ЛитМир - Электронная Библиотека

Принц Северино покачнулся, сделал шаг, и его отсеченная голова свалилась с плеч, и покатилась с холма, подпрыгивая на ухабах.

Глава 9

Певец замолчал, прервав песню на высокой вибрирующей ноте. Прекрасная иллюзия мгновенно рассыпалась, раскололась на тысячу осколков, оставив внутри у слушателей лишь пустоту и разочарование.

Варвары тихонько переговаривались, тыча пальцами в сторону укрытого желто-голубым стягом холма, вокруг которого поблескивало серебряное кольцо миносских шлемов.

Лица у воинов были усталые и хмурые, весь боевой задор разом куда-то улетучился, а алкогольные пары испарились. Драться больше никто не хотел.

— Малефик… — верзила немет скользнул по мне безразличным взглядом. — Эн танна Зарит мортара… Декатур нае…

Пожав плечами, воин тяжело вздохнул, и заковылял прочь, волоча за собой по грязи «старца с именем».

Я попытался стереть текущую по лицу кровь, но лишь расцарапал себе нос латной перчаткой. Пальцы ни в какую не желали разгибаться, серебряные пафлины поблекли, эмалированные розы растрескались, а металл почернел и спекся, превратившись уродливую железную коросту.

Подул свежий ветер, и кроны деревьев закачались. Листья затрепетали, поблескивая на солнце точно золотые монетки в заскорузлой ладони варда. Я стоял, закрыв глаза, и слушал шорох листьев в вышине. Думать не хотелось. Не хотелось думать о мертвом принце, о мертвом мастере Лопе, о всех тех, кто сегодня нашел свою смерть вдали от дома.

Я опять оказался беспомощен. Несмотря на свою новую силу, я так и не смог ничего изменить, не смог никого защитить…

В глубине леса загудел сигнальный рожок. Потом еще один, и еще, и еще! Земля внезапно задрожала под ногами, послышался треск, лязг металла и топот тысяч конских копыт.

Слишком поздно! Из-под деревьев на поле боя выплеснулись стальные колонны бронированных всадников. Длинные копья опущены, кольчуги и упряжь ритмично позвякивают, а на ветру развеваются сотни разноцветных флажков и плюмажей. Конница принца Гойо.

Застигнутые врасплох варвары побросали оружие, и покорно опустились на колени. Неметы, ареманы, бракары, вадаги, варды, асакары, их все еще было много, по крайней мере, несколько тысяч, однако их боевой дух был сломлен, и они принимали поражение с фатализмом присущим одним лишь северным племенам.

Конники принца Гойо окружили поле боя частоколом копий, готовые наброситься на пленников в любой момент. Из-под кольчужных масок поблескивали злые глаза, а взмыленные кони громко всхрапывали, не желая ступать по трупам.

— Эй ты! — всадник на бронированном скакуне направил на меня свое копье. — Ступай к другим, собака, или я, клянусь Орвадом, проткну тебя как цыпленка!

Я хотел что-то ответить, но даже не смог открыть рта. Переступая через мертвые тела и оскальзываясь в кровавой грязи, я послушно заковылял к толпе варваров.

— Мастер Гримм! — маленькая лошадка мастера Досу мертвецов и крови не боялась. Скаут верхом взобрался на груду трупов, с которой он как с наблюдательной вышки обозревал поле боя. — Хвала богам, вы живы!

— Вы опоздали, — я сглотнул застрявший в горле ком, и отмахнулся от ретивого конника, тычущего мне в спину острием копья. — Принц Северино мертв.

Скаут бросил быстрый взгляд в сторону холма, с которого как раз спускали тело принца, накрытое желто-голубым стягом.

— На все воля богов… — Досу вперился тяжелым взглядом в понукающего меня конника, и раздраженно зашипел. — Проваливай к Мистар, остолоп! Ты что, не видишь, это же наш Мастер Колдун!

Бормоча извинения, воин поспешно ретировался, нахлестывая своего скакуна так, будто бы на него спустили целую свору шазаров.

Я с любопытством уставился на командира скаутов:

— Вот как, Мастер Колдун?

Досу насупился.

— Да что, я не понимаю, что ли! Вы же это не для себя, не корысти ради…

— Скаут смущенно потер переносицу грязным заскорузлым пальцем. — Мы с парнями порешили, что будем стоять за вас горой…

Я вздохнул, протягивая скауту руку.

— Помоги мне снять эти штуки, сам я, похоже, не справлюсь.

Досу спрыгнул с лошадки, выхватил из ножен кинжал и принялся вспарывать обуглившиеся ремни.

— Где это вы так задержались? — Через плечо скаута я разглядывал поле боя. Лучники принца Гойо бродили между трупов, деловито добивая тяжело-раненных варваров ударами коротких мечей.

— Это все капитан Жосу! — скаут в сердцах сплюнул себе под ноги, и осторожно стащил с моей правой руки латную перчатку. — Говорит, что вы, мол, уже покойник, и что ваши приказы теперь ничего не значат. Аш вцепился, было, ему в горло, да Жосу только и знай что талдычит, про конников, да про своего принца Гойо.

Я протянул скауту вторую руку:

— Ничего удивительного, прежде чем перевестись в дворцовую гвардию, Жосу сам служил у принца.

— Выслужиться хочет, — Досу закивал. — Я слышал, что ему хорошо всыпали после убийства принца Донато…

Бронированная конница собралась на опушке леса, а у подножия холма, деловитые инженеры принялись ставить штабной шатер.

— Глядите, господин, — Досу бросил быстрый взгляд на пленников, сидящих длинными рядами на земле. — Чего это варваров лучники охраняют? Не к добру это…

Потерев обожженное предплечье, я повернулся к скауту спиной, подставляя ему ремни кирасы.

Большой отряд миносских алебардистов расположился в тени под деревьями, прикрывая штабной шатер с севера, а несколько сотен санктских лучников, в островерхих шлемах, расположились полукольцом вокруг пленных варваров.

— Обычно они сразу же начинают колючку разматывать, а сейчас, глядите, стоят телеги в сторонке, и никто к ним даже не подходит! — щелкнули замки, и панцирь раскрылся точно ракушка, на две половинки. Холодный ветер тут же забрался под насквозь пропотевшую куртку, и я невольно вздрогнул. — Исподнее бы вам поменять, не то, не ровен час, простудитесь, господин…

Досу бросил покореженные латы на землю, и полез в седельную сумку за сменным бельем.

— Оставь, — я только отмахнулся, пристально наблюдая за высоким стройным рыцарем в серебряных доспехах, который ловко соскочил с боевого дестриэ и решительным шагом вошел в палатку. — Мне кажется, что принц Гойо решил перебить всех пленных!

— Ага, похоже на то, — Досу кивнул, разворачивая запасную скаутскую куртку. — Снимайте-ка свое рванье. Я ремешки подтяну, и будет вам моя одежка впору…

Я оттолкнул руку скаута.

— Погоди, Досу, сейчас есть вещи поважнее!

Я осторожно перебрался через баррикаду из мертвых тел, и со всех ног припустил к штабной палатке.

Лавируя между бронированных конников, я оскользнулся в грязи и едва не расшиб себе голову о свисающий с седла щит. Всадники смеялись, поглядывая на меня сверху вниз, упряжь звенела, скакуны гарцевали на месте, с грохотом сталкиваясь стальными боками.

Обогнув стоящий на земле роскошный портшез, я чуть не врезался в группу рослых бородатых носильщиков, облаченных в серебристые кольчуги и перепоясанных короткими мечами. Здоровяки шутили и перемигивались, украдкой передавая по кругу мех с вином.

Чуть дальше, у подножия холма, пажи кипятили воду на маленьком костре, а у самого входа в палатку на земле валялся окровавленный желто-голубой стяг принца Северино.

— Стоять! Куда!? — незнакомый офицер охраны преградил мне дорогу. Бросив на меня быстрый оценивающий взгляд, он брезгливо поморщился. — Лазарет вон там, парень, только тебе придется чуток обождать, пока господ рыцарей оприходуют. Видок у них, должен признать, куда хуже, чем у тебя!

Я машинально одернул свою измятую скаутскую куртку и обожженной рукой пригладил волосы.

— Мне нужно поговорить с принцем. Немедленно!

Офицер усмехнулся, переглядываясь с окружившими меня кольцом стражниками.

— Да ну? Почему же не с самим королем?

Я даже скрипнул зубами от досады. Тратить время на праздную болтовню совершенно не хотелось.

— Прочь с дороги! — рявкнул я и, хлестнув кипящей внутри меня маной, опрокинул стражников на землю. Со звоном покатился стальной шлем, а переломанная пополам алебарда закувыркалась в воздухе.

24
{"b":"547865","o":1}