ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Плохо дело, – сказал Орлон.

– Что же, – сказал Стомпер – По-моему, пора всем раскрыть свои карты.

Он с шумом вытряхнул содержимое выцветшего саквояжа на стол. Когда он закончил, все увидели огромную кучу хлама, в котором можно было разглядеть сломанный меч, золотую ручку, пакет туалетной бумаги, Святой Грааль, сутану, Подкованную Блоху, кусок истинного креста и хрустальный башмачок.

– Эрроурут, сын Эрроуширта, наследный владыка Барбизола, король Минас Трони – к вашим услугам, – сказал он очень громко.

Бромозель взглянул на верхние строчки и поморщился:

– Ну вот, еще на целую главу развезли, – простонал он.

– Тогда Кольцо принадлежит тебе! – крикнул Фрито и радостно забросил его в шляпу Эрроурута.

– Ну, это не совсем так, – сказал Эрроурут, раскачивая Кольцо на его длинной цепочке. – Поскольку оно обладает волшебными свойствами, оно должно принадлежать кому-нибудь более знакомому с магией, мумбо-джумбо крэкс-фэкс-пэкс и тому подобным. Мудрецу, волшебнику на худой конец. – И он ловко набросил Кольцо на конец жезла Гудгалфа.

– Да, действительно, это так, – быстро проговорил Гудгалф. – Точнее сказать, да и нет. Точнее, совершенно нет. Любой дурак видит, что здесь мы имеем случай (групповое деяние) или поскольку, хотя этот конкретный предмет был изделием волшебника, а именно Сорхеда, сам этот предмет был изобретен эльфами, а он действовал лишь по лицензии, так сказать.

Орлон держал в руке Кольцо так, будто это был рассерженный тарантул.

– Нет, – мрачно сказал он. – Я не могу претендовать на эту высокую честь, ибо сказано: «Кто нашел – хранит, кто потерял – плачет», – и, смахнув невидимую слезу, он набросил цепочку на шею Дилдо.

– И пусть спящие собаки лежат, – сказал Дилдо, и Кольцо скользнуло в карман Фрито.

– Итак, решено, – подвел итог Орлон. – Кольцо будет храниться у Фрито Баггера.

– Баггера? – спросил Леголам. – Баггера? Любопытно. Я повстречал противного паяца Годдэма, который на четвереньках рыскал по Спаянному Лесу, разыскивая какого-то Баггера. Это было довольно странно.

– Интересно, – встрял Штопор. – Шайка черных гигантов на огромных свиньях перешла месяц назад через горы. Они искали какого-то болотника по имени Баггер. Я просто не придал тогда этому значения.

– Это тоже печально, – сказал Орлон. – Пройдет немного времени, и они снова появятся здесь. – Он натянул на голову шаль и, сделав рукой жест, будто кидает подачку акуле, сказал:

– Нам, нейтралам, не остается другого выбора… Фрито содрогнулся.

– Кольцо и его владелец должны отбыть отсюда, – согласился Гудгалф. – Но куда? И кто будет охранять его?

– Эльфы, – сказал Штопор.

– Гномы, – отозвался Леголам.

– Волшебники, – сказал Эрроурут.

– Народ Двудора, – ответил Гудгалф.

– Значит – Фордор, – сказал Орлон. – Но туда не пойдет даже свихнувшийся тролль.

– Даже карлик, – признал Леголам. Фрито вдруг почувствовал, что все взгляды устремлены на него.

– А нельзя просто бросить его в канализацию, или заложить в ломбарде, а квитанцию проглотить?

– Увы, – торжественно произнес Гудгалф. – Все не так просто.

– Почему?

– Увы! – объяснил Гудгалф.

– Увы-увы, – подтвердил Орлон.

– Но не бойся, дорогой болотник, – продолжал Орлон. – Ты пойдешь не один.

– С тобой пойдет старый добрый Штопор, – сказал Леголам.

– И бесстрашный Леголам, – сказал Штопор.

– И благородный король Эрроурут, – сказал Бромозель.

– И верный Бромозель, – сказал Эрроурут.

– Мокси, Пепси и Спэм, – добавил Дилдо.

– И Гудгалф Серозуб, – поставил точку Орлон.

– Разумеется, – сказал Гудгалф, сверкнув глазами на Орлона. Если бы взглядом можно было нанести увечье, старый эльф свободно уместился бы в корзинку для мусора.

– Да будет так. Вы тронетесь при благоприятных знамениях, – сказал Орлон, глядя в карманный гороскоп. – Если только я не ошибаюсь, они будут таковыми через полчаса. Фрито простонал:

– Я жалею, что родился на свет.

– Не говори так, милый Фрито, – воскликнул Орлон. – Ты родился в счастливый для всех нас час!

– Думаю, что это «прощай», – сказал Дилдо, отведя Фрито в сторону. – Может быть, лучше сказать «до встречи»? Нет, я думаю, «прощай» подходит как нельзя лучше.

– Прощай, Дилдо, – сказал Фрито, подавив рыдание. – Как бы я хотел, чтобы ты пошел с нами!

– Да-да, но я слишком стар для таких приключений, – сказал старый болотник, симулируя состояние полного паралича. – Так или иначе, у меня есть для тебя подарок.

И он достал сверток, который Фрито развернул без всякого энтузиазма, вспомнив предыдущий прощальный подарок Дилдо. Но в свертке были только короткий меч, пулезащитный жилет, проеденный молью, и несколько зачитанных книжонок с заголовками вроде «Страсть эльфа» и «Милашка гоблина».

– Прощай, Фрито, – сказал Дилдо, изображая очень натурально эпилептический припадок. – Все в твоих руках.

Заскрежетали зубы, прервалось судорожное дыхание.

– Похороните меня под зеленым деревом, у-у-у-у… – Прощай, Дилдо! – сказал Фрито, выходя из комнаты последним.

Как только все вышли, Дилдо легко вскочил на ноги и вприпрыжку поскакал в зал, напевая:

Я сижу на полу и ковыряю в носу
И мечтаю о грязных делах,
О гномах, которые пальцы сосут,
О эльфах, что бьют в колокола.
Я сижу на полу и ковыряю в носу
И мне снятся экзотические сны
О драконе, что носит резиновый костюм,
И о троллях в резине с ног до головы.
Я сижу на полу и в носу ковыряю
И о паре приключений мечтаю.
С гоблином, который все позволяет,
Или с нарком, который летает.
И все время, пока я сижу и ковыряю,
Я мечтаю о прелестных вещах:
О хлыстах и кнутах, и об острых винтах
О тисках и колючих шипах.

– Мне жаль, что вы так скоро покидаете нас, – быстро произнес Орлон, когда двадцать минут спустя вся компания собралась вокруг вьючных овец. – Но Тень растет, а путь ваш долог. Лучше отправляться сейчас же ночью. У врага всюду есть глаза. При этих словах большое, обросшее волосами глазное яблоко выкатилось из гнезда на дерево и тяжело шлепнулось на землю.

Эрроурут вытащил Крону, свой поломанный, но теперь наспех склеенный меч и взмахнул им над головой.

– Вперед, – крикнул он. – На Фордор!

– Прощайте, прощайте, – нетерпеливо проговорил Орлон.

– Эксельсиор! – воскликнул Бромозель, дунув изо всех сил в свой утиный манок.

– Сайонара, – сказал Орлон. – Алоха. Вперед. Полный вперед.

– Кодак хаки ноудуз, – крикнул Штопор.

– Дристанский назограф! – вопил Леголам.

– Киргуду бомборбия, – сказал Гудгалф, взмахнув жезлом.

– Я хочу пи-пи, – сказал Пепси.

– Я тоже, – сказал Мокси.

– Я вам обоим сейчас сделаю «пи-пи», – сказал Спэм, наклоняясь за камнем.

– Пошли! – сказал Фрито, и компания начала пешком спускаться по дороге из Рив-н-делла.

За несколько быстро пролетевших часов расстояние между ним и домом Орлона выросло до сотни метров. Орлон все еще стоял на пороге, улыбаясь до ушей. Когда отряд достиг первого подъема, Фрито обернулся и посмотрел на Рив-н-делл. Далеко за ними, в черной мгле, лежал Стай, и он почувствовал огромное желание вернуться туда. Так же чувствует себя собака, вспомнив о давнишней заначке. Пока он смотрел, взошла Луна, прошел метеоритный дождь, разгорелось северное сияние, трижды прокричал петух, прогремел гром, пролетела стая диких гусей, выстроившихся в форме свастики, гигантская рука написала в небе гигантскими серебряными буквами: «МЕНЕ, ТЕКЕЛ, а тебе что за дело?» Вдруг Фрито овладело чувство, что он достиг поворотной точки, что старая глава его жизни заканчивается, а начинается новая.

16
{"b":"5478","o":1}