ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«ПРОСТИТЕ, БРАТЦЫ, ЗАКРЫТО НА УЧЕТ».

Но разгневавшийся Стомпер уже не мог остановиться и плюхнулся головой вперед в лавандовую канаву. Хлеща руками по воде, Стомпер заорал от страха, ибо канава вдруг ожила и на него со всех сторон нацелились острые щелкающие клювы. Гигантские хищные черепахи толпой навалились на тонущего Рейнджера, а лучники, только теперь заметив возню, принялись осыпать чудака чудаковатыми шуточками и стрелами.

Ухамочка, услышав его крики, выехала на гребень и увидела барахтающегося в канаве Стомпера. Рявкнув ройтанское проклятие, она примчалась к канаве, спешилась и прыгнула в воду. Зажав голову Стомпера под мышкой, она вытащила его на берег, затем, снова зайдя по колено в воду, вытащила пропитанного водой и стрелами мериноса.

Громкими возгласами радости встретили ройтанцы свою предводительницу, быстрым шагом, все еще сжимая голову Эрроурута под мышкой, поднявшуюся на вершину холма. Бормоча что-то под нос, она сделала ему искусственное дыхание, после чего Стомпер извергнул невероятное количество воды и несколько небольших черепах.

Злобные рептилии пообрывали почти всю его одежду, оставив на нем лишь белье. На белье прекрасная дама увидела Корону Королей Двудора, вышитую золотыми нитками.

– Эй! – воскликнула она, обращаясь к еще не совсем очухавшемуся Рейнджеру.

– У тебя на трусах вышита корона королей Двудора.

– Воистину так, – ответил за Эрроурута Гудгалф. Ибо он и есть истинный король этих и всех остальных земель Двудора.

– А не врешь? – сделала она круглые от вожделения и страсти глаза. – Хм-м-м, а что, может этот думкопф есть не совсем плохой?

Ко всеобщее удивлению, она что-то промурлыкала Стомперу, и, осыпав его нежными проклятиями, взвалила к себе на плечо.

– Не время сейчас любовь крутить, – сказал Гудгалф. – Наш маневр не удался, а противник разгадал уже наши планы. Час главного удара миновал, и мы пропали.

– Так что, значит, можно идти домой? – спросил Леголам.

– Нет! – сказал Волшебник, и его медальон ярко заблестел на солнце. – Я вижу, что вдалеке марширует огромная армия.

– Черт побери, – сказал Штопор, – а я уже думал, что можно подвести черту. Испуганными глазами все следили за тем, как темная лавина захлестнула дальние холмы и скатилась в долину с угрожающей скоростью. Враг это или друг, никто не мог решить. Много минут смотрели они не отрываясь, пока не зазвучали сонеты с башен Серутанланда.

– Это, должно быть, войско нарков, прибывшее, чтобы уничтожить нас всех? – завопил эльф. – Сорхед наслал на нас огромную армию!

– Нет! – воскликнул Рейнджер. – Это не нарки, это не похоже ни на что, виденное мной ранее.

Остальные увидели, что это правда. Шеренга за шеренгой огромные, воинственные овощи наступали на Серутанленд. Во главе шел их монументальный предводитель. Гремел старинный марш:

Эй, овощи, скорее собирайтесь в кучу!
Ботву задравши кверху и корешками вниз,
Капуста с огурцами, с морковкою могучей,
В пюре врагов растопчем! Эй! Нарки, берегись!
Выжмем из них мы сок,
А мякоть бросим в яму,
И пусть идет весь сброд
На удобренье прямо.

– Хо-хо-хо! – разносилось над равниной, и испуганные бараны сбились в кучу, как овцы. Ошеломленно разглядывала наша компания эскадроны турнепса, батальоны картофеля, отряды ананасов, роты редиса, полки свеклы, маршировавшие под боевой гимн, исполняемый военным оркестром стручковой фасоли. А за бесконечными шеренгами появлялись все новые формирования решительных авокадо, дюжих луковиц, красных помидоров. Земля содрогнулась под мерной поступью орды, воздух звенел от их боевого клича.

Во главе колонны гордо шагал зеленый генерал, который к своему скудному одеянию добавил пару льняных эполет. На каждом плече красовалось по знакомой фигурке, и Гудгалф первым заметил это.

– Это же наши коротышки, черт меня побори! – закричал он.

Так оно и было. Мокси и Пепси кое-как держались на плечах Вороньего Глаза и отчаянно махали Гудгалфу и остальным. Гектары продуктов подошли вплотную к стенам Серутанленда и построились в боевые порядки. Через монокль, одолженный ему Ухамочкой, Эрроурут увидел, что испуганные нарки в ужасе заметались на крепостной стене.

– Хо-хо-хо! – гремел голос гиганта. – Знай же, Серутан, что против тебя вышли овощи… Сдавайся, или пойдешь на пульпу!

Сперва крепость молчала. А потом на гиганта вылились такие потоки «малины», что его уши начали вянуть.

– Я так понимаю, – сказал гигант, – что ты хочешь сражаться.

Не говоря более ни слова, гигант отступил к своим войскам и начал выкрикивать команды, быстро и точно исполняемые его подчиненными, заметавшимися туда и сюда, выстраивая подразделения и устанавливая осадные орудия.

Огромные арбузы то шагали, то катились к краю рва. За ними шли громадные картофелины, которые, как только арбузы заняли боевую позицию, прыгнули на них. Смертоносный залп семечек снес защитников одного из бастионов. Нарки мерли, как фруктовые мухи, а наблюдатели на холме бурно аплодировали.

Затем колонна сладких бататов перешла вброд кишевшую черепахами воду, не обращая внимания на стрелы, вонзавшиеся в их мякоть. Бататы выбрасывали длинные извивающиеся ростки, карабкались на крепостную стену, цепляясь за каждую шероховатость. По этим росткам, как по лестницам, полезли наверх отряды огурцов – десантников. Тогда же гигант выкатил огромную катапульту на колесах.

– Дер гасфый атак! – крикнула Ухамочка, разгадав его замысел.

Озадаченные зрители скоро поняли, что имела в виду ройтанка. Три взвода луковиц-самоубийц забрались в огромный ковш катапульты. Когда курок был спущен, луковицы с ревом описали крутую дугу и за стенами крепости на месте их падения поднялось едкое облако. С холма было видно, как нарки трут слезящиеся глаза грязными черными платками. Дождем сыпались смертоносные лимоны-камикадзе, со страшным грохотом лопалась воздушная кукуруза. Приспешники Серутана были ошеломлены.

Несмотря на это нарки продолжали оказывать отчаянное сопротивление, с их клинков капала богатая витаминами смесь. Крепость была усыпана нарубленной петрушкой, нарезанной соломкой морковью, кубиками картофеля. Потоки красного томатного сока текли по улицам, а ров до краев был наполнен жутким салатом.

Видя, что исход сражения на стенах еще не ясен, высокий зеленый командир приказал применить другое орудие – тыкву размером с крупный грузовик. Кивнув в ответ на приказ, увесистый плод перешел ров по спинам своих погибших товарищей. Осыпаемая стрелами, оранжевая громадина встала перед поднятым мостом и начала ударять в него всей своей неимоверной массой. Вся стена тряслась и дрожала. Снова и снова бросался смелый воин на дверь, а обезумевшие от ужаса защитники выливали на него чаны дымящейся овсяной каши. Ошпаренная, но не потерявшая стойкости, храбрая тыква отступила на несколько шагов, и, разбежавшись как следует, изо всех сил ударила в дверь. Раздался ужасающий треск, казалось, что дверь взорвалась осколками досок и железа. Оглушенная таранная тыква откатилась неуверенно назад, закачалась, пожала широкими круглыми плечами и раскололась надвое. Из нее вывалились, смешавшись с выжимками, множество братьев по оружию. На минуту стало тихо, и тогда с громким криком вся овощная рать бросилась в раскрывшийся проем, перескакивая через расколовшуюся корку, и ворвалась в город. За ними бросились ройтанцы и компания, жаждущая отомстить за эту славную смерть.

Конец схватки внутри городских стен был коротким и кровавым. Штопор, напевая кровожадную песенку, набрасывался на раненых нарков и рассекал на части их беспомощные неподвижные тела. Эрроурут и Леголам доблестно разделались с несколькими мощными врагами, напав на них сзади, а Гудгалф, забравшись на парапет, подавал дельные советы.

26
{"b":"5478","o":1}