ЛитМир - Электронная Библиотека

Скауты последовали примеру Аша, вынимая из карманов обереги и бормоча нехитрые заклинания, отводящие порчу.

Я с любопытством уставился на женщин, бегущих через просеку к капитану Жосу. Сомнений быть не могло, это были «Жены Драуда»! Высокие, стройные, татуированные голубыми змеями, они мчались как лани: с легкостью перепрыгивая через кусты и стволы поваленных деревьев. Длинные волосы, заплетенные в косы, хлестали их по обнаженным спинам, а в мускулистых руках поблескивали боевые серпы.

Мастер Жосу попятился, завидев приближающихся женщин. Ветеран многих компаний, кавалер высших наград Мино, он струсил как зеленый новобранец!

— Спаси и сохрани! — забормотал Досу, целуя молоточек Орвада.

Взвыли волынки, заревели трубы, и армия Мино двинулась вперед, справившись с секундным замешательством. Первыми шли бесстрашные фирганцы. Залитые с ног до головы кровью шазаров, они представляли собой довольно жуткое зрелище.

Длинные кольчуги, обычно прикрывавшие крупы боевых коней, подобно плащам волочились по земле. Рогатые шлемы, со страшными личинами, устрашающе скалились, щеря стальные клыки, а огромные двусторонние топоры, облепленные собачьей шерстью и кусками плоти, возвышались над строем, на манер каких-то страшных языческих штандартов.

«Жены Драуда» первыми оказались возле останков своего вождя. Одна подобрала отрубленную голову, две другие подхватили безжизненное тело и поволокли его прочь с поля боя.

Фирганцы врезались в толпу неметов точно буйволы в стаю волков! Яростно засверкали клинки, с хрустом опустились топоры, а сзади уже напирали миносские латники, служившие в моей охране и ветераны алебардисты.

Скауты стреляли как сумасшедшие! Стрелы исчезали в толпе одна за другой, а тетивы звонко щелкали по кожаным нарукавникам.

— Глядите, справа! — запыхавшийся скаут выскочил из лесной чащи, и покатился кубарем нам под ноги.

На левом фланге неметов появилась большая банда лучников бракаров. Сотни стрел черной тучей взвились в воздух, грозя накрыть смертельным дождем скаутов и арьергард миносцев.

Я успел поднять щит из манны лишь в последнюю секунду. Стрелы забарабанили по невидимой преграде, и нам на головы посыпались хлопья пепла. Щит на этот раз получился неказистый, и очень тяжелый. Ноги заныли от навалившейся сверху тяжести, и я со стоном рухнул на колени. Манна выла и гудела в моих руках. Призрачные нити трещали и лопались, а перед глазами вновь заклубилось багровое марево.

— Ты же его не удержишь! — Аш отбросил лук и обхватил меня обеими руками. — Отпускай, Мистар тебя забери!

Щит завалился на бок и рухнул на землю, ломая деревья как тростинки.

— Разберемся с лучниками! — Рявкнул Досу вынимая из ножен саблю.

Скауты испустили душераздирающий боевой клич и ринулись к бракарам, прячась от летящих в них стрел за поваленными деревьями.

— Что с тобой, Марк?! — Аш выглядел встревоженным. — Ты же нас всех чуть не раздавил!

— Не знаю… — Я застонал. Шея и плечи онемели, а руки, казалось, превратились в обугленные головешки. — Манна меня больше не слушается! Она впилась в меня, будто бы хотела вывернуть наизнанку!

Аш поднял меня рывком на ноги.

— Если подойдут «Сыновья Драуда», нам всем, включая принца Северино, крышка!

Все еще не понимая, что произошло, я уставился на свои окровавленные ладони. Пропитанные «каменной смолой» они не превратились в угли, а всего лишь покрылись огромными кровоточащими волдырями.

— Похоже, что я больше не могу использовать сырую манну, — пробормотал я. — Она нападает на меня, она отказывается мне подчиняться!

Аш подхватил с земли свой лук и выпустил стрелу. Громадный шазар перекувыркнулся через голову, и с визгом покатился по земле сгребая в кучу опавшие листья и хвою.

Неметы намертво сцепились с миносцами. Страшный рев сотен глоток перекрыл вой шазаров, набросившихся на моих скаутов из засады. Бракары отступили к лесу, и теперь без помех расстреливали прикрывающих миносский фланг алебардистов.

Вот тебе и варвары! Похоже, что мы сами угодили в ловушку! Я сжал кулаки, волдыри лопнули, и по предплечьям потекла кровь.

Не удивлюсь, если рожок принца Северино был всего лишь приманкой!

У моих ног кто-то застонал. Я наклонился, и увидел лежащего на земле скаута, который минутой раньше выбежал из леса. Грудь у воина была пробита стрелой, а на губах пузырилась кровавая пена.

Времени на раздумья не было.

— Прости, дружище, — пробормотал я, и вытянул вперед руку. Скаут часто-часто заморгал, вцепился в мою ладонь слабеющими пальцами, и кивнул.

Горячая манна хлынула, наполняя меня первобытной силой. Манна кроткая, послушная, могучая!

Лицо скаута разом покрылось серебристой изморозью, его тело дернулось, отдавая последние капли жизни, выгнулось дугой и замерло.

Гудящие невидимые нити послушно прыгнули вперед. Они заскользили между стволами поваленных деревьев, закручивая палые листья веселыми смерчами, проскользнули между сцепившимися в смертельных объятиях скаутами и шазарами, и жадно впились в тела лучников бракаров.

Я потянул что было сил, и лес наполнился стонами и воплями. Изувеченные варвары попадали на землю, пытаясь ухватиться за что-нибудь отсеченными руками и устоять на отрубленных ногах.

Шазары захлебнулись кровью, роняя на палую листву большие мохнатые головы. Струны в моих руках дрожали и вибрировали, однако я не чувствовал ни боли, ни страха. Я засмеялся. Больше никто не пытался забраться ко мне в голову! Я мог убивать, сколько мне заблагорассудится! Я больше не был связан дурацкими запретами! Я больше не был боевым колдуном из крепости Маген…

Глава 7

Мечи неметов достигали пяти локтей в длину, а остротой могли посоперничать даже с бритвой брадобрея. Крепкие и гибкие, они не ржавели и не тупились, переходя по наследству из поколения к поколению, от отцов к детям, а потом уже и к внукам, и правнукам.

Ковались клинки слепыми жрецами Драуда, где-то в потаенных кузницах, надежно укрытых от любопытных глаз в самой глубине дремучих непроходимых лесов. Секрет изготовления металла охранялся столь ревностно, что мастерам зонтракийского оружейного двора так и не удалось его заполучить, сколько бы золота они не сулили заезжим варварам.

Вот уже несколько столетий неметы торговали дичью, звериными шкурами, медом и воском, отдавая за повозку зонтракийской руды целые караваны товара. Цены на руду росли из года в год, однако варвары безропотно платили, не желая портить отношений со своими северными соседями.

Каждый год, в глубине лесов проходил праздник «Меча Драуда», на котором юноши, достигшие совершеннолетия, получали свое первое оружие. Через неделю после праздненства наступал большой пост, в конце которого проводили торжественную церемонию наречения безымянных клинков, и кровавые ритуальные жертвоприношения.

Меч для немета был всем. Это была единственная собственность, которой владел воин. Это был верный друг, с которым можно было поговорить, доверяя самое сокровенное, это был мудрый советчик, готовый дать ответ на любой вопрос.

Глядя на груду окровавленных клинков, лежащих у моих ног, я вздрогнул. От них исходила какая-то первобытная неукротимая сила. Ярость, жажда крови, сравнимая по свирепости лишь с волшебным копьем Ивиненом, которое я когда-то добыл в пещере дракона Этфулстага.

Закованные в сталь телохранители стояли стеной, окружив меня плотным кольцом. Усталые, задыхающиеся, в иссеченных доспехах и покореженных шлемах, они мрачно глядели на покрытое трупами поле боя.

— Это были всего лишь мальчишки, — Аш кивнул на скованных цепями пленников. — Все от пятнадцати до восемнадцати лет!

— У неметов это уже опытные воины, — Досу указал на ближайшего к нам пленника. — Глядите, какой громила, а ведь у него еще даже борода не проклюнулась!

Варвар повернул к нам свое изуродованное лицо с распоротой щекой и вытекшим левым глазом, и ухмыльнулся, будто понимал, что речь идет о нем.

17
{"b":"547865","o":1}