ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — закивал Бонавер. — И еще он был великим лекарем. В этой книге он описал, как сам себе сделал операцию, после того, как был поражен Зеан Тортоис!

— Никто не верил, что все это было на самом деле, — подхватил Алгар. — Все считали это выдумкой, шуткой, которую добавил в книгу один из древних переписчиков…

Я уставился на надменное лицо древнего лекаря-чародея. В его латных пальцах были небрежно зажаты скальпель и цветок на длинной тонкой ножке.

— И он мог оперировать с такими руками? — я перевел взгляд на собственные скрюченные пальцы. Покрывающая их субстанция матово поблескивала, отражая свет лампы.

— Конечно! — Бонавер осторожно перевернул несколько ломких пожелтевших страниц, демонстрируя мне выцветшие рисунки. — С помощью специальной хирургической нити он сделал надпилы по суставам. Здесь, здесь и здесь. Со стороны ладони пришлось поработать напильником, чтобы пальцы могли свободно сжиматься. Здесь, здесь, он прошелся по ладони, по кисти. Потом хорошенько отшлифовать…

— Главное не задеть плоть, что под ороговевшими тканями, — закивал Алгар. — Нужно постоянно делать замеры…

— Ювелирная работа! — восторженно заключил Бонавер, с благоговением поглаживая книгу.

— И вы справитесь? — Айс ухмыльнулся, с умилением глядя на своих подручных.

— Если нет, — Бонавер приложил ладонь к груди. — Можете содрать с нас шкуру живьем!

Глава 24

— Не волнуйтесь, господин. Алгар знает что делает! — Бонавер постучал по моему предплечью металлической палочкой и прислушался к звуку. — Однажды ему пришлось прямо на поле боя ампутировать ногу некоему рыцарю. Ножища у этого господина, должен вам доложить, была, что хороший свиной окорок! Так он ее за сорок секунд отпилил!

Приглушенное «хррр-хррр» хирургической нитки, постепенно сменилось пронзительным «зиии-зиии». Будто бы нить перескочила с податливой древесины на твердый камень.

— Твердеет на глазах, — на лбу у Алгара появились крошечные капельки пота. — Нам крупно повезло, что мы вовремя взялись за работу!

Мастер Ингио повыше поднял светящуюся ровным белым светом сферу. Светящийся шар висел у него над кончиками пальцев правой руки, а в левой руке был зажат внушительный ломоть хлеба с солониной и почерневшим листом салата.

— Опустите пониже, — Бонавер прищурился, сдувая костяную крошку с моей ладони. — Еще немного осталось…

Лекари работали как заведенные. Алгар завладел моей правой рукой, а Бонавер левой.

— Алгар лучший хирург, чем я, — пояснил Бонавер. — Так что пусть занимается правой рукой. Там требуется более тонкая работа.

Айс осторожно промокнул мне лоб платком, и поднес к губам кубок с вином.

— Ну, как?

— Чешется, — я ухмыльнулся. — Если бы мои ладони не были пропитаны Каменной Смолой, твой дружок Бонавер уже давно отпилил бы мне пару пальцев!

Нить в руке у лекаря пронзительно взвизгнула, наткнувшись на твердую как сталь плоть.

— Прошу прощения, — Бонавер вновь постучал по моей руке металлической палочкой. — Звук какой-то неправильный. Я опять неверно оценил толщину…

Алгар возмущенно хмыкнул. Нить в его руке двигалась с такой скоростью, что стала невидимой. Мельчайшие опилки сыпались на грязный земляной пол тоненькой серебристой струйкой.

— У тебя была возможность попрактиковаться, — хирург нахмурился. — Но «грязную работу» ты всегда предпочитал оставлять мне.

Бонавер отмахнулся:

— Зато у меня настойки и мази получаются лучше, для этого дела особый нюх требуется!

Я выглянул из-за плеча Алгара, чтобы поглядеть, далеко ли он продвинулся.

— Я сделаю по принципу латной перчатки, — лекарь с готовностью посторонился, ни на секунду не прекращая пилить. — На пальцах будут сгибаться два первых сустава, а здесь, на ладони, я сделаю два надпила. Так и вот так. Для подвижности.

Струна остановилась, закончив надпил вокруг мизинца. Лекарь быстро наклонился, сдувая невесомую пыль, и неуловимым движением перебросил нить на большой палец.

— Здесь я сделаю глубокий надпил с внутренней стороны, — рукавом рубашки Алгар вытер пот со лба, и глубоко вздохнул. — Хватка у вас будет, что надо!

Я улыбнулся и коротко кивнул, глядя на руки лекаря, опутанные вздувшимися от напряжения венами и до локтей покрытые белесой пылью. Глаза у Алгара налились кровью, а губы пересохли и потрескались.

— Спасибо, мастер Лекарь.

Алгар пробурчал в ответ что-то не членораздельное.

С громким хлопком откинулся тяжелый полог, впустив палатку ночную свежесть и тусклый свет раннего утра. В сером прямоугольнике появилось лицо мальчишки-посыльного.

— Господа-чародеи! — мальчишка торопливо прошмыгнул под рукой стражника. — Их высочества просили передать, что малый военный совет переносится. Вы, и ваши офицеры приглашены на погребальную церемонию, которая состоится ровно в полдень.

— А что там с завтраком? — Аш поймал готового улизнуть посыльного за шкирку. — Господа чародеи на пустой желудок разводить костры не станут, так и передай их высочествам!

Мальчишка серьезно кивнул.

— Посмотрю, что можно сделать. Можете на меня положиться.

Вооружившись напильником, Алгар принялся расширять надпилы на ладони.

— У нас со вчерашнего дня ни крошки во рту! — пожаловался он. — Проклятые Шазары растащили все запасы…

Тихонько хмыкнув, мастер Ингио протянул ему свой ломоть хлеба.

— Можешь немного откусить, но только с другой стороны!

Откинув голову на спинку стула, я уставился на дыру в крыше палатки. По небу плыли низкие черные тучи, грозящие разродиться скорым дождем. День, судя по всему, обещал быть невеселым.

— Аш, почитай мне письма из Лие, — попросил я. — Похоже, что парни еще не скоро закончат.

Скаут поднял с земли свой вещевой мешок, распустил завязки и молча протянул мне дневник мастера Литургио. Обложка была надорвана в нескольких местах и сплошь покрыта грязными пятнами.

— Я нашел только это, — Аш помрачнел. — Проклятый великан растоптал нашу палатку, а собаки растащили все что осталось. Я пытался собрать хоть обрывки, да те совсем размокли под дождем…

Скрипнув зубами, я на мгновение прикрыл глаза, пытаясь успокоиться. Я попытался сделать вид, что ничего не произошло, однако обмануть Аша мне не удалось.

— Прости, Марк, я знаю, как много они для тебя значили.

— Ерунда, — я тихонько выдохнул через нос. — У тебя наверняка были дела поважнее, чем следить за моими письмами.

— Мне, правда, очень жаль, — Аш уныло опустил руку с дневником.

— Вот так раз! Знакомая книжица! — Айс спрыгнул со своего табурета и подскочил ко мне. — Можно поинтересоваться, как она к вам попала?

— Литургио передал на сохранение, — буркнул Аш, пряча дневник обратно в мешок. — Боялся, что потеряет.

Айс захохотал, скаля зубы и хлопая ладонями себя по бедрам.

— Да ты себе даже не представляешь, как он боялся ее потерять! — волшебник требовательно протянул руку. — Давно хотел почитать, что там старый хрен накарябал!

— Дневник зашифрован, — сказал я, кивнув Ашу. — Мы так и не смогли прочесть даже строчки.

— Конечно, не смогли, — Айс бережно взял книжечку, словно это было величайшее в мире сокровище, и незамедлительно вернулся на свой табурет. — Только сам гроссмейстер Эстевро, да его дружок Литургио знали секрет.

Я бросил опасливый взгляд на авалоских лекарей, однако, они даже ухом не повели. Их, судя по всему, совершенно не интересовало, откуда у меня дневник мастера-дознавателя.

— Не волнуйся, — Айс принялся копаться в своих бездонных карманах. — Литургио никогда не пользовался особой популярностью.

Бонавер возмущенно хмыкнул.

— Он даже не скрывал, что написал на нас с Алгаром донос!

— Ему захотелось, чтобы в поездках его сопровождали самые лучшие лекари, — пояснил Айс, вынимая из внутреннего кармана куртки круглую позеленевшую от времени коробочку. — Приятный человек, правда?

Мордад, прислушивавшийся к разговору со своей походной койки, шумно сплюнул.

66
{"b":"547865","o":1}