. Простите за откровенность, но, судя по моему жизненному опыту, женщины крайне редко бывают настолько альтруистичны.

Аманда хотела запротестовать, но он вдруг улыбнулся, и Аманда поразилась, как изменилось его доселе неприступное и отчужденное лицо. Он сразу показался ей намного моложе и красивей.

– Не знаю ничего о вашем жизненном опыте относительно женщин, – сказала она просто, – но мне крайне необходимо помочь Ашу, и, поскольку вы его друг, то, думаю, наши желания должны совпадать. А насчет его обязательств по отношению ко мне я придерживаюсь мнения, ровно противоположного вашему. Если у него будет достаточно средств для решения всех задач, которые он наметил, то я ему не буду нужна, – произнесла она беззаботным тоном, но чуть не охнула от боли в душе.

После этого в маленькой гостиной нависла удручающая тишина, и Аманде начало казаться, что она вот-вот задохнется, потому что ощущение было такое, будто сердце ее стронулось с места и перегородило гортань.

– Ладно, – произнес наконец Джеймс с совершенно непроницаемым лицом, – я сделаю это.

– Ох, слава Богу! – воскликнула Аманда, даже ослабев от резкого спада напряжения.

Визит закончился через несколько минут при обоюдных добрых пожеланиях, и Аманда поспешила домой, где провела весь остаток дня в ожиданиях и волнениях, граничивших с паникой. Правильно ли она поступила, рассказав Ашу свою необыкновенную историю? Он явно дал понять, что в его представлении она чуть лучше лунатика. Но за что его винить? Быть может, она виновата? Вдруг она – та личность, которая верит, что она – Аманда Маговерн, а эта Маговерн никогда на самом деле не существовала и не было никакого переноса во времени и все это выдумки тяжелобольного рассудка. Однако ей казалось, что если рассудок настолько расстроен, то это должно же как-то ощущаться, то есть она сама должна чувствовать болезнь; к сожалению, ее знания о заболеваниях мозга была весьма скудны. Господи, если она больна, а Аш внял ее совету и будет окончательно разорен, потому что Веллингтон на самом деле потерпит поражение от Наполеона!

Она глубоко подышала, успокоилась. Нет, она не сумасшедшая, совершенно нормальная; и если Аш последовал ее совету, все будет хорошо.

Продолжая сидеть, принялась с предельной аккуратностью выдергивать ниточку за ниточкой из той вышивки, которую начала несколько дней назад.

Тем временем Аш сидел в маленькой кофейне в Сити и похлебывал из чашечки горячий напиток, не прислушиваясь к разговорам вокруг, шум которых то усиливался, то ослабевал, как шелест морского прибоя. Чувствовал он себя легко, голова была ясная, словно он постился несколько дней. В памяти то и дело возникала картина посещения конторы его маклера.

Мистер Шаффли занимался делами рода Уэксфордов всю свою сознательную жизнь так же, как до него их вел его отец. Это именно он привлек внимание Джереми Бриджа к своему безденежному клиенту. Когда Аш вошел к нему в кабинет, он приветствовал графа с пониманием и сочувствием.

– Я вас давно уже жду, милорд. Новости о неудачах Веллингтона носятся по всему Сити. Должен сказать вам, я очень расстроился, когда вы приобрели много облигаций государственного займа уже после побега Наполеона с острова Эльба. К сожалению, теперь вы понесете очень большие убытки, потому что я не уверен, что за эти бумаги смогу получить хоть сколько-нибудь приличную цену. Если вы сейчас...

– Но я не собираюсь продавать. Я хочу покупать.

– Что?! – вскрикнул мистер Шаффли. – Но... но... милорд...

– Я понимаю, что кажусь вам совершенно сумасшедшим, сэр, но те новости, на которые вы ссылаетесь – не более чем домыслы и непроверенные слухи; более того, я считаю, что и газетные сообщения – лживые фабрикации. Но если Веллингтон на самом деле побеждает, то, согласитесь, сейчас самое время покупать.

– Так-то оно так, милорд, но есть ли у вас деньги для новых вложений?

– У меня еще есть некоторые источники доходов, и, кроме того, – Аш собрался с духом и договорил, – я намерен заложить свои йоркширские владения.

– Ваше сиятельство! – ахнул мистер Шаффли с таким потрясенным видом, будто Аш предложил продать себя в рабство.

– К тому же, – заторопился Аш, – я взял крупную денежную ссуду в моем банке, – он криво усмехнулся. – Несколько месяцев назад они не согласились дать мне ни пенса, но когда я превратился в будущего зятя Джереми Бриджа, моя рыночная цена непомерно возросла.

Внезапно мистер Шаффли уселся за свой письменный стол и проговорил:

– Не знаю, что и сказать вам, милорд.Неужели ничто не способно разубедить вас предпринимать то, что по моему глубокому убеждению представляет собою пагубный образ действий?

Аш, улыбаясь, ответил:

– Я это пытался найти на протяжении всей прошлой ночи и совершенно безуспешно.

49
{"b":"5477","o":1}