ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Николай Заяц

БУХАРСКАЯ АРМИЯ. 1917 — 1920

Бухарская армия в 1865 — 1917

Завоевание Бухары Россией началось в 1865 году, с покорением Ташкента, а через три года, после ряда жестоких поражений, бухарский эмир окончательно был вынужден сдаться. На основании мирного договора от 23 июня 1868 г. от ханства были отторгнуты Самарканд, Ката-Курган и земли в верховьях Зеравшана, эмир Музаффар-хан был оставлен на престоле как вассал России, а Бухара стала российским протекторатом. Через ханство была проложена железная дорога. Даже рядом со столицей была выстроена русская часть города – Новая Бухара.

Ханство было расположено главным образом в бассейне реки Аму-Дарьи, между Закаспийской областью, Туркестаном и Афганистаном, его площадь составляла 217 674 кв. вёрст, где проживало около 3 млн. человек. Это была типичная восточная деспотия аграрного характера, едва затронутая кустарной промышленностью, в основном, хлопковыми заводами. Неограниченным владыкой страны был эмир, который правил на основе норм шариата и при сильном влиянии муфтиев. Ханство делилось на 25 бекств, их главы – беки подчинялись главному министру эмира куш-беги, и кормились самостоятельно, за счёт разницы между податями и сдачей их в казну. После эмира главными лицами были глава правительства кази-калян и блюститель нравственности раис. Армия составляла 25 000 наемных солдат. Одежда их ничем не отличалась от мирной, кроме белых чалм: халаты из сукна, шёлка, верблюжьей шерсти. Некоторые носили железные каски и кольчуги, едва доходившие до пояса. Вооружались солдаты фитильными ружьями, пиками и кривой саблей, у некоторых был щит из воловьей кожи{1}.

Через некоторое время армия приобрела черты регулярной. Служилое сословие делилось на два разряда: собственно солдат и командиров армии – сипо, и представителей военно-административного состава – альмадоров. Начальником артиллерии (а фактически и главнокомандующим) был топчи-баши, которым обычно являлся бывший русский солдат. Регулярными частями были сарбазы – пешая пехота. Они появились в 1865 г., но еще сильно походили на ополчение: огнестрельным оружием вооружалась только первая шеренга, из формы были только чалмы и разноцветные куртки. По сообщению пленных, сначала их было 500 человек, затем 1200, но потом было оставлено всего 10 сотен или 1 тыс. чел.{2}. Весной 1868 г. армия составляла уже 12 батальонов пехоты и 20-30 конных сотен при 150 орудиях (12 тыс. пеших, 2-3 тыс. конных, 1500 артиллеристов){3}. Командующими были беки по назначению эмира, а ротными обычно назначались беглые и пленные русские солдаты, а иногда и купцы, знакомые с русским бытом{4}. Они же занимались строевым обучением. В военное время созывалось ополчение.

В 1870 г. в Бухаре было около 10 тыс. сарбазов и до 1000 артиллеристов; в Гиссаре до 300 конных и 3 тыс. сарбазов. Из них в Бухаре было не больше 2 тыс. чел., вооружённых кремнёвыми ружьями с сошками. Ударные ружья были лишь у начальников. Из 200 орудий годились только два десятка{5}. Офицеры имели револьверы и шашки. Батальон в пять рот составлял 1000 чел., 56 офицеров, 5 есаулов, 1 горнист, 16 музыкантов. Каждая рота имела свой значок, с 1 по 5-ю: белый, красный, голубой, желтый, черный с желтым и красным. Каждый батальон имел знамя с девизом из Корана, выдаваемое лично эмиром. Кроме того, были две пехотные гвардейских роты (джиляу) по 150 чел. при 11 офицерах. Конный полк делился на 5 сотен: 1 генерал, 5 штаб-офицеров, 500 нижних чинов.

Все наблюдатели отмечали плохое качество бухарского войска. Солдаты состояли из людей, негодных в хозяйстве: стариков, подростков, больных или слабых, наказанных преступников и т.д. Команды подавались по-русски, но очень искаженные, потому солдатам непонятные. Форма носилась только на учении. Все свободное от него время сарбазы либо стояли в карауле, либо работали на своих начальников или для себя лично в садах и на хозяйствах. Вольнонаемная конница делилась на 20 полков (10 тыс.) галбатырей и 8 полков (4 тыс.) хасабардаров: последние получали на двоих по одному фальконету и имели сабли и топорики. 5 тыс. галбатырей располагалось в Чарджуе, резиденции сына престола{6}.

В 1887 г. Россией эмиру были подарены 1000 винтовок Бердана № 2 с патронами и подсумками; правда, когда в 1888 г. эмир запросил еще столько же, ему было отказано{7}. Почти одновременно в начале 1880-х прибыли русские военные, в т. ч. группа артиллеристов. При их поддержке в цитадели города было налажено производство ружей, создан новый пороховой завод и развернулось производство боеприпасов{8}. Пехота была перевооружена курковыми бухарскими ружьями с плохо пригнанными штыками.

Униформа войск в основном копировала русскую. Сарбазы носили однобортные красные куртки с чёрными воротниками (хотя упоминаются и белые – с алыми воротниками), белые шаровары чамбары (или желтые бараньей кожи), черные мерлушковые папахи. Артиллеристы носили синие кафтаны с красными петлицами, а к 1880-м – черные куртки. Роты джиляу одевались в красные длинные кафтаны и бобровые шапки. Персы носили зеленые кафтаны с саблями на кожаных поясах. Музыканты, судя по упоминаниям, тоже носили зеленые чекмени.

Пестрее был командный состав: «Наружные отличия этих названных не-рядовых довольно рельефный: новичок-солдат, обучаясь в одиночку три месяца военной мудрости, ходит в своем домашнем костюме; назначенный ротным командиром из лучших рядовых десяточный-догбаши выделяется во фронте нашивками (на обыкновенной красной куртке) продольных белых тесемок на спине, на плечах, и на груди; ротные фронтовые офицеры, альмадары одеваются в длинные белые бязевые кафтаны и имеют только сабли, которыми салютуют и делают приемы, становясь всегда одной шеренгой в четырех шагах впереди фронта своей роты; палочники-эсаулы бегают по фронту в своих обыкновенных халатах с длинными тонкими палками; трубач, одетый в cиний камзол, имеет русские обер-офицерские эполеты; музыканты стоят на левом фланге батальона в кафтанах синего сукна и в барашковых низких шапках; ротные командиры щеголяют, в рядах, при построениях, или впереди фронта на церемониале, в длинных суконных серых, черных, коричневых, однобортных кафтанах с русскими штаб-офицерскими, преимущественно докторскими эполетами, в высокой барашковой шапке, в широчайших кожаных штанах на выпуск и с шапкою, жалуемою каждому самим эмиром; батальонным командирам полагается быть на учениях в длинных бархатных ярких камзолах с золотым шитьем на рукавах и на груди, но без эполет, в суконных штанах на выпуск, в низкой бобровой шапке с саблею на поясной портупее; наконец, сам тупча-баши, командующий всею пехотою и артиллериею, украшен золотым шитьем по бархатному камзолу с пуговицами и шестью нашитыми на груди в два ряда генеральскими звездами, при генеральских эполетах бухарского изделия, жалуемых каждогодно, вместе с золотою шапкою и золотым поясом, самим эмиром.

Вся эта форма, начиная от рядовых сарбазов и кончая главнокомандующим, введена после Ирджарской битвы и с тех пор к ней только прибавились в 1880 году по две серебряных генеральских звезды у каждого ротного командира, придуманных самим эмиром не как служебное отличие, а неизвестно для чего»{9}.

Вид топчи-баши в 1887 г. вспоминал современник: «худощавый мужчина лет пятидесяти, с лицом персидского типа, в довольно высокой бобровой шапке и в темно-фиолетовом бархатном сюртуке мундирного персидского покроя. Рукава, грудь и полы его были украшены серебряным шитьем, изображавшим длинные листья лилий; вдоль груди шли два ряда (по шести) гладких медных пуговиц; на плечах – серебряные витые эполеты со штаб-офицерскими кистями; на поясной серебряной портупее висела богатая кривая сабля в золотых ножнах, украшенных бирюзой и сердоликами»{10}.

вернуться

1

Мейендорф Е.К. Путешествие из Оренбурга в Бухару. М., «Наука», 1975. С. 53, 55

вернуться

2

Сухарева О.А. Бухара в конце XIX – начале ХХ века. М., 1966. С. 285

вернуться

3

Лыко М.В. Очерк военных действий 1865 года в долине Заравшана. СПб., тип. Деп-та Уделов. 1871. С. 29

вернуться

4

Там же. С. 30

вернуться

5

Костенко Л.Ф. Путешествие в Бухару русской миссии в 1870 году. С маршрутом от Ташкента до Бухары. СПб., 1871 г. С. 104-105

вернуться

6

Арандаренко Г.А. Бухарские войска // Досуги в Туркестане. 1874-1889. С. 555, 558, 561

вернуться

7

Тухаметов Т.Г. Русско-бухарские отношения в конце XIX-начале XX в. Ташкент, 1966. С.52

вернуться

8

Гребнер А. Осады и штурмы средне-азиятских крепостей и населенных пунктов. СПб., 1897. С. 179-180

вернуться

9

Арандаренко Г.А. Указ. соч. С. 548, 569, 555-556

вернуться

10

Крестовский В.В. В гостях у эмира бухарского. С.-Петербург: Издание А.С. Суворина, 1887. С. 109-110.

1
{"b":"547847","o":1}