ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но особенно прославились, добивая оставшихся нарков, ройтанцы и их прекрасная предводительница. Эрроурут искал ее повсюду в этой мясорубке и нашел ее, когда она, ликуя, рубила на фарш нарка, вдвое меньшего ее самой и пела старинную застольную песню. Она заметила его робкие жесты, которые он делал, стараясь привлечь ее внимание. Она улыбнулась, подмигнула и бросила ему какой-то круглый предмет.

– Эй! Король! Лови!

С трудом Рейнджер поймал сувенир. Это была голова нарка. На мертвом лице застыло выражение крайнего неудовольствия.

Наконец бой закончился и давно не видевшиеся друзья бросились в радостные объятия друг к другу с искренними приветствиями.

– Искренне приветствуем! – кричали Мокси и Пепси.

– И вам того же, и даже больше, наверняка, – зевнул, в знак того, что узнал их, Гудгалф.

– Привет, друзья, в добрый час, – поклонился Леголам. – И пусть никогда больше перхоть не беспокоит вас.

Штопор приковылял поближе к болотникам и, выдавив мучительную улыбку, сказал:

– Мир вам. Да пошли вам господь трехразовое сбалансированное питание и нормальную работу желудка.

– Как стряслось, – спросил Эрроурут, – что мы встретились в этой странной стране?

– О, это долго рассказывать, – сказал Пепси, доставая тетрадь с записями.

– Тогда не надо, – сказал Гудгалф. – Слышали или видели вы что-нибудь о Фрито и Кольце?

– Вот ни капельки, – сказан Мокси.

– И мы тоже, – сказал Штопор. – Давайте поедим.

– Нет! – возразил Волшебник. – Ибо не нашли мы еще злобного Серутана.

– Нэррц! – сказал Штопор. – Уже давно пора было пообедать.

Вместе с Вороньим Глазом и Ухамочкой они выследили злого колдуна. Прошел слух, что он со своим ужасным помощником Четверокусом скрывается в Рыбьей Башне, самом высоком сооружении Серутанленда, известной своим вращающимся рестораном на верхушке.

– Он там, наверху, – сказал какой-то сельдерей. – Он блокировал лифт, но и сам в ловушке.

– Хо-хо-хо, – заметил гигант.

– Заткнись, – добавил Гудгалф. Высоко над собой они видели круглый вращающийся ресторан со светящейся вывеской «Серутанов высший класс». Под вывеской открылась стеклянная дверь и на балкончике появилась фигура.

– Это есть он! – воскликнула Ухамочка.

Лицом он был очень похож на Гудгалфа, но одеяние его было очень странным. Колдун был весь окутан в мантию цвета пожарной машины и колпак из черного сатина. К голове была приклеена пара черных ножек, а к ягодицам – хвост с кисточкой. В руках он держал алюминиевый трезубец, а на ногах красовались тяжелые армейские ботинки из патентованной кожи. Он рассмеялся, глядя на компанию внизу.

– Ха-ха-ха-ха.

– Спускайся вниз и прими то, что уготовано тебе судьбой, – обратился к нему Эрроурут. – Открой дверь и впусти нас.

– Не-е-ет, – прокудахтал Серутан. – Ни за что на свете. Давайте-ка лучше проведем анализ сложившейся ситуации как нормальные разумные люди.

– Анализ-шманализ! – взвизгнула Ухамочка. – Нам надо имей твой несчастный шкура!

Злой колдун как бы испугавшись, а на самом деле издеваясь, сделал шаг назад, затем вернулся к перилам и улыбнулся. Голос его был мелодичным и успокаивающим, слова его падали каплями патоки. Вся компания замерла в ужасе от его засахаренных слов.

– Давайте разберемся, – продолжал Серутан. – Вот я занимаюсь своим скромным бизнесом, зарабатываю жалкие медяки в поте лица. И вдруг группа конкурентов врывается на территорию, являющуюся моей корпоративной собственностью и пытаются вытеснить меня с рынка. Вы захватили мое движимое и недвижимое имущество и аннулировали обслуживающий персонал. Это бесспорный случай противозаконной практики в бизнесе.

– Эй, – сказал зеленый гигант Гудгалфу. – У этого парня на плечах хорошая ГОЛОВКА. Не удивительно, что он загребает столько КАПУСТЫ.

– Заткнись, – согласился Гудгалф.

– Итак, я выдвигаю предложение, – сказал Серутан, жестикулируя кончиком хвоста. – Сознаюсь, я тоже хотел участвовать в этом деле, но только из-за злобного Сорхеда, который хочет снять все сливки сам. Я представляю события следующим образом дальше: мы создаем новую организацию, а я отказываюсь от контрольного пакета акций и годового дохода, а также от процентов с прибыли от эксплуатации Дикки-Дракона за истекший период в обмен на все старые Кольца, которые вам попадутся на дороге. Добавьте к этому треть добычи, которую мы захватим в Фордоре, и я бесплатно выдам вам своего партнера Четверокуса. Кстати, это он несет ответственность за происшедшие беспорядки.

Нервный вопль вырвался из башни, и ваза с восковыми фруктами просвистела над головой Серутана. Тощий старикашка в ливрее посыльного высунулся на мгновение и погрозил кулаком.

– Гаррршш! – прошипел он, брызгая слюной. Серутан подхватил протестующего Черверокуса и небрежным жестом перекинул его через перила.

– А-а-а-а-э-р-р-р-р-г-г-г-х-х-х! – сказал Четверокус.

Злой приспешник довольно крепко ударился о твердую землю.

– Впервые вижу такой красный блин, – подумал вслух Штопор.

– Вот вам залог моей доброй воли, – сказал Серутан, продолжая разговор. – Договорились?

– Никаких «договорились»! Этот жулик такой же скользкий, как угорь в банке с вазелином, – сказал Гудгалф.

– Нет, постой, – возразил Эрроурут. – Он ведь дал залог отказа от контрольного пакета.

– Н-Е-Т, так пишется «нет», – сказал Гудгалф, поправляя шляпу. – Я не хочу одним прекрасным утром проснуться с его залогом у себя между лопатками. В это мгновение маленький черный предмет со свистом пролетел мимо головы Гудгалфа.

– Это начинает надоедать, – высказал свое мнение Штопор.

Черный шар попрыгал на тротуаре и остановился у ног Пепси. Тот оглядел его с любопытством и поднял.

– Ты будешь сидеть в своей гадкой башне под охраной, а когда твои замороженные бифштексы кончатся, тебе придется иметь дело с овощами, – сказал Гудгалф. Он повернулся к Пепси и указал на шар пальцем: – Ну, ладно, брось его.

– О-у, я же ничего не делал, – сказал Пепси.

– Да, ничего, – поддержал его Мокси.

– Дай сюда, – нетерпеливо проговорил волшебник. – Эта штука несъедобна, так что тебе она ни к чему. Юный болотник с мрачным видом отдал шар.

– Ну, а теперь в путь и поживее, – сказал Гудгалф. – Хотя земли Рыбьего Клея и Рой-Тана освобождены от власти Серутана, они долго не будут оставаться свободными, если только мы не спасем Двудор от злорадства Сорхеда.

– А что мы должны делать? – спросил Мокси.

– Да, делать? – сказал Пепси.

– Если вы хоть на секунду замолчите, я скажу вам, – огрызнулся Гудгалф. – Прекрасному городу Минас Трони угрожают восточные армии Сорхеда. Гадкий город Суп-с-Лапшой расположен рядом, и в любой день черное облако может пасть на его прекрасного брата. Мы должны собрать все свои силы и защитить его. – Он кивнул Стомперу: – Ты, Эрроурут, возьмешь на себя мобилизацию своих подданных в Двудоре, а также любых других, кто захочет принять участие в обороне бастионов Минас Трони. Ухамочка, ты должна привести всех своих всадников, которых ты считаешь лишними. Вороний Глаз, тебе также надлежит привести своих отважных воинов. Остальные пойдут со мной прямо туда.

– Сотня слов и ни одной паузы! – сказал Штопор. – Старый мошенник, наверное, болен.

Все распрощались и с тяжелым сердцем разъехались прочь от разрушенной крепости. Они знали, что еще много бед ожидает эту страну. Гудгалф, Мокси и Пепси вскочили на своих жалобно блеющих скакунов и пришпорили их, устремляясь среди сгущающихся ночных теней туда, где легла сказочная столица Двудора. Они уезжали, а две юные и прекрасные морковки махали зеленью болотникам и бодро подпрыгивали на своих корешках. Их стройные фигурки немного портили довольно заметные вздутия в средней части. Мокси и Пепси не теряли времени зря.

Всю ночь и половину следующего дня Гудгалф и оба болотника скакали во весь опор, всегда настороже, опасаясь шпионов Сорхеда. Однажды Мокси заметил над головой темную тень, хлопая крыльями, летевшую на восток среди туч, ему даже показалось, что он слышит хриплое, жесткое карканье. Но он уже несколько часов как курил трубку с травкой, и поэтому не был уверен, что ему не показалось.

27
{"b":"5478","o":1}