ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец Аш повернулся лицом к Джереми, который церемонно провожал графа в свой кабинет на первом этаже.

– Насколько понимаю, вы хотите кое-что обсудить со мной, – говорил Бридж, улыбаясь с веселым коварством. Аш готов был отдать «все, что имеет» (хотя при сложившихся обстоятельствах в его делах это было неудачным преувеличением), чтобы развернуться и выйти вон. Бридж отлично понимал, что Аш разгневан и унижен недавней выходкой Аманды, и потому злорадствовал, что цепко держит за горло «его сиятельство».

Их разговор продлился несколько минут. Аш произнес традиционный набор фраз, а Бридж отвечал в благожелательных тонах. Затем они обсудили необходимые имущественные вопросы, и Аш, осознав свершившийся факт, непроизвольно тяжело вздохнул, хотя цена была столь высока, что не стоило мудрствовать: отныне у него появлялись средства, чтобы стабилизировать финансовое положение Поместья Ашиндон и обеспечить будущее своих единокровных брата и сестры – Эндрю продолжит учебу, а Доротея начнет выезжать в свет.

Потом, как полагается, слуга проводил Аша в гостиную, где он должен был подождать, пока Бридж известит дочь о счастливом устройстве ее судьбы.

Призванная в кабинет отца, Аманда посмотрела на него с безразличием на лице.

– Ну, как, девочка, ты уже пришла в себя? – спросил он отрывисто. А она медлила с ответом.

– В себя... А, вы имеете в виду мою память... Нет. Пока нет.

– Ну сейчас придешь – Ашиндон просит твоей руки!

Хотя в этом объявлении не было ничего неожиданного, сердечко у Аманды екнуло.

– П-правда, просит? – произнесла она еле слышно. – Очень мило.

– Мило! – прогремел Джереми. – Это все, что ты можешь сказать? Да ты представляешь, что это значит для нас? – он внезапно улыбнулся, и Аманда вспомнила, как улыбался Большой Серый Волк. – Ты станешь настоящей леди, и нас всех – тебя, маму и меня – будут принимать в лучших домах Лондона и приглашать на самые роскошные балы и банкеты!

– Господи, вы именно этого и хотите? – спросила с любопытством Аманда.

– Конечно, этого! Разве ты забыла... хотя ты-то как раз и забыла, а я нет – всех этих снобов и как они воротят носы, – но вдруг он посерьезнел и схватил ее за руку. – Аманда, я начал работать на суконной фабрике Горация Фитча девятилетним мальчонкой. По четырнадцать часов в день. И от других мальчишек отличался только тем, что был намногопроворней.

«И – готова поклясться – намного безжалостней, – подумала Аманда, – и не утруждал себя никакими представлениями о морали».

– Работа была тяжелая, – продолжал Джереми с кремнистым скрежетом в голосе, – но я сберегал каждое пенни, поэтому, когда подвернулся подходящий случай, я уж его не упустил. И двинул вперед, не оглядываясь. Сейчас я могу купить с потрохами почти всю знать в районе Мейфэр, но эти аристократы слишком высокого о себе мнения, чтобы как-нибудь среди дня пригласить к себе Джереми Бриджа. Но теперь все будет иначе!

Аманда про себя подумала: «Скорее пекло в аду замерзнет, чем Джереми Бридж увидит интерьер «лучших домов Лондона». Хозяйка какого дома, будь она благородного или низкого происхождения, согласится – если она в здравом уме – просто пройтись с ним по улице, не говоря у о его компании на балу или банкете? Но вдруг деньги в Англии времен Регентства имеют такую же силу, как и в двадцатом веке, тогда Бриджам позволят протиснуться в великосветские гостиные; а их ведь только раз впусти, потом они уж сами протолкаются – и начнут куражиться да куролесить наравне с избранными отпрысками голубых кровей».

Взмахом руки Джереми отпустил Аманду, и она вернулась в гостиную, где Серена с графом распивали чай и беседовали. То есть говорила Серена, а граф якобы слушал, притворяясь внимательным. Серена встретила Аманду улыбкой.

– Милорд, как я понимаю, – залепетала Серена с придыханиями, – вам есть что сказать нашей девочке, поэтому я оставляю вас наедине, но, – добавила она с жеманной ухмылочкой, от которой Аш скрипнул зубами, – ненадолго.

Он хмуро проследил за ее уходом, потом встал, пересек комнату и сел рядом с Амандой.

– Мисс Бридж, – начал он, взяв ее за руку, и почувствовал, какая у нее холодная и нежная ладонь, – мисс Бридж, я только что разговаривал с вашим отцом, и он благосклонно позволил мне просить вас стать моей супругой. – Аманда смотрела на него широко открытыми глазами и молчала. Тогда он продолжил: – Хотя мы знакомы всего несколько месяцев, и вы, к тому же, – тут в его голос невольно закралась ирония, – очевидно, считаете, что ваше сердце отдано другому, я полагаю, мы с вами хорошо поладим, – и его вдруг охватило глубокое уныние: для клятвы верности до гробовой доски в этом кратком высказывании слишком многого не доставало. «Ведь все должно было быть совсем иначе», – подумал он страдальчески, но незамедлительно отогнал от себя эту мысль. Аманда продолжала хранить молчание, но смотрела на него с высокомерным – как ему померещилось – презрением; с досады он скрипнул зубами. – Мисс Бридж, согласны ли вы оказать мне необыкновенную честь и стать моей женой? – выдавил он наконец, и внутри у него образовалась такая пустота, что он явственно услышал ее гул. Аманда опустила ресницы, потом подняла голову и в упор посмотрела на него.

– Конечно, – проронила она, и Аша поразил ее небрежный тон. Господи, он только что сделал предложение женщине, которая не далее как этим утром пыталась сбежать с другим. Пусть у нее не все в порядке с рассудком, но должна же она понимать всю значимость происходящего.

– Вы уверены? – спросил он хрипло. – Ведь речь идет о вашем будущем.

И тут Аманда откровенно расхохоталась с нескрываемым весельем:

– О моем будущем! – взгляд ее перебежал на окно. – Но ведь и будущее преходяще, ваше сиятельство.

– Я склонен думать, – возразил Аш, – что определенность некоторого конкретного будущего представляет собою одну из немногих неизменных сущностей нашего бытия вне зависимости от возможной неопределенности наших путей к этому будущему.

Бросив на него быстрый взгляд, она проговорила:

– Полагаю, вы правы.

– Как бы то ни было, но вы меня осчастливили, мисс Бридж, – эти слова чуть не застряли у него в горле, и под недоверчивым взором Аманды он покраснел. После секунды нерешительных колебаний он взял ее легонько за плечи, привлек к себе и поцеловал. От неожиданности Аманда вся сжалась, но потом, поняв, что это обязательная часть ритуала, расслабилась. У него оказались нежные губы, а пальцы плотно сжимали ей плечи. От этой интимной близости она почувствовала странную слабость и вздохнула с облегчением, когда он отстранился от нее через несколько мгновений. Вновь взял ее за руку.

– Вероятно, нам надо... – но в это время в комнату влетела Серена и Аш осекся. В глазах у нее застыл немой вопрос, но, увидев, сидящих на канапе близко друг к другу графа и дочь, засияла широкой улыбкой.

– Ах, милорд! – воскликнула она, прижав руку к пухлому животику. – Неужели, правда, то, что мне сказал мистер Бридж?!

Аманда заметила как неприязненно передернулся Аш от назойливости Серены, но он спокойно поднялся и поклонился.

– Да, миссис Бридж. Пожелайте нам счастья.

– О, мои дорогие! – она пронеслась по комнате, обняла граф, затем бросилась к Аманде со скоростью спасательного круга, брошенного утопающему. – Боже мой! – продолжала она, плюхнувшись на стул, обтянутый шелковой гобеленовой тканью, – надо немедленно начинать готовить бал по этому случаю, верно?

– Бал? – безучастно переспросила Аманда.

– А как же! Чтобы объявить о вашей помолвке. Мы пригласим, разумеется, только избранных. Думаю, шестнадцатого числа следующего месяца, в четверг. Если не ошибаюсь, как раз на тот вечер назначен прием у леди Федершем. Мы-то к ней, конечно же, не приглашены. Но я представляю, сколько будет у нас народу, потому что я уж постараюсь намекнуть, что только те, кто придет именно к нам, услышат интереснейшее объявление, касающееся графа Ашиндона и нашей милой Аманды, – она умолкла с отрешенным выражением лица и затуманенным взором, словно погрузившись в сладостный сон.

9
{"b":"5477","o":1}