ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дело не в горном воздухе, – возразил Дамион и рассказал про плод. – Лорелин все время была права. Ответ – дерево.

– Ответ? Да ты просто наелся дури, – с отвращением бросил Йомар.

– Это не дурь, это магия, – поправила его Эйлия.

– Магии не бывает! – отрезал Йомар.

– Йо, – убедительно начал Дамион, – я не жду, что ты это поймешь, потому что я сам не понимаю. Но дурь это или нет, я уверен теперь, что Камень на вершине, в горе. Я туда поднимался, и там действительно есть вход в пещеру, а за ним – туннель.

– Значит, ты его раньше видел.

– Клянусь тебе, что нет. – Дамион оглянулся на разрушенный город. Он был гол, как кость, очищенная прошедшими веками от всех следов жизни. Даже намека не осталось на прошедшие ужасы – те, которым он был свидетелем, – даже следа от былой красоты. Но он же видел этих людей, видел своими глазами, как они жили и погибали, он будто даже знал их. Что сталось с сивиллами, с девушкой в синем и с ее возлюбленным? Если все они погибли, то пусть это будет не напрасно. – Город мы обыскали, его здесь нет. Нам понадобятся факелы… – Нам?

– Да ладно, Йо, давай хоть попробуем! Если я прав, получим Камень, а если нет, ты позлорадствуешь от души. Или у тебя есть план получше?

У Йомара такового не нашлось. Не имея возможности найти в плане Дамиона серьезных недостатков, он стал цепляться к подробностям.

– Ладно, а откуда ты знаешь, что его не вынесли из пещеры потом?

– Единственный способ узнать – посмотреть. – Дамион не стал говорить, что в прошлом он видел Мандрагора. Способность Йомара верить и без того достаточно была напряжена на сегодня, да и сам он уже не был до конца уверен, что тот человек был именно Мандрагор. В конце концов, говорят же, что у каждого где-то есть двойник. Может быть, он просто видел кого-то из дальних предков Мандрагора. – Я просто предпочел бы не идти один на случай, если там провалы, ямы и прочее.

– Я пойду с тобой, – предложила Лорелин.

– Нет, там может быть опасно. Сперва мы с Йомаром проверим.

– Ладно, – произнес Йомар, сдаваясь. – Вряд ли это хуже, чем продолжать тут копаться в мусоре. Я все равно думаю, что ты псих, но ничего другого предложить не могу. Пошли.

Эйлия прикусила губу:

– А что если придут зимбурийцы или…

– Мы недолго, – перебил ее Дамион. – Так что выше нос! Сидите здесь и поглядывайте, не появится ли Ана. Может, она сюда доберется, а у нас к тому времени уже будет Камень.

Подземный ход, ведущий от устья пещеры, вскоре разделился на два. Один проход с вырезанными ступенями вел вверх, как винтовая лестница, и Дамион с Йомаром решили, что он идет к вратам луны на вершине. Другой, с неровным поломуходил вниз. Дамион и Йомар решили пойти по нему. Держа в руках факелы, взятые из зимбурийских вьюков, они стали осторожно спускаться. Свод был низок, и приходилось почти все время идти согнувшись.

Казалось, что идти приходится вниз по кишкам горы – частые узкие повороты вызывали легкое головокружение. Целую вечность протискивались они в этот узкий ход, но, наконец, оказались в большом подземном зале. Наверху – неровный скальный свод, справа – очередной туннель в черноту.

– Еще этого не хватало! – пожаловался Йомар. – Так он и будет тянуться и тянуться. Может, бросим прямо сейчас?

– Мы должны идти дальше, Йо. Ты же не хочешь, чтобы Камень достался зимбурийцам?

Дамион от отчаяния готов был пуститься на любые ухищрения. Йомар зловеще помолчал секунду, глядя в темное отверстие входа.

– Такое чувство, что мне становится на это наплевать, – буркнул он. – На самом деле все это ради ничего. Халазар все равно начнет войну, что бы ни было, и вряд ли будет какая-то разница от наших действий.

– Вот это как раз говорил Мандрагор, – ухватился за его слова Дамион. – Так ты с ним согласен?

Йомар заиграл желваками. Он готов был на что угодно, но не на согласие с Мандрагором.

– Пусть Халазар объявит войну, если хочет, – продолжал Дамион, – но это еще не значит, что солдаты пойдут воевать по его приказу. Ты же был в этой армии, Йо. И ты думаешь, что эти люди способны воевать, если не боятся своего предводителя? Представь себе, что Халазар вернется отсюда с пустыми руками после всего своего бахвальства. Это же все, ему тогда конец.

Йомар промолчал. Потом, так и не сказав ни слова, он встал и пошел впереди по второму туннелю. Так и было, как предвидел мохарец: туннелю не было конца. Дамион вспомнил катакомбы и ощутил тот же панический страх, желание во что бы то ни стало немедленно увидеть небо и деревья. Он старался сдержать это чувство, овладеть собой, но это требовало усилий. И он уже почти поддался панике, когда вдруг туннель открылся в зал, больше чем первый. Дамион и Йомар остановились, всматриваясь в глубину. А потом лишились дара речи, увидев, что перед ними.

Невообразимые сокровища наполняли пещеру от края до края, наваленные грудами на полу, – древние богатства элеев. Были здесь монеты, браслеты, кубки и диадемы; соблазнительно блестело золото, играли как иней драгоценности. Большие хрустальные шары, урны, обрамленные жемчугами, ожерелья, как бриллиантовые паутинки, ограненные рубины краснее огня и неограненные, как сгустки крови. Покрытые резьбой громадные бивни шерстистых слонов, огромные слезы медового янтаря и неимоверные скопления кристаллов граната. Стояли рыцари из мрамора или обсидиана возле своих каменных коней, и все подробности облика людей и коней были точно переданы резцом скульптора до полного жизнеподобия, если не считать, что у людей не было рук – потому что это были манекены, поддерживающие еще более ценные сокровища: высокие шлемы с гребнями и кольчуги из золота или серебра, либо броневые нагрудники, плащи и чепраки витого золота, ножны, из которых торчали украшенные каменьями рукояти мечей. Очевидно, церемониальные доспехи – такая красота вообще не предназначалась для поля боя.

В просторной камере было абсолютно тихо, если не считать едва заметного шелеста – быть может, ветер играл в трещине где-то далеко вверху. На долгие минуты друзья застыли недвижно, потом вместе бросились вперед.

– Конечно! Королевская казна! – воскликнул Дамион. – Вот почему мой рыцарь сюда направился! Где еще лучше спрятать драгоценность, как не в полном зале самоцветов? Тут можно искать годами, и ты так не будешь знать: а тот ли камень нашел?

«А мы-то как его найдем? – подумал он. – И это если он еще здесь».

Но его спутника ни капельки не интересовала легендарная драгоценность, когда столько их лежало вокруг. Темные глаза блестели, он копался в сверкающих кучах, набивая карманы камнями, брошками, розоватыми жемчужинами размером с виноградину.

– Поверить не могу! Да я бы мог купить себе свободу за один такой камешек! – хрипло выкрикнул Йомар, выхватывая из кучи на полу золотой слиток. – А на это посмотри! И на это!

Он подобрал кинжал с рубиновой рукоятью и поднес к свету факела. Тусклые красные огни в глубине камня, пробужденные пламенем, казалось, что-то говорят. Йомар бросил кинжал, чтобы схватить перевязь мраморного рыцаря. Устроив факел на полу, он схватил одной рукой ножны, а другой взялся за золоченую рукоять и вытащил клинок. Тот странно заблестел в свете факела, и стало видно, что он сделал не из стали, но из прозрачного хрусталя или стекла.

– Что за… – поперхнулся Йомар, уставясь на меч. Дамион посмотрел на оружие. По золотой рукояти вились изображения драконов. Это даже трудно было назвать оружием – скорее, произведение искусства. Йомар пожал плечами:

– Стеклянный меч. Церемониальный, наверное. Красиво, но бесполезно.

– Да нет, Йо, это меч паладина.

– Бери его себе, если хочешь. А я поищу настоящий, который режет.

Дамион опустил факел на пол и взял меч. Он был куда легче зимбурийского оружия – его можно было держать одной рукой.

– Он режет, Йо. У всех паладинов были такие мечи, и они ими воевали. Клинок не стеклянный, а алмазный. Алмаз режет почти все. – Дамион осторожно тронул край блестящего лезвия, но все же порезался. – Может быть, это меч самого короля Андариона. У него была золотая рукоять с драконами, как вот эта, так говорят легенды. Давай, выставь свой меч вперед.

78
{"b":"5479","o":1}