ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заряжен на 100 %. Энергия. Здоровье. Спорт
Самый желанный мужчина
Забытое время
В сетях обмана и любви
Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть третья
Земное притяжение
Вегетарианка
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
София слышит зеркала
A
A

На верхней ступени стояла высокая стройная женщина в белом, и серебристо-белые волосы свободно спадали из-под повязки. Высшая прорицательница, наверное, или женщина благородного сословия: лицо ее не было скрыто вуалью. Группа омерзительных человекозверей вбежала по лестнице, и она прогнала их, выставив руку спокойным жестом отказа. Какую-то непонятную силу излучала она, невидимую, как ветер. Длинные светлые волосы относило назад порывами жара от горящего города, но даже летящие угли не могли ее тронуть. И все же нападавшие не бросились бежать в страхе, но остановились и стали ждать. Что они почуяли? Что силы ее надолго не хватит?

Но сам Дамион мог подняться по лестнице незаметно. Он побежал вверх. Внутри огромного здания метались в смятении женщины в белом и под вуалями. Многие встали вокруг центрального святилища, окруженного свечами в золотых канделябрах, курильницами и вазами с цветами. Дамион видел, как несколько сивилл бросились к статуе Эларайнии и открыли дверь, ведущую в святилище. Он поспешил за ними. Бронзовые двери в конце коридора стояли распахнутые. Он увидел святилище: гирлянды свежих живых цветов, синий балдахин со звездами.

– Камень! – крикнул женский голос. – Камень!

И на глазах у Дамиона сивилла раздвинула звездные занавеси и подняла какой-то белый футляр, похожий на алебастр, украшенный вырезанными изображениями лучистых звезд. Внутри – Камень Звезд внутри, в этой коробочке! Когда сивиллы проходили мимо, Дамион безуспешно попытался схватить его своей нематериальной рукой – Камень был в их времени, а не в его. Он мог только смотреть с бессильной досадой, как его уносят.

Мандрагор был прав. Камень действительно вынесли из святилища. Но куда же понесли его сивиллы?

Он последовал за носительницами Камня в главный храм. Там теперь стояла группа рыцарей в серебристой броне, и у каждого на синем плаще вышита белая звезда. Один из них принял футляр, обернув его полой плаща. Высокая женщина в золотой повязке тоже была здесь, и она обратилась к рыцарям голосом высоким и чистым, но полным настойчивости.

– Идите, – повелела она, – и защита богов да пребудет с вами! Я же останусь, чтобы враг верил, будто Камень все еще в святилище.

– Да, ваше величество.

Рыцари низко поклонились, и Дамион уставился на женщину, поняв, наконец, кто это: сама Элиана, повелительница элеев и правительница прежнего Содружества.

Снова заскрежетали херувимы, когда рыцари с обнаженными мечами бросились прочь из храма. Клинки засверкали на свету: они были не из металла, но из хрусталя, прозрачного, как стекло. Он побежал за ними вниз по храмовой лестнице, в город. Глядя на суматоху внизу, он увидел, как люди в доспехах спешат через площадь со своей ношей.

За ними, за ними! Посмотри, куда они его отнесут!

Голова Дамиона была теперь вровень с толпой, и ему стало не видно паладинов. Он определил общее направление, куда они двинулись, но только через несколько минут он смог увидеть их снова – они спешили по узким улицам. Он припустил за ними, радуясь, что толпа его не задерживает и антропофаги тоже не повредят его нематериальному телу. Город чадил и плевался углями, как горн, а в небе продолжали вспыхивать падающие звезды. Ветер поднимал пепел пожарища, смешивая его с пеплом от звезд.

На полпути через площадь Дамион увидел, как проскакал рыцарь в черном и натянул поводья коня. На мгновенье конь и всадник застыли, как статуя из тусклого черного металла, возникшая на площади по волшебству, потом гору сотрясла дрожь, конь всхрапнул и стал косить глазом, замотал головой в броне, странно напоминавшей морду рептилии. Человек снял шлем и сидел в седле, глядя на храм. Огни пожара осветили его лицо, и Дамион остановился как вкопанный. Эти красно-золотые длинные волосы, убранные назад и завязанные в пучок, эти резкие, резные черты…

Мандрагор!

Значит, Мандрагор как-то был здесь в прошлом, участвовал в этом сне. Он тоже съел плод амброзии? Дамион окликнул его:

– Мандрагор, что случилось? Как мы…

Но Мандрагор просто не замечал его и продолжал смотреть на ту сторону площади. Потом он пришпорил коня, и Дамион шагнул назад, когда конь и всадник проехали медленным шагом мимо, будто его здесь и не было.

– Мандрагор! – крикнул он и побежал следом. Всадник не замедлил шага, не оглянулся. Дамион бросился вперед, заступил ему путь, крича и размахивая руками. Мандрагор продолжал ехать прямо на Дамиона. И снова священник отскочил с дороги, но протянул руку, чтобы схватить за стальную перчатку проезжающего всадника.

Рука его прошла сквозь сталь и тело, как раньше через футляр, хранящий в себе Камень Звезд.

Дамион глядел, как Мандрагор едет по площади. Подъехав к группе антропофагов, он остановился, что-то крикнул им на лающем незнакомом языке. Уродливые воины выслушали его и склонили головы. Он надел шлем и поехал прочь.

Дамион ахнул. Мандрагор не был здесь призрачным гостем, как он сам. Антропофаги на него реагировали, а Дамион не мог его коснуться. Каким-то образом, каким-то невероятным волшебством этот немерей вошел в прошлое, включился в него. Дамион было бросился за ним, но передумал, вспомнив несущих Камень рыцарей. Он обернулся – паладины уже сворачивали за угол и скрывались из виду. Тихо выругавшись, он оставил мысли о загадке Мандрагора и припустил за Камнем.

Обежав угол, он увидел, что на рыцарей насела целая толпа антропофагов.

Дамион стоял и беспомощно смотрел, не в силах вмешаться. Перед его полными ужаса глазами мелькали мечи, красные не только от пожара. Хрустальные клинки паладинов были тверже любого алмаза: они глубоко врезались в тела нападавших, отделяя руки и ноги, перерубая направленные против рыцарей стальные мечи. Глазам Дамиона они казались вспышками синего огня.

Но на место одного убитого антропофага становились десять других. Один за другим рыцари падали, одолеваемые превосходящими силами противника, и огни пожара блестели на красных расширяющихся лужах, пропитавших снег. Все рыцари пали, кроме одного: рыцарь в плаще, носитель Камня, все еще бился как одержимый. Он прорубился сквозь орду, и Дамион увидел, как он спешит к западному пику вершины. Зачем туда? Но тут Дамион заметил там устье пещеры в скале, и именно туда стремился одинокий паладин. Несколько антропофагов увидели, как он вырвался, и бросились в погоню. Но остальные были слишком заняты трофеями битвы и ликующе выли, сдирая с поверженных паладинов серебряную броню, подбирая оружие и выискивая теплые еще тела.

А на вершине горы горстка антропофагов, гнавшихся за уцелевшим рыцарем, билась за свою жизнь. Но их было слишком мало, чтобы выстоять против этого человека. Синей молнией мелькал хрустальный меч, выбивая их оружие, и двое уже лежали у его ног мертвые. Остальные отступили, передумали и бросились назад, к своим товарищам. Их тревожные крики, наконец, привлекли внимание других антропофагов, и они все как один обернулись к рыцарю, бегущему к пещере. – Камень! Камень!

Был это голос самого Дамиона или чей-то еще? Потом он никак не мог вспомнить с уверенностью. В следующий миг видение милостиво кончилось…

И он открыл глаза и понял, что сидит все на том же камне. Тени не сдвинулись, солнце все еще светило. Ни секунды не прошло за время его путешествия в век элеев. Ужас, охвативший разум, отступил, растаял под волной радостного удивления. Его желание было удовлетворено. Он знал теперь, где Камень.

18 ЦАРЬ ДРАКОНОВ

– И ты хочешь, чтобы я тебе поверил? – сказал Йомар, прищурясь.

Мохарец устал и начинал сердиться. Он работал усерднее всех прочих, так решительно он был настроен не дать зимбурийцам ни одного шанса на победу. И вот приходит этот Дамион, шатавшийся в развалинах, как помешанный колдун, и заявляет, что в чудесном видении ему открылось, где Камень.

– Такое бывает от горного воздуха, – успокоил его Йомар. – Видишь то, чего нет. У многих солдат были такие глюки, когда мы переходили хребет Канья в зимнюю кампанию в Шуркане. На высотах воздух разрежен, и с мозгами, бывает, творится чертовщина.

77
{"b":"5479","o":1}