ЛитМир - Электронная Библиотека

Что-то холодное легло мне на веки, и смутная тень сразу же превратилась в странную гротескную фигуру, отдаленно напоминающую человека.

— Что это? — огромная рука протянулась к моему лицу, и чудовищный палец смахнул каплю пота, упавшую мне на щеку.

— Кристаллы зенорского кварца, — в поле зрения появилась вторая фигура, с крошечной головкой на узких плечах, и с огромными уродливыми ладонями, свисающими до самой земли. — Они помогут снять боль.

В чудовищной ручище появился страшный изогнутый нож, такой острый, что можно было порезаться, даже просто взглянув на него.

— Поставь ведра на пол, — приказал уродец. — Сейчас из него фонтаном ударит!

Я почувствовал, как холодный металл чиркнул по моим запястьям.

— Пока ничего не происходит… — послышался разочарованный голос. — Будь я проклят!

Уродец отшатнулся, будто получил хорошую оплеуху.

— Не дай этой дряни пролиться на пол, — второй уродец небрежно бросил нож на стол. — Смердеть будет, как из выгребной ямы!

Неприятное покалывание в ладонях сменилось сильным жжением, будто бы мои ладони сунули в жаровню.

— Приготовь ведра, мы не знаем, сколько из него еще вытечет.

Огромное круглое лицо с исполинским носом, похожим на таран боевого корабля, и выпученными глазищами, размером с чайные блюдца, нависло надо мной.

— Все будет хорошо, Марк, я тебе обещаю! — чудовищный рот распахнулся, обнажая два ряда зубов, похожих на покосившиеся надгробные плиты. — Ты еще не успел перешагнуть черты, из-за которой нет возврата.

Резко запахло камфорой, зрение у меня вновь затуманилось, и страшное лицо постепенно растворилось в круговерти разноцветных сполохов.

Глава 12

Проснулся я от шума толпы за окном. Где-то снаружи лязгали доспехи, ржали лошади, и скрипели колеса телег. До меня доносились обрывки каких-то команд, скороговорка вестовых, и хлопанье крыльев взлетающих почтовых голубей.

В комнате царил полумрак, свет уличных фонарей проникал сквозь окно, рисуя четкий багровый квадрат на выцветших облезлых обоях на противоположной от кровати стене. Легкий ветерок лениво шевелил цветастые занавески, резко пахло камфорой и гнилой рыбой.

Я оттолкнулся рукой от скомканных влажных простыней, покрывающих неудобное ложе, и рывком сбросил ноги на пол. Что-то загремело, и я едва не опрокинул жестяное ведро, до краев наполненное какой-то зловонной жижей.

— Ты поосторожней там, — голос Айса раздался из темноты. — Шею себе не сверни.

Я вздрогнул, напряженно всматриваясь в темный угол, но так и не сумел никого разглядеть.

— Что ты со мной сделал? — прошептал я, поднимая руки к глазам. Я ожидал увидеть страшные раны, пропитанные кровью повязки, что угодно, но не гладкую нетронутую кожу!

— Я очень устал, Марк, — голос у Айса был слабый и хриплый. — Расскажу тебе обо всем попозже.

Осторожно поднявшись на ноги, я прислушался к своим ощущениям. Вроде, все как обычно. Даже голова не кружится. Просто какая-то непонятная слабость, как будто после пары затяжек «хашем».

— Погляди-ка там, на столе, — Айс вздохнул, и невидимое кресло, в котором он сидел, громко заскрипело. — Тебе будет интересно…

Я сделал шаг к окну, и оперся ладонями о столешницу.

— Что это? — передо мной лежала жестяная кастрюлька, накрытая деревянной крышкой.

— А ты угадай! — послышался короткий смешок.

Я осторожно приподнял крышку, и пододвинул посудину к окну. На самом донышке в лужице кровавой слизи лежало полупрозрачное существо. По форме оно очень напоминало октопуса. Такие же извивающиеся щупальца с присосками, такое же округлое слегка вытянутое тельце.

Взяв лежащую на столе вилку, я осторожно потыкал странное существо в блестящий бок. Полупрозрачные щупальца взметнулись и тут же впились в костяную рукоятку, круглое тело часто-часто задрожало, а круглый рот-присоска раскрылся и выдул большой пузырь. Пузырь лопнул, и в комнате засмердело пуще прежнего.

— Фу! — я отшатнулся, зажимая нос рукой. — Где ты взял эту дрянь?

Айс завозился в кресле, поднимаясь на ноги.

— Достал ее из тебя, — волшебник провел пальцем по моему обнаженному животу снизу вверх. — Разрезал вот здесь, и вытащил ее, предварительно парализовав настоем из Желтого Капустника.

По моей спине побежали мурашки, и я отшатнулся, будто бы Айс ткнул меня не пальцем, а острым кинжалом!

— Не понимаю, — пробормотал я. — Это какая-то шутка?

— Какая там шутка! — Айс склонился над посудиной, и из его ноздрей заструился дым. — Если бы у тебя было настоящее сердце, а не камушек, эта тварь уже давно бы заняла его место!

Глаза волшебника закрылись, а изо рта выплеснулось пламя. Полупрозрачная тварь задергалась, запищала, беспомощно разевая круглый беззубый рот. Послышался треск, шипение, и из жестянки повалил ярко-желтый дым.

Едва не задохнувшись от нестерпимого смрада, я кинулся к открытому окну.

— Она оплела Слезу Сердца своими щупальцами, но что дальше делать, она не знала! — Айс улыбался, а с его подбородка закапала горящая манна. — Я знал, что ты выживешь. Ведь ты не обычный человек, Маркус Гримм!

Тяжело дыша, и вытирая текущий по лицу пот, я опустился на подоконник.

— Но как эта тварь в меня попала? — от внезапной догадки у меня засосало под ложечкой. — Неужели зонтракийские маги…

Айс засмеялся, брызжа огненными каплями.

— Какие маги? Ты сам ее в себя впустил! Она начала расти внутри тебя в тот момент, когда ты попробовал животной манны!

Я вновь почувствовал страшную усталость и опустошенность.

— Какой же я дурак!

Сбив крошечные язычки пламени со своего камзола, Айс подошел ко мне, и положил руку на плечо. Пальцы у него были ледяные, а дыхание обжигающее. Пахло от моего друга как от алхимической лаборатории.

— Все мы учимся на ошибках, — на растрескавшихся губах волшебника появилась улыбка. — Мудрые на чужих, а дураки на своих!

Пристыженный, я отвернулся к окну.

— Но я же просто хотел силы! Я просто хотел пройти другим путем! — на глаза навернулись слезы. — Неужели для меня нет другого пути? Неужели я ошибся?

Айс покачал головой, и я почувствовал, как напряглись его пальцы.

— Не ошибается только тот, кто ничего не делает, — он вздохнул. — Я знал, что рано или поздно ты попытаешься. Я знал, что для тебя это будет слишком большим соблазном…

Внутри меня внезапно всколыхнулась обида. Он знал! И от кого я это услышал! От самого беспечного и безответственного человека на свете!

— Почему же тогда ты меня не предупредил? — процедил я. — Хотел поковыряться у меня в потрохах?

Айс вновь заулыбался:

— А ты бы мне поверил? Я же сказал, только умные учатся на чужих ошибках…

Я с силой потер виски, стараясь держать себя в руках. Мой друг был волшебником, ему меня никогда не понять! Он — почти всемогущий, делающий с маной чудеса, никогда не поймет ущербного колдуна, который обращается с маной как укротитель со львом, каждый день рискуя своей жизнью и своим рассудком.

— А ведь маги очень похожи на волшебников, — я криво усмехнулся. — Они, как и вы, не понимают цены своей силы!

— Силы? — Айс отступил назад, и внимательно осмотрел меня с головы до ног, будто бы видел впервые. — Да ты сам, похоже, ничего не понимаешь!

Обогнув стол, на котором все еще дымилась жестянка, он опустился в кресло, и закинул ногу на ногу.

— Ты думаешь, что я знаю о манне больше чем ты? — у волшебника изо рта вырвалось облачко дыма, и он закашлялся, вытирая текущую из лопнувшей губы кровь. — Ты ошибаешься! Я, в отличие от тебя, о манне ни чего не знаю! Я просто набираю ее полную глотку, поджигаю, и плюю огнем куда захочу! Я кручу ее, как мне заблагорассудится, я режу ее ножом как пирог, я намазываю ее на булку точно джем! Я ем ее, я даже испражняюсь ею! Волшебники, вроде меня, ничего не хотят о манне знать! Зачем? Им это просто не нужно!

Айс внезапно замолчал, а я остался сидеть с раскрытым ртом, не веря своим ушам.

31
{"b":"547865","o":1}