ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И Реджи Смит-Вулвертон будет баловать, пока у тебя глаза на лоб не полезут, – продолжил Аш, широко улыбаясь. – Даже Богу известно, как ты в этом нуждаешься после стольких лет тяжелой жизни с Грантом, но, – он сделал паузу и заглянул ей в глаза, – ты действительно любишь его?

– Да, люблю. Не с такой необузданной и всепоглощающей страстью, которую я когда-то испытывала к тебе, но мое чувство к нему, думаю, может стать глубже. Он будет хорошим мне мужем, а я хорошей ему женой. – И поколебавшись немного, добавила: – По-моему, я никогда не говорила, что желаю тебе счастья с Амандой. Тебе ведь очень повезло, что наконец ты полюбил по-настоящему.

– Я? – оторопело спросил Аш и сжал губы. – Ты ошибаешься. Граф Ашиндон и мисс Аманда Бридж вступают в брак сугубо по расчету.

Лиана хихикнула, и ее милое лицо весело засияло:

– Найди того, кто этому поверит. Я же вижу, как ты смотришь на нее. Ты влюблен в нее весь целиком, от макушки до пяток, Уилл Уэксфорд.

Аш уставился на нее, лишившись дара речи; и неприятное ощущение холодной дыры в животе, что появилось у него утром, когда он узнал о вероломстве Аманды, стало нарастать, шириться, превращаясь в темный зияющий провал невыносимого одиночества.

– Я... – начал он, но тут же его прервала Эмили, вдруг появившаяся в комнате.

– Вот вы где, – проговорила она, задыхаясь. – Бабушка просила найти вас. Говорит, что все происходящее начинает напоминать ей историю с первопроходцами джунглей, которые уходят один за другим и исчезают безвозвратно.

Заглянув к старой графине, Лиана стала прощаться. Аш тоже заявил, что ему пора, но старая графиня придержала его своей сухонькой ручкой с проступающими венами.

– А ты останься, – повелела она и посмотрела на него изучающим взглядом. – Мне надо поговорить с тобой, – и жестом отпустила Лиану с Эмили. – Теперь объясни мне, что с тобою творится.

– Прошу прощения, не понял, – сказал Аш, приподняв в удивлении брови.

– Я хочу знать, почему у тебя такой вид, будто ты только что собственноручно повесил лучшего друга.

Аш отрывисто хохотнул и сказал:

– Что касается моего отношения к лучшему другу, то ваша метафора весьма удачна. Но позвольте вам сообщить, что, вопреки вашему предположению, у меня, в действительности, прекрасное настроение, потому что я на фондовой бирже «сорвал куш», как теперь говорят.

– Как?

Аш коротко рассказал об особенностях своего рискованного предприятия; упомянул и веру Аманды в победу Веллингтона над Наполеоном, но без указания причин.

– Прекрасно! Отличные новости! Теперь ты можешь освободиться от золотых оков Джереми Бриджа и даже от того делового соглашения, что вы с ним заключили.

– М-да...

– Я только не понимаю – что же ты от радости не пляшешь прямо на улице и не кричишь «ура» со всеми, а сидишь тут с мрачной, постной миной на физиономии!

Аш подошел к окну и некоторое время смотрел невидящим взглядом в маленький палисадник перед домом вдовствующей графини. Потом повернулся и рассказал о том, как Аманда тайно вложила деньги в его авантюру. Бабушка, я не мог поверить ни в то, что она способна на такие козни против меня, ни в действия Джеймса за моей спиной. Скажу вам, я чуть не влепил пощечину этому «другу», а он спокойно сознался во всем и даже не извинился, заметьте.

– А за что ему было извиняться? – и они посмотрели друг другу в глаза с одинаковым изумлением. – Он просто оказал услугу невесте своего лучшего друга, понимая, что в этой услуге нет ничего плохого и, напротив, она может оказаться очень полезной.

– Бабушка! – ахнул Аш, не веря собственным ушам. – Она же украла драгоценности, они принадлежат ее отцу! Она ввязалась в мои дела, чего я отчетливо просил ее не делать! Неужели я, по-вашему, похож на мужчину, который позволит женщине тратить свои побрякушки на него, как на какого-то любимого мопсика?

– По-моему, – сказала старая леди в ответ, – ты похож на отъявленного дурака.

Так как это высказывание в точности совпадало с тем, что ему сказал несколькими часами раньше Джеймс, Аш озадаченно заморгал.

– Но поймите же, Бабушка... – начал он.

– Я понимаю, – продолжала вдовствующая графиня, не обращая внимания на его лепет, – сколько ты уже наговорил Аманде о ее отвратительном стремлении сделать тебе добро. Вне сомнений, именно поэтому она так спешно отбыла домой, не в силах даже на вежливое прощание. И я тебе, парень, прямо в лицо говорю – если ты обидел девочку, то будешь держать ответ передо мной!

– Ушам просто не верю, – сказал Аш. – Это я ее обидел? Разве не она меня обидела?

– Насколько я понимаю, ее вина лишь в том, что она старалась помочь тебе поскорее миновать тяжелые времена. Думаешь, она не понимает, как ты переживаешь из-за навязчивых благодеяний Джереми Бриджа? Она же пыталась спасти твое чувство собственного достоинства, дурень, а не лишить тебя его.

В этот момент у Аша стало складываться впечатление, что он теряет контроль над беседой. Он совершенно не привык к подобным ощущениям и потому решил, что с него хватит. Глубоко вздохнув, он сказал:

– Бабушка, я собираюсь жениться на ней. Я не хочу, чтобы она пренебрежительно относилась к моим пожеланиям и пыталась вмешиваться в мои дела. Да, наш брак основан только на расчете, но...

– Тьфу ты! Мне-то, олух ты царя небесного, можешь не нести эту околесицу насчет брака по расчету! Только тот, у кого совсем уж нет мозгов, не увидит, что ты без ума от девушки.

«Что?! – и комната поехала перед глазами Аша. – Сначала Джеймс, потом Лиана, а теперь еще и родная бабушка! Что они – все разом спятили?»

Он открыл было рот, но тут же его и захлопнул. Комната перестала вращаться и совсем выпала из его поля зрения. Остались только хитро сверкающие черненькие зрачки вдовствующей графини, пристально наблюдающие за ним.

«Нет, не могли же они все сразу лишиться рассудка, – думал он, медленно опускаясь на стул. – Значит, это он сам утратил способность здраво мыслить. Как же иначе объяснить тот факт, что он влюблен в Аманду Бридж – или Маговерн, или черт его знает как ее там зовут – уже достаточно давно, но сам об этом ничего не знает?»

Откуда-то издалека до него донеслось сначала хрипловатое хихиканье бабушки, а потом и ее слова:

– Все совершенно понятно, мальчик. Ты так долго носился со своей дурацкой привязанностью к Лиане, что даже не заметил настоящей любви прямо под твоим здоровенным носом.

Аш ничего не ответил. Он ушел в себя, прислушиваясь к своим сердечным откровениям. Вспомнил, как его ошеломляли встречи с Амандой... Они с Амандой в парке – она смеется; они танцуют – ее шелковистые кудряшки щекочут ему подбородок; губы ее – теплые, мягкие, податливые; чудные часы вдвоем на берегу тихой речушки...

«Господи! – подумал он внезапно, – я же незаслуженно оскорбил ее». Она же отдала ему все, что у нее было, лишь бы помочь ему выбраться из трудного положения, а он из-за своей дурацкой гордыни отплатил ей за ее великодушие каким-то напыщенным пустословием. Неужели теперь она сделает все возможное, чтобы исполнить свое обещание и покончить с их помолвкой? Она ведь намекала, что может вернуться в свою эпоху. У него внутри все похолодело от этой мысли, и он вдруг обратился ко вдовствующей графине.

– Надо увидеться с нею, – сказал он прямо.

– Первая разумная мысль, которую я слышу от тебя за все время нашего разговора, – не преминула съязвить старая леди. – И пошел прочь отсюда, пока она опять не бросилась в объятия Космо Саттерли! – Аш даже остановился от этого предположения.

– Должен огорчить вас, – сказал он с мягкой улыбкой, – ваша проницательность подвела вас. Она так не поступит. Я точно знаю с ее слов, что она считает его полнейшим занудой. – И он вышел, а графиня еще долго смотрела ему вслед с озадаченным видом.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Однако скоро Ашу стало ясно, что та, кого он стремится найти, совершенно неуловима. Когда он через десяток минут после отъезда с Гросвенор-сквер прибыл в дом Бриджей, дворецкий Гудбоди сказал ему, что дома нет никого из хозяев: мистер Бридж еще не возвращался из своей конторы в Сити, миссис Бридж наносит визиты, а мисс Бридж ожидают с минуты на минуту, но она не сможет принять гостя, так как будет готовиться к сегодняшнему званому вечеру у миссис Уилтшем.

53
{"b":"5477","o":1}