ЛитМир - Электронная Библиотека

— «Дорогому другу от гроссмейстера Эстевро», — солнечный свет на мгновение померк у меня перед глазами, и я встряхнул головой, чтобы придти в себя. Вот так не повезло! Если мастер Эстевро узнает, что я причастен к смерти чародея, против меня поднимутся все волшебники Авалора!

Тихонько звякнув, трубка выпала из моей руки, и закатилась под алтарь.

Машинально сунув в карман книжечку в кожаном переплете и зонтракийскую машину смерти, я медленно побрел к выходу. Громко, словно прощаясь, закричал даан.

— Прощай, господин, — пробормотал я. — Надеюсь, ты знаешь, что на этот раз у меня не было другого выбора…

Аш сидел верхом на каменных перилах, отковыривая от ножных протезов кусочки застывшего камня. Сиф и еще два скаута поднялись с земли, торопливо пряча игральные кости.

— А где все остальные? — я окинул взглядом свою поредевшую свиту. — Где капитан с рыцарями?

— Нашу «компанию» расформировали, — Аш вытер клинок о рукав и сунул его в ножны. — Жосу назначили командиром каких-то копейщиков, рыцарей тоже забрали, они теперь с принцами будут нянчиться… — скаут вопросительно вскинул брови, разглядывая мои разорванные брюки. — Что-то случилось?

— Ничего такого, чем стоило бы гордиться, — я поспешно отвел взгляд. — Где Досу?

— Старик отправился в верхний город, поглядеть, можно ли выбраться отсюда через северные ворота.

Я с благодарностью принял ломоть черствого хлеба, который Сиф жестом волшебника вытащил из своей бездонной сумки.

— Северные ворота почти в миле от нас, — я поглядел на черную змею крепостной стены, спускающуюся с холмов, и огибающую озеро. — Не лучше ли вернуться тем путем, которым мы сюда попали?

Сиф покачал головой, протягивая мне флягу с водой.

— Если вам дорог рассудок, господин, то туда лучше не соваться!

Аш согласно закивал.

— Принц Гойо решил, что армия будет окончательно деморализована, если увидит, что там, на улицах, — скаут помрачнел. — Наш боевой дух и так, ниже некуда…

— Ты тоже там побывал? — я повернулся к Сифу.

— Да, господин, — скаут кивнул. — И очень об этом жалею.

Мы не спеша перекусили, собрали свои нехитрые пожитки и медленно пошли вдоль набережной, разглядывая каменных истуканов застывших на гранитных постаментах.

Теперь, при свете дня, они уже не казались мне такими жуткими. Многие изваяния оказались в весьма плачевном состоянии. У многих не хватало рук или ног, краска, покрывавшая их тела, давно облупилась, а драгоценности, украшавшие их короны, были давно украдены.

— Не удивительно, что боги обрушили свой гнев на Треборг, — пробормотал Сиф. — Вы только поглядите, как они над ними надругались!

— Мерзкий городишко, — заключил Аш. — Жаль, что его не спалили еще до нашего прибытия.

На набережной напротив пролома в крепостной стене все еще суетились солдаты. Несколько десятков рослых пикинеров стояло по плечи в воде, орудуя длинными пиками, и тщательно обшаривая дно озера.

— Ищут принца Эладио, — пояснил Сиф. — Сгинул куда-то, во время ночного стояния.

— Заснул и захлебнулся, — Аш хмыкнул. — Хлипкий был мальчонка.

Я уставился на мутные воды озера, спасшие нас от огня. Не удивительно, что они потребовали жертвы.

Вдали, в храме Орвада на острове, вновь загудел колокол. Меня разом бросило в жар. Я знал, что колокол звонит для меня. Неужели мастер Литургио остался жив? Или это был его сообщник? Я скрипнул зубами. Предатель, написавший на меня донос! Значит, это просто вопрос времени, покуда на Авалоре не узнают о смерти мастера — дознавателя.

Я скользнул взглядом по своим товарищам. Кто бы это мог быть? Капитан Жосу? Командир скаутов Досу? Один из рыцарей-телохранителей? В глазах у меня вновь потемнело, а в горле запершило.

— Нужно поскорее отсюда убираться! — пробормотал я и, не дожидаясь своих спутников, побежал вверх по ступеням.

Аш не отставал он меня ни на шаг.

— Не нужно было тебя одного на остров отпускать, — зашипел он. — Поддался на твои уговоры… — Скаут машинально поправил авалорские клинки, торчащие из-за пояса.

— Я и сам могу принимать решения, — бросил, я не оборачиваясь. — Для этого мне не нужно спрашивать твоего совета.

— Этого-то я и боюсь, — Аш хмыкнул. — У тебя слишком горячая голова, Марк. Ты быстро вспыхиваешь, и быстро перегораешь! Слишком часто от тебя остаются одни лишь угли!

Скаут с легкостью обогнал меня, и зашагал впереди, насвистывая себе что-то под нос. Я глядел на его широкую спину, обтянутую тесной пятнистой курткой, и радовался, что Аш не видит сейчас моего лица.

Мы прошли мимо покореженных стволов деревьев, оставшихся на месте небольшого парка, прошли под покосившейся каменной аркой, и вышли на широкую улицу, ведущую в верхний город.

Насколько хватало глаз, улица была запружена колоннами унылых миносских солдат, бредущих между обугленными развалинами. Колонна копейщиков, от которых осталась едва ли треть, напомнила мне раздавленную многоножку, беспомощно барахтающуюся в придорожной пыли. Потемневшие от жара древка копий торчат в разные стороны, ноги устало шаркают по заваленной мусором мостовой, а в черных провалах, на месте глаз, время от времени вспыхивают подернутые пеплом уголья.

Мы прибавили шаг и вскоре поравнялись с головой колонны.

— Жосу! — Аш помахал рукой, приветствуя капитана, возглавляющего копейщиков. — Поздравляю с повышением! Рад видеть, что ты вновь в строю!

Жосу кисло улыбнулся, поглядывая через плечо на свое унылое воинство.

— Спасибо, дружище, — капитан вздохнул. — Ты, случайно, не знаешь, где можно достать пятьсот лошадей? А то мои парни совсем разучились ходить пешком.

Только теперь я заметил, что на ногах у копейщиков были кавалерийские сапоги со шпорами. Легкая миносская конница, неустрашимая, и быстрая как ветер, за одну ночь превратилась в банду шаркающих оборванцев.

Попрощавшись с Жосу, мы двинулись дальше, лавируя между развалинами рухнувших зданий, и перепрыгивая через канавы, заполненные черной водой. В воздухе стоял сильный запах гари, которому примешивался сладковатый запах горелой плоти. Под ногами хрустели рассыпающиеся головешки, в пустых окнах зданий завывал ветер, а из сторожевой башни над северными воротами все еще сочились струйки дыма.

— Такого погребального костра я еще не видал, — Аш остановился, вытирая текущий по щекам пот.

— Никто не видел, — ответил я. — Никто, кроме мастера Донамато.

Глава 17

Если смотреть с холма, на котором мы стояли, миносская армия напоминала неповоротливую серую змею, лениво ползущую между уродливыми лоскутами выгоревших полей. Двадцать тысяч, считая войска генерала Элеутеро, только что прибывшие из Павзании.

Я внимательно разглядывал проплывающие мимо нас знамена, и не находил знакомых гербов. Красные львы, Перепоясанный желтой лентой носорог, Плюмаж из синих перьев, Зеленые щиты, Насаженная на пику голова скена, Белый волк в рыцарском шлеме, все эти эмблемы были мне не знакомы.

Слишком много мносцев сгорело заживо в проклятом Треборге. Слишком велико было унижение, чтобы принцы отказались от похода на Зонтрак.

— А принцев становится все меньше и меньше, — заметил Аш, словно прочитав мои мысли. — Жду не дождусь, когда же кто-нибудь засадит рогатину в костлявую задницу мастера Примитиво!

— Тише, господин, — Досу испуганно вытаращил глаза, настороженно оглядываясь по сторонам. — Ваши слова могут истолковать как государственную измену!

Скауты, плотной группой сидящие вокруг нас на своих низкорослых лошадках, принялись многозначительно переглядываться, потрясая своими копьями.

— Тихо там! — рявкнул старший скаут Сиф. — Тоже мне, зубоскалы!

Под холмом медленно проплыл флаг с изображением вздыбившегося коня с ястребиной головой. Идущие под ним воины были облачены в стальные остроконечные шлемы с забралами в виде птичьих клювов, и тусклые запыленные кирасы.

44
{"b":"547865","o":1}