ЛитМир - Электронная Библиотека

Ареманы дрались как львы, демонстрируя полное презрение к смерти и отвагу, граничащую с безумием. Они бесстрашно бросались на топоры фирганцев со своими короткими мечами, и гибли один за другим, под тяжелыми двусторонними лезвиями.

Пробившись за линию пикинеров, скауты набросились на лучников бракаров, безжалостно кромсая их своими изогнутыми саблями.

Я взобрался на ствол поваленного дерева, осматривая поле боя. Повсюду валялись трупы варваров в меховых куртках и высоких косматых шапках. Кое-где виднелись ощеренные пасти мертвых шазаров, но трупов полуголых неметов почти не было.

Мертвые миносцы лежали дальше, цепью возле небольшого холмика, усеянного громадными замшелыми булыжниками и покрытого густыми зарослями папоротника.

— Да их тут полегло около сотни! — Аш выпрямился, вытирая с лица пот рукавом куртки. — Они долго бились!

Стволы деревьев возвышавшихся над холмом были сплошь утыканы разноцветными стрелами, а торчащие из земли дротики колыхались как густая трава.

— Принц Северино жив! — подбежал скаут, в сдвинутой на затылок маске. — Я только что видел его собственными глазами!

Я осмотрелся по сторонам, разыскивая капитана Жосу, но его нигде не было видно.

— Рассказывай! — Аш поторопил скаута. — Что еще ты видел?

Скаут коротко кивнул:

— Принц с телохранителями держат холм на опушке леса. Позади них высокая скала, а по сторонам засеки из поваленных деревьев. Варвары все никак не могут к ним подобраться, но и принц не может отступить, — скаут перевел дыхание. — Господин Лопе обороняет подход. С ним еще несколько рыцарей, десяток алебардистов и мечников. Принц с телохранителями отстреливаются из арбалетов с вершины холма…

— Сколько там варваров? — Аш подался вперед, искоса поглядывая на хмурого Досу, собирающего разбросанные по земле стрелы.

— Неметы, бракары, ареманы и еще невесть какие племена, — скаут облизал пересохшие губы. — Несколько тысяч, не меньше…

Аш присвистнул, и выжидательно уставился на меня, ожидая дальнейших указаний.

— Мы идем на помощь, — я не раздумывал ни секунды. — Помогите мне.

Спрыгнув с поваленного дерева, я направился к груде трупов, из-под которой торчала рука в латной перчатке.

Втроем мы быстро раскидали мертвецов, и вытащили из-под них тело мертвого рыцаря.

— Это мастер Эмундо. Славный был воин, — Досу нахмурился. — Не смотря на свой юный возраст, он уже успел прославиться. При штурме Стокенхольма, он собственноручно снял голову мятежному генералу, первым пробившись на стены замка…

Мы перевернули мертвого рыцаря на живот, и кровь тут же хлынула сквозь щели в забрале шлема.

— Раздевайте его, — я осмотрел доспехи, казавшиеся на первый взгляд невредимыми. — Мне нужны его латы.

Аш бросил на меня быстрый взгляд, закусил губу, но перечить не стал. Запустив пальцы под кольчужную бармицу, он нашарил ремни и расстегнул застежку. Шлем снялся с головы юного рыцаря с отвратительным чмоканьем. Светлые волосы, торчащие из-под подшлемника, слиплись от крови, а лицо было до неузнаваемости истыкано мизерикордией.

— Они повалили его на спину и закололи через забрало, — пробормотал Досу. — Латы оказались им не по зубам…

Аш снимал доспехи с мертвеца с ловкостью, которой мог бы позавидовать даже Корн, прослуживший много лет оруженосцем у моего отца.

— Оставьте поножи, на это нет времени, — приказал я.

Шмыгнув носом, Аш принялся надевать на меня доспехи, прямо поверх липкой от крови скаутской куртки.

— Будто бы на вас сделаны, господин, — Досу подал мне латные перчатки, лицо у него было мрачное. — Чего это вы надумали, господин?

Я только усмехнулся, отметив про себя, что скаут больше не зовет меня «господином колдуном».

— Не иначе как очередное безумство, — прошипел Аш сквозь крепко стиснутые зубы. — Да хранит нас всех Орвад!

Тщательно отерев шлем рукавом своей куртки, Аш протянул его мне. Я накинул на голову капюшон вместо подшлемника, и затянул кожаный шнурок на лбу.

— Не волнуйся, Аш, все будет в порядке! — сказал я, и надел пропахший смертью шлем.

Глава 8

Шлем мастера Эмундо оказался великоват, и мне пришлось поправить его рукой, когда он сполз на бок, напрочь лишив меня обзора. На внутренней стороне забрала обнаружилось много глубоких царапин, оставленных мизерикордией.

Глядя на эти отметины, я и сам на мгновение ощутил весь тот ужас, который испытал воин перед смертью! Вместе с мастером Эмундо я завертел головой, пытаясь увернуться от стального клинка, протискивающегося сквозь узкую смотровую щель. Я почувствовал, как холодное лезвие вспарывает кожу на моих щеках, услышал отвратительный скрип металла о металл, услышал тяжелое дыхание и ругань варваров, навалившихся на меня сверху.

— Что-то не так? — Аш дернул за застежку, подгоняя панцирь по размеру.

— Все в порядке, — я поспешно откинул забрало, и втянул в легкие свежего воздуха. — Найдите капитана Жосу, и соберите скаутов, — сгибая и разгибая пальцы, я глядел на латную перчатку, украшенную чеканными серебряными пафлинами и эмалированными авалорскими розами. — Как только я ударю по неметам с тыла, поднимайте шум! Пусть они думают, что на них напала целая армия!

— Дерьмо твоя затея! — Аш фыркнул, но задерживать меня не стал.

Я посмотрел на друга и вздохнул, в последнее время он вообще был не в себе.

— Надеюсь, что у вас все получится, господин, — Досу поправил у себя на плече колчан, набитый разноцветными бракарскими стрелами. — Другого шанса у нас не будет!

Вместо ответа я подхватил с земли шестопер и крутанул кистью, проверяя, не выскользнет ли он из руки.

Впервые в жизни я не чувствовал тяжести доспеха, немилосердно давящей своим весом на плечи. Впервые в жизни я не знал ни страха, ни сомнений. Сила, отобранная у пленников неметов, переполняла меня доверху, точно пенистое вино — только что распечатанную амфору.

Сочленения панциря тихонько поскрипывали, пластины лязгали, наползая друг на друга, а кольчужная юбка хлопала по коленям и цеплялась за колючие кусты.

Я спустился в небольшую ложбину, заросшую папоротником, перевел дыхание, и начал взбираться на небольшой холм. Под ногами мягко пружинил ковер из палой хвои, да тихонько похрустывали сухие шишки.

Ветки со скрежетом чиркали по шлему, а покрытое царапинами забрало подпрыгивало вверх и вниз, щелкая, точно зубы насмерть перепуганного рыцаря.

Остановившись в самой гуще кустарника, я прислушался. Приглушенные шлемом, звуки доносились, словно откуда-то издалека. Сделав еще несколько шагов вперед, я осторожно раздвинул ветки и застыл, не решаясь даже пошевелиться.

Все видимое пространство передо мной было покрыто колышущимся морем людских голов. Меховые шапки ареманов, вымазанные белой глиной гребни на головах неметов, лисьи хвосты на шлемах асакаров, и бритые макушки вадагов, все это двигалось, колыхалось, вздымалось и опадало, подобно настоящим волнам.

Над людским морем, точно рвущаяся с гребней пена, развевались разноцветные бунчуки из конских хвостов и стяги из звериных шкур. Повсюду сверкали длинные мечи, раскачивались тяжелые пики, и каменные молоты.

От этого зрелища у меня перехватило дыхание! Похоже, что Досу был прав, и зонтракийцам действительно удалось ополчить на нас все союзные неметам племена!

Продравшись сквозь заросли колючего самнорского плюща, я застыл на краю леса, точно ловец жемчуга, прочищающий легкие, перед броском в кишащую акулами глубину.

Кровь бешено пульсировала в висках, дыхание с шипением рвалось сквозь стиснутые зубы, однако я не ощущал страха. Я как тот пловец, отрешенно глядел на мелькающие в глубине хищные тени, отсчитывая секунды перед погружением.

Далеко впереди, у высокой неприступной скалы, возвышающейся острым клыком над лесом, людское море разбивалось об уступы из сверкающих стальных лат. Рыцари Мино держали оборону у подножья небольшого холма, над которым вяло плескалось голубое с желтым полотнище флага принца Северино.

20
{"b":"547865","o":1}