ЛитМир - Электронная Библиотека

— Они не первые дознаватели, переступившие порог моей лавки, — потное лицо мастера Арджуна было от меня на расстоянии вытянутой руки. При желании я мог бы запросто отвесить ему пощечину, или выдернуть седую волосину из пористого крючковатого носа. — И никто из них не интересовался книгами.

Я почувствовал, как волосы затрещали у меня на голове, покрываясь изморозью. Мне показалось, что от одного только ледяного взгляда чародея, температура в карете понизилась на несколько десятков градусов.

— Ну почему же, я вот интересуюсь, — сказал я. — Как и мой друг, которому принадлежала та утрукская книга. Его имя вам вряд ли о многом скажет…

— Мастер Райдун? — чародей нахмурился, наклоняясь ко мне еще ближе.

— Библиотекарь Райдун, — кивнул я.

Вот так неожиданность! Неужели мастер Арджун был знаком с Айдиолой Глеф? Это показалось мне просто невероятным. Маг и волшебник, какие у них могли быть общие интересы?

— Книги, — буркнул толстяк, словно читая мои мысли. — Мы со стариком давно дружили, и частенько обменивались книгами. Вы, молодой человек, правильно догадались, утрукский атлас был его подарком.

Откинувшись на спинку сиденья, мастер Арджун вздохнул, и аккуратно сложил руки на необхватном животе. Заледеневшие капельки пота, поблескивали на его щеках, соперничая с самоцветами в золотых кольцах.

— Тогда вы, должно быть, знаете, кем был библиотекарь Райдун на самом деле, — я осторожно выпрямился, поправляя длинные манжеты, скрывающие пальцы. — Вы должны знать и его настоящее имя.

— Айдиола Глеф, — толстяк улыбнулся. — Когда мы с ним познакомились, во мне весу было куда меньше чем в вас сейчас, мастер Гримм. В те времена ла-Пикар и Мужуа еще пешком под стол ходили, а Саррош только-только окончил второй том «Занимательной магии»…

Внезапно мастер Арджун вновь помрачнел.

— В последнем письме, которое я получил от старика, упоминалось и ваше имя, мастер Гримм. Я вспомнил его только вчера, когда выслушал рассказ внучки и получил вот это, — зашуршала разворачиваемая бумага. — Посмотрите, молодой человек, это вас должно заинтересовать.

У меня на коленях оказался прямоугольный лист бумаги, пахнущий свежей типографской краской. Такие листовки обычно вывешиваются у казарм городской стражи. Сверху портреты преступников, снизу приметы, список преступлений и объявление о награде за поимку.

— По обвинению в убийстве принца Примитиво, королевство Мино разыскивает следующих преступников, — прочел я вслух. — Мастера Айссиведа Антрагийского, мастера Ингио, и их подручного Маркуса Гримм.

Руки у меня задрожали, и я перевел взгляд на толстяка, задумчиво поигрывающего кольцом на правом мизинце.

— Это какая-то шутка? — выдавил я.

— Награда за ваши головы объявлена нешуточная, — мастер Арджун ткнул пальцем в нижнюю строчку. — Пятьсот умбров за голову, живыми или мертвыми.

— Пятьсот умбров за голову, — прочел я. Портреты на листовке были забавные, но все приметы, описанные ниже, в точности совпадали. — Каков ублюдок! Да как он посмел!

— У входа в гавань Санжу стоит миносский военный корабль, — мастер Арджун щелкнул пальцем по листовке. — Падение Эстанпы и Белтур привело всех в ужас, и Сиан Лайон готов теперь на все, чтобы только сохранить мир с Мино.

— На что он готов? — спросил я, чувствуя, как мурашки побежали по спине.

— Он согласился сдать фирганских наемников, — рыхлое лицо мага будто бы окаменело. — Если мои источники не ошибаются, то прямо сейчас, пока мы с вами тут беседуем, толпа неметов, асакаров и треверов направляется к городским казармам.

Я вскочил с сиденья и изо всех сил толкнул запертую дверцу, впуская в карету уличный шум и солнечный свет.

— Бегите из Санжу, Маркус Гримм, — крикнул мне вслед мастер Арджун. — Бегите, пока не поздно!

Глава 30

Первое, что я увидел, пробившись на площадь Гарпунщиков, была голова Мордада, насаженная на пику. Бледная, окровавленная, с растрепавшейся косицей и слипшейся в черные сосульки бородой, она плыла над беснующейся толпой, как какой-то жуткий штандарт. Волосы трепещут на ветру, глаза вытаращены, а рот открыт в беззвучном крике.

Кровь загудела у меня в ушах, заглушая вопли зевак. Я почувствовал опьяняющую ярость, вскипающую где-то глубоко внутри огненными пузырьками. Мир вокруг меня закачался, будто бы я сделал хорошую затяжку из трубки набитой черным хашем.

— Пойдемте отсюда, господин, — нищий в драном плаще подхватил меня под руку. — Здесь становится по-настоящему опасно!

Опьяненный кровью немет, в высокой косматой шапке и меховой безрукавке, неожиданно налетел на стоящего перед нами портового грузчика.

— Дис амет, хорке! — рявкнул варвар, и лбом ударил горожанина в лицо. Брызнула кровь, и грузчик покачнулся, отступая назад. Приятели горожанина потянули из-за поясов ножи.

— Ах ты, гнида! — грузчик зажал разбитый нос рукой. Его широкие плечи напряглись, будто бы ожидая нового удара.

Сверкнул клинок, и варвар повалился на землю с перерезанной глоткой.

— Туда тебе и дорога, — прогундосил грузчик.

— Бей, сучих детей! — закричал стоящий рядом торговец рыбой, привычным движением выхватывая из-под засаленного передника длинный нож со сточенным лезвием.

Запахло насилием. Едкий, пьянящий запах, предвещающий мордобой и кровопускание. Неметы заворчали, принюхиваясь. Они знали о насилии куда больше, чем городские драчуны и бандиты.

В ту же секунду, без предупреждения, на толпу зевак обрушился косматый варвар, размахивающий чудовищным дастаргар на длинной стальной рукояти. Тяжелый молот врезался торговцу рыбой прямо в челюсть. Послышался хруст, и во все стороны брызнули выбитые зубы, вперемешку с кусками окровавленной плоти.

Молот описал в воздухе восьмерку и столкнулся с напомаженной головой местного парикмахера. Череп горожанина раскололся как ледяная глыба, разлетевшись фонтаном осколков. Я успел заметить прилипшее к боевому молоту оторванное ухо, прежде чем перепуганная до смерти толпа повлекла нас прочь.

— Отцепись от меня! — рявкнул Файнрир, и я увидел в его руке короткий меч. — Пшел прочь!

Хрипящий варвар повалился на землю, срывая с моего телохранителя потрепанный плащ. Блеснула кольчуга и обух висящего в петле подмышкой боевого топора.

— Нен азахт, хорке! — завыл немет, хватая Файнрира за ноги.

Фирганец ударом ноги впечатал варвара в мостовую, и потащил меня за собой.

Голова у меня все еще кружилась, а ноздри заполнил какой-то едкий алхимический запах. Мне почему-то казалось, что я плыву над землей, а Файнрир держит меня за веревочку, точно мальчишка, собирающийся запустить надутый дымом бычий пузырь. Если он выпустит мою руку, хоть на секунду, я взлечу высоко в небо, подхваченный порывом ветра.

— Проклятье! — Файнрир сграбастал меня точно груду тряпья, и забросил себе на плечо. — С дороги, ублюдки! Прочь с дороги!

Выход с площади оказался закупорен непреодолимым барьером из копошащихся человеческих тел. Перепуганные горожане с остервенением штурмовали живую баррикаду, безжалостно топча упавших, взбираясь по плечам и головам, в отчаянии цепляясь за карнизы и бельевые веревки. Уже через минуту засверкали ножи, послышались крики боли, стоны и проклятья. Остро запахло кровью и страхом.

— Опусти меня на землю, — зашипел я Файнриру на ухо. — Дальше нам не пройти!

Фирганец что-то буркнул, поставил меня на ноги, и потянул траккара из петли подмышкой.

Варвары наступали молча. Ухмыляющиеся лица, ощеренные зубы, облезлые звериные маски глядели на нас со всех сторон. Среди них не было женщин и детей. Это были настоящие воины, а не беженцы, которых мы видели на площади среди повозок.

Осмотревшись по сторонам, я заметил даже нескольких воинов с устрашающими «старцами с именами». Шесть футов острой как бритва стали, сплошь покрытой древними письменами и запекшейся кровью.

— У Мордада не было даже шанса, — пробормотал я, подбирая кружевные манжеты.

85
{"b":"547865","o":1}