ЛитМир - Электронная Библиотека

Принцы Селино, Эладио, Эстебан, и Джакинто образовали маленькую группку в дальнем конце прямоугольника. Они стояли особняком, переговариваясь в полголоса, и время от времени поглядывая на мертвого Северино. Прямо напротив нас юные принцы Модесто, Родольфито и Регуло склонились над длинным ящиком с землей, на которой лежал тяжелый двуручный меч.

— Нам пришлось вырезать его прямо с грунтом, — принц Примитиво важно разъяснял младшим братьям. — Волшебный клинок никому не дается в руки.

Айс тихонько толкнул меня локтем в бок и украдкой ухмыльнулся.

— Пора приниматься за свои обязанности! — лицо волшебника сразу же стало серьезным и суровым, будто бы Айс надел железную маску. Его спина выпрямилась, глаза вспыхнули, а губы надменно поджались. Таким Айса я еще не видел.

Растолкав принцев, словно дворовых мальчишек, он подошел к лежащему на земле мечу, и важно поставил ногу на край ящика.

— Я хочу его! — у волшебника из ноздрей вырвались струйки дыма. Принцы разом замолчали, и все взгляды устремились на моего друга.

— Конечно, господин волшебник, кто же вам может запретить, — принц Примитиво ухмыльнулся. — Ежели меч вас признает, то…

Юный Родольфито, которому недавно исполнилось пять лет, глядел на Айса открыв рот. Не обращая на принцев никакого внимания, волшебник склонился над ящиком, и протянул руку к ребристой рукоятке.

Над площадью тут же повисла гробовая тишина. Взгляды солдат и придворных были прикованы к длинным бледным пальцам, застывшим над грязным ящиком.

— Ты признаешь меня своим новым хозяином, благородный Юнберн? — голос у Айса стал каким-то жутким и незнакомым. Лицо волшебника потемнело, а пальцы зашевелились, словно набрасывая на рукоять меча невидимую паутину.

С громким шипением взметнулось облачко пара, ящик затрещал и развалился на куски.

Айс покачнулся, его рука со скоростью атакующей змеи метнулась вперед, и пальцы сомкнулись вокруг черной рукоятки. Клинок завибрировал, будто протестуя, но через мгновение затих.

Тишина взорвалась оглушительным ревом, когда волшебник торжественно взметнул укрощенный меч над головой. Солдаты застучали копьями о щиты, и затопали сапогами.

— Авалор! Авалор! Авалор! — десять тысяч глоток скандировали в унисон, глядя на сверкающий в свете факелов клинок, принадлежавший прежде бесстрашному мастеру Инверну Лопе.

— А он знает, как понравиться толпе, — принц Примитиво поморщился, облокачиваясь на спинку кресла позади мастера-колдуна Селестино. — Очередной дешевый трюк!

Гроссмейстер Селестино покачал головой.

— Это настоящее волшебство! — черные ладони поднялись с резных подлокотников и трижды хлопнули друг о друга. — Настоящее боевое волшебство!

Жосу с Ашем возникли у меня за спиной как две бесплотные тени. Без доспехов капитан показался мне болезненно худым, а Аш в узком колете напоминал медведя, на которого напялили крошечный потешный жилет.

— Чего это вы вырядились? — я ухмыльнулся, разглядывая своих телохранителей.

Жосу с трудом дышал, затянутый шелк и бархат, а Аш так и не смог застегнуть верхние пуговицы на своей куртке.

— Приказ принца Гойо, — капитан положил руку на эфес меча, с которым он так и не пожелал расстаться. — Мы будем в почетном карауле во время тризны.

— Во дворце губернатора накрывают столы, — Аш причмокнул. — Как же я соскучился по желтому миносскому и октопусам в сметанном соусе!

Принц Родольфито заулыбался, услыхав слова моего друга. Он был еще слишком мал, чтобы понимать, что происходит.

Загудели трубы, загнусавили волынки, и на площадь выступила процессия факельщиков, в алых балахонах.

— Выглядишь неплохо, — прошептал Аш, склонившись над моим плечом. — Знал бы ты, какого страха я натерпелся…

Я не знал, сердиться мне на скаута за «измену», либо благодарить его за спасение. В голове у меня все еще шумело, а ноги подкашивались.

— С тобой мы еще поговорим, — я ткнул Аша локтем в живот. — И только попробуй мне надраться во время тризны!

Факельщики прошли сквозь строй солдат, и заняли свои места вокруг возвышений, на которых лежали покойники.

Гроссмейстер Селестино встал с кресла, и сложил черные ладони на груди.

— Или амо ди те-е-рсо-о-о-о! Ми же кото ди де-е-сс-о-о-о! — зазвучало на древнем миносском.

Площадь словно накрыло покрывалом тишины, которую нарушали лишь тихонько потрескивающие факела, да мелодично гудящие бамбуковые колокольчики на распахнутых окнах. Я затаил дыхание, прислушиваясь.

Голос у мастера Селестино был сильный, высокий, и чистый, словно у оперного кастрата, исполняющего арию рыцаря Леогара.

Это было настоящее волшебство, прямо как в битве у Горького Ключа! Миносская армия замерла, словно зачарованная, а голос мастера Селестино становился все сильней и сильней, поднимаясь к самим звездам, висящим над рваными контурами черных крыш.

Принц Гойо поднял факел и, чеканя шаг, двинулся деревянным помостам. Остальные принцы тут же последовали его примеру, выстраиваясь вокруг накрытого плащом тела юного Северино.

— Ди торо ассесс-о-оо! — голос мастера колдуна рухнул из заоблачных высот, разбиваясь о землю мириадами сверкающих брызг. — Неа-а-а, неа-а-а, неа-а-а!

Пламя с ревом взметнулось к небесам, и принцы поспешно отступили назад, прикрывая лица от нестерпимого жара. Плащ, которым был накрыт Северино, вспыхнул, и в считанные мгновения превратился в пепел. Лицо юного принца покрылось черными пятнами, запахло паленым волосом и подгоревшим мясом.

Айс с факелом в одной руке, и с Юнберном в другой, поджег погребальный костер мастера Лопе.

Языки пламени затрепетали вокруг знаменитого мечника, точно распустившийся хвост диковинной птицы пафлин. Айс погрузил волшебный меч в огонь, и прикоснулся острием к груди мертвеца.

Я вздрогнул. Нити манны, пронизывающие воздух, натянулись, словно паутина, в которую угодила большая трепыхающаяся муха. Послышался мелодичный звон, и манна запела, в унисон с мастером Селестино.

Вытянув руки вверх, я пробежался пальцами по дрожащим струнам, и чуть не захлебнулся от восторга! Силы вернулись, и манна вновь стала моим другом!

— Ну, мы Корна проводили ничуть не хуже, — пробормотал Аш, переступая с ноги на ногу. — Нужно было только кастрата нанять поголосистее! Жаль, я об этом сразу не подумал!

— Ди торо ассесс-о-оо! — загудела десятитысячная толпа. Я даже почувствовал, как воздух завибрировал у меня в груди. — Неа-а-а, неа-а-а, неа-а-а!

Огненный столб поднялся выше самых высоких зданий, а клубы черного дыма заслонили яркие зонтракийские звезды.

— Как красиво! — воскликнул капитан Жосу, вытягиваясь во фрунт. — Похороны достойные великого воина!

В груди у меня защемило, а на глаза навернулись слезы.

Думм! Думм! Думм! Земля внезапно задрожала под ногами. Небо перечеркнули длинные огненные протуберанцы. Огненные искры брызнули в разные стороны, падая на город точно тысячи разноцветных светлячков.

— Фейерверк! — воскликнул Аш, задирая голову вверх. — Просто потрясающе! Нужно было тоже заказать фейерверк!

Громадный камень, размером с карету, упал с небес прямо в центр площади. С громким хрустом он покатился через толпу, оставляя за собой широкую кровавую просеку, заваленную изувеченными и расплющенными телами.

Думм! Думм! Думм! Здания вокруг нас затряслись, и из открытых окон вырвалось пламя.

Я увидел, как бросились в разные стороны перепуганные принцы, как Айс поднял над головой волшебный меч, и как огромный окровавленный камень остановился, подмяв под себя резное кресло, а вместе с ним и мастера Селестино.

Глава 13

Город горел. Яркие языки пламени перепрыгивали с дома на дом, рвались с ревом из зарешеченных чердачных окошек, и дверных проемов. С грохотом рушились черепичные крыши, разбрасывая чудовищные снопы искр, и обнажая обуглившиеся пылающие внутренности строений.

На противоположной от нас стороне площади внезапно взорвалось высокое четырехэтажное здание. Ярко-голубой штукатуреный фасад рухнул прямо на колышущееся под ним море стальных пик и шлемов. Громадное клубящееся облако пыли точно кипящая волна захлестнула солдат, скрывая их от наших глаз.

33
{"b":"547865","o":1}