ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я постараюсь не отстать, господин колдун. — Наемник улыбнулся, и неожиданно завыл, как дикое животное.

— Ву-у-у-у-у! — прокатилось по холму, и фирганцы с шага перешли на бег.

Бледные полуобнаженные фигуры, мелькнули впереди, среди туго натянутых тентов и рядов телег с продовольствием.

Несколько шазаров прижав уши к головам, метнулись прочь. Из окровавленных пастей послышался жалобный визг, странно диссонирующий с треугольными свирепыми мордами. Животные спешили убраться поскорее с дороги, перепуганные чем-то до полусмерти.

Сыновья Драуда! Кровь застыла у меня в жилах, когда первый из варваров выпрыгнул из колышущихся фиолетовых теней. Немет был высокого роста, мускулистый, с длинными руками и босыми ногами. На его широкой груди красовался нарисованный белой краской глаз, с вертикальным зрачком, а с подбородка свисала раскачивающаяся борода из пены и блевотины.

В ноздри ударил резкий аромат корня Черного Хаша. Запах оказался таким сильным, что у меня даже голова закружилась, словно от легкого опьянения.

Варвар перешел с бега на быстрый шаг, направляясь прямо ко мне, и поднимая над головой свое странное оружие.

Я переступил с ноги на ногу, задержал дыхание, и тоже двинулся вперед, не отводя взгляда от нарисованного на груди варвара глаза.

Руки немета, оплетенные сетью вздувшихся вен, взлетели вверх, а из разинутого рта потекла густая коричневая слюна.

— Развали его одним ударом, сынок, — рявкнул Мордад опуская забрало. — Хашинисты не чувствуют боли!

Я знал, что щепотка молотого корня может поднять даже смертельно раненного воина с земли, и дать ему сил драться еще пару часов. Похоже, что Сыновья Драуда были накачаны зельем под завязку! Бесстрашные, безумные, незнающие боли и усталости, они двигались как механические куклы, до тех пор, пока не закончится завод. Сколько у них было времени? Несколько часов? Несколько минут? Ведь всем было известно, что когда действие наркотика закончится, все их внутренние органы начнут отказывать один за другим, и они умрут в страшных мучениях.

Немет утробно заурчал. Не удивительно, что он так рвался в бой, рассчитывая умереть прежде, чем зелье перестанет работать!

Варвар завертел над головой длинной полосой металла, отдаленно напоминающей по форме меч. Прямоугольный кусок стали, в палец толщиной, был заточен с одной стороны, и приварен к прочной рукояти. Оружие примитивное и жуткое на вид. Отбить такой удар простым мечом вряд ли у кого получится!

Отпрыгнув, я наткнулся спиной на стену щитов, напиравших сзади фирганцев. Страшный тесак просвистел в ладони от моего плеча и глубоко вонзился в щит стоящего позади меня воина. Прямоугольное лезвие с легкостью разрубила стальную окантовку, и точно топор-колун, расколола дубовую доску до самого низа.

Фирганцы ответили дружным рыком, и принялись колоть варвара мечами. Не обращая внимания на кровоточащие раны, немет повернулся ко мне и вновь замахнулся своим тесаком.

Мой траккара с хрустом вонзился варвару в левую ключицу, вспарывая плоть и рассекая кость. Рука немета повисла как плеть, меч тяжело стукнул о землю, а мне в лицо брызнула горячая кровь.

— Талеа де, малефик! — дыхание моего противника было приторно сладким, а зубы потемнели, от чудовищной дозы Черного Хаша.

Горячие пальцы как тиски сомкнулись вокруг моего горла, выдавив из меня какой-то жалкий всхлип. Навалившись на рукоять топора, я принялся толкать его вниз, разрезая плоть и ломая ребра.

— Не таэ мортада! — закаркал варвар, вонзая пальцы в мою гортань. — Шоку дестур!

Перед глазами заплясали черные пятна, а в горле что-то противно хрустнуло, отдавшись яростной болью в затылке и в грудной клетке.

Скрипнув зубами, я прижал подбородок к груди, изо всех сил надавив на руку варвара сверху, однако он даже на мгновение не ослабил хватки. Фирганцы окружили нас со всех сторон и принялись остервенело рубить немета мечами, тщетно пытаясь оттащить его прочь.

— Шоку дестур! — варвар вытянул черные губы, пытаясь дотянуться до моего лица. — Драуд ту ас мортада!

Борясь с головокружением и нахлынувшей слабостью, я трижды обернул варвара тонкой нитью манны и натянул ее указательным пальцем. Послышалось неприятное хлюпанье, будто бы прачка вынимает из таза мокрую тряпку, и хватка на моем горле тут же ослабла. Фонтаном ударила кровь, и тело варвара медленно развалилось на три части.

В тот же миг зловонная волна боли, ярости и отчаянья ослепила меня, парализовав на мгновение. Все, что немет чувствовал и видел в последний миг, обрушилось на меня, проникая в мозг через опутывающую нас нить манны. Я увидел страшную личину, то ли человека, то ли демона, сжимающего в своих черных ладонях фирганский траккара. Ужас перед этим существом переполнила меня доверху, точно кипящая ядовитая желчь, однако я изо всех сил сжимал его ледяную глотку, стараясь не глядеть на внутренности, вываливающиеся из моего собственного брюха.

— Будь благословен! Шоку дестур! — вспыхнуло в моем мозгу. — Драуд умер за тебя!

С шумом втянув воздух в пылающие легкие, я отшатнулся от окровавленных потрясенных фирганцев, переступил через бесформенную груду мяса и встал рядом с капитаном Мордадом.

С опущенных к земле топоров капала кровь, а земля перед могучим фирганцем была сплошь усеяна частями человеческих тел.

— Держи дистанцию, сынок, — капитан смотрел вперед. — Не подпускай их к себе слишком близко.

— Понятно, — прокаркал я, ощупывая пальцами разрывающееся от боли горло.

На левом фланге Телемар, Дугрир, Фермор и Табарт подняли свои нумедар и двинулись к застывшему в зеленом пламени Отцу Великанов. Чудовище словно принюхивалось к чему-то, высоко задрав подбородок, и с шумом втягивая воздух в ноздри.

Сыновья Драуда больше не нападали по одному. Вместо этого они выстроились в длинную цепь, заходящую далеко за наш правый фланг, намереваясь взять нас в клещи. Я окинул взглядом неровный строй, ощетинившийся уродливыми тесаками, поглядел на великана, поднимающего с земли огромный валун, и слезы сами собой побежали по моим щекам. Сколько это может продолжаться? Сколько еще людей должно погибнуть? Ради чего? Неужели ради обычной мести?

Отец Великанов размахнулся и швырнул замшелую глыбу точно мяч для игры в траки. Перелетев через столпившихся на склоне холма телохранителей, он с ужасным треском врезался в платформу, на которой стояли принцы. Во все стороны полетели человеческие тела, обломки досок и куски грязи.

Я стоял, открыв рот, не в силах поверить своим глазам. Как ему это удалось? Ведь он же ничего не видит!

Голубой шар у нас над головами взорвался фейерверком ослепительных искр. Поле боя мгновенно погрузилось в густую непроницаемую темноту, разрезаемую призрачными лентами падающих звезд.

— Они опять открыли шкатулку с мощами Белиада, — захрипел я.

Траккара неожиданно стал чудовищно тяжелым, и выскользнул из моей руки на землю.

Мир наполнился гудящей пустотой. Я чувствовал, как обрывки манны клубятся вокруг стонущего мастера Ингио. Я чувствовал боль, в его обожженных до костей ладонях. Я чувствовал, как что-то страшное и непонятное глядит на меня из темноты, готовясь нанести последний удар.

— Нас предали, Мордад, — прошептал я, удивляясь воцарившейся вокруг тишине.

— Не в первый и не в последний раз, — хмыкнул фирганец. — Отходим потихоньку к вершине холма.

Лязгнуло железо, столкнулись тяжелые щиты, а внизу, у подножья холма фосфоресцирующие глаза Драуда пришли в движение.

Глава 22

В детстве я совсем не боялся темноты. Мы с соседскими мальчишками и моим братом Эраном частенько играли в прятки, прячась от старого дворецкого Мелвина в темной оружейной, или в мрачных холодных подвалах под особняком, в которых покоились останки семи поколений рода Гримм.

Другие дети боялись сами спускаться в подземелья, и лишь я один мог спокойно нырнуть в чернильную темноту без свечи или факела, находя путь по гулким затхлым коридорам едва касаясь холодных стен кончиками пальцев.

58
{"b":"547865","o":1}