ЛитМир - Электронная Библиотека

— За нашего друга! — Аш плеснул мне из распечатанной амфоры, стоящей на покрытой патиной подставке в виде когтистых драконьих лап.

Скены забегали, выставляя блюда с мясом, фруктами и зеленью. Передо мной появилась чашка с дымящимся янтарным супом, в котором плавали кусочки кальмара.

— Эх, жаль, что Корна с нами нет! — Аш осушил третий кубок подряд. — Вернее, жаль, что он не может с нами попировать…

Я улыбнулся, как же это было похоже на моего друга!

— Был бы Корн жив, то этой тризны никогда бы не было…

— А ведь верно, — Аш глупо ухмыльнулся, опустошая четвертый кубок. Пиршество продолжалось до самого вечера. Раскрасневшийся мастер Данмор, в обнимку со скаутом, вовсю горланил солдатские песни, потом Аш задумал бороться на руках со скенами, потом началось метание тарелок, а под конец за столом оказались не только носильщики, во главе с суровым бригадиром, но и чернокожие рабы-истопники.

— Славная тризна получилась! — Аш шмыгнул окровавленным носом, потирая разбитые костяшки на руке. Пьяный носильщик, шатаясь, поднялся с земли, и счастливо заулыбался, демонстрируя выбитые передние зубы.

— Когда скопытился мастер Трелог, мы тоже от души повеселились, — бригадир носильщиков навалился мне на плечо, дыша в лицо перегаром. — Тогда мастер Данмор славно вздул троих дворянчиков из Мино, которые отказались пить за здоровье преподобного Забаста!

— За здоровье преподобного Забаста! — взревел Аш, и в воздух взметнулись кубки, наполненные красным как кровь вином.

В голове у меня гудело от выпитого вина, а гора Маунтдан начала медленно раскачиваться: того и гляди, перевернется, да утопнет в море!

Солнечный диск скатился к самому горизонту, море окрасилось в багровые тона заката, и длинные тени от фигур пирующих побежали наперегонки по острову Клык.

— Пора! — провозгласил мастер Данмор, тяжело поднимаясь из-за стола. — Курран, выносите покойника.

Бригадир быстро построил своих носильщиков в две колонны. Шумное веселье затихло, и над островом вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь гулом прибоя и истошными воплями птиц.

Тело оруженосца торжественно вынесли из храма, и водрузили на платформу из бревен, пропитанных горючим ароматным маслом. Мы с Ашем встали у большой медной чаши, наполненной розовой водой, дожидаясь продолжения ритуала.

Мастер Данмор вышел из храма облаченный в алую шелковую мантию, в каждой руке у него было по старинному мечу с простой крестообразной гардой и темным железным лезвием, покрытым черными пятнами.

Скены развязали ремни, стягивающие плащи на покойнике, налетел порыв ветра, и они затрепетали словно крылья.

— Штиль закончился, — мастер Данмор посмотрел в небо, по которому величественно плыли облака цвета меди. — Хорошо. Ветер быстро унесет душу вашего товарища на небеса.

Корн, лежащий на пахучих липких досках, казался спящим, а почерневший платок, прикрывающий обезображенное лицо, стал похож на кожаную скаутскую маску.

— Займите свои места, господа, — мастер Данмор протянул нам с Ашем мечи.

Метелка на золотой рукоятке опустилась в чашу с водой, и окропила наши руки.

— Скрестите мечи, как только солнце исчезнет за горизонтом, — мастер ритуалов отступил назад, оставив нас наедине с покойником.

Я не смотрел на мертвого друга. Стараясь не щуриться, я следил за утопающим в море светилом, до боли в руке сжимая ребристую рукоять старинного оружия. Глаза защипало, а Слеза Сердца в груди жарко полыхнула, точно настоящий погребальный костер.

— Пора, — тихий голос Аша вывел меня из оцепенения.

Освещенные последним лучом заходящего солнца, мечи взлетели в воздух. Зазвенела сталь, и яркий сноп искр осыпал неподвижную грудь оруженосца. Огонь вспыхнул, и через секунду деревянный помост превратился в ревущий огненный шар. Жар был такой, что нам с Ашем пришлось поспешно отойти от костра подальше.

Все еще сжимая меч в руке, я повернулся к скауту и успел заметить, как высыхают слезы на его суровом неподвижном лице.

Луч света сорвался с вершины маяка, убегая вдаль, и над погрузившимся во мрак островом тоскливо завыла сирена.

Глава 6

— Господин колдун, кортеж принца Северино попал в засаду! — задыхающийся всадник с исцарапанным лицом замахал мне беретом, привстав в стременах.

— Пропустите его, — приказал я, и стальная стена телохранителей послушно раздвинулась. — Рассказывай, Зеру, что приключилось с принцем.

Паж держался молодцом, не смотря на обломок стрелы, торчащий из бедра.

— Мы со свитой молодого господина немного отстали от армии и остановились у ручья, чтобы наполнить фляги… — Паж сделал глубокий вдох, собираясь с силами. — Казалось, что мы в полной безопасности, когда неизвестно откуда полезли толпы проклятых неметов! Им не было числа, господин колдун! Все вооружены длинными мечами и дротиками, в боевой раскраске и с огромными собаками в шипастых ошейниках! — на глаза юноши навернулись слезы. — Они погнались за мной, спустили на меня собак…

— Неметы? — Аш прервал тираду пажа нетерпеливым взмахом руки. — Мы же оттеснили их за Анназару! Да и стрела в твоей ноге, судя по цвету древка, принадлежит бракару! Ты видел бракаров? Охотников в мохнатых шкурах?

Юноша покачал головой.

— Надеюсь, что стрела не отравлена…

Я поглядел на скаута, и развернул на колене карту.

— Покажи, где этот ручей.

Паж поморщился, свешиваясь с седла:

— Вот здесь, господин, за поворотом. Только на вашей карте того ручья нет.

Аш черкнул по бумаге ногтем.

— Все ясно как день! Они наткнулись на банду, которая направлялась в обход нашей колонны, чтобы ударить по обозу с тыла!

— Похоже на то, — капитан Жосу переложил стальной шлем из руки в руку. — Нужно срочно предупредить принца Гойо, он со своей конницей сможет перехватить неметов до того, как они доберутся до обоза.

Скаут фыркнул:

— Ты же слышал, дикари ведут с собой шазаров! Кони взбесятся от одного их запаха. Против неметов нельзя пускать конницу! — Аш ткнул пальцем в карту. — Вот если бы они вышли на эту пустошь, тогда другое дело!

— Неметы не дураки, они это уже не раз доказали, — я кивнул, соглашаясь со скаутом. — Не знаю, сколько продержится принц Северино, но времени у нас в обрез. Придется нам самим идти к нему на выручку.

Зеру побледнел, закусил губу и едва не вывалился из седла.

— Отправьте парня в обоз, пусть медики им займутся, — Аш одобрительно похлопал юношу по худенькому плечу, торчащему из разодранной куртки. — Не волнуйся, малец, спасем мы твоего господина.

Капитан Жосу хмыкнул, глядя на удаляющегося пажа.

— Лично я думаю, что Северино уже давно мертв. Сколько с ним было солдат? Три-четыре сотни?

— Триста всадников и двести копейщиков, — Аш оторвался от карты и уставился на меня. — Из них восемь рыцарей с оруженосцами, да мастер меча Инверн Лопе. Если хотите моего мнения, то у них все еще есть шанс.

— Мастер Лопе один стоит сотни неметов, — я кивнул. — Трубите сбор! Выступаем немедленно!

Завыли трубы, затрепетали на ветру флажки, и мое воинство начало перестраиваться в боевые порядки.

— Пусть всадники возьмут по пехотинцу, — я указал на своих тяжеловооруженных телохранителей. — Стрелков и копейщиков придется оставить, от них в лесу будет мало проку. Как только заметим врага, спешиваемся и атакуем в пешем строю.

— Не нравится мне это, — капитан Жосу нахмурился. — Вместо первоклассной конницы вы получите дрянную пехоту! Сами знаете, какие тяжелые доспехи у моих «Демонов».

— Тем лучше! — Аш осклабился. — Они раздавят проклятых неметов и их собак как котят!

Ломая кусты и топча пышные заросли папоротника, тяжелая кавалерия вошла в лес. Необхватные бугристые стволы, поросшие мхом и опутанные колючим самнорским плющом, вздымались со всех сторон как исполинские колонны. В кронах тихо шуршал ветер, на наши шлемы посыпалась сухая хвоя и шелуха от лесных орехов. Высоко-высоко по перекрученным черным ветвям шныряли бесчисленные белки, а из-под конских копыт вспархивали целые стаи жирных тетеревов.

14
{"b":"547865","o":1}