ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут увидела сверкающую пещеру пасти чудовища: длинный бегающий язык, клубы пара от дыхания. Дракон медленно развернулся во всю свою золотистую длину.

Живой. Это живой дракон. Все-таки не статуя. Настоящий Дракон, пробудившийся ото сна на вершине. Эйлия попятилась, пошатнулась и снова рухнула на колени.

20 ЦАРЬ-БОГ

– Выходит, мы зазря шеей рисковали, – буркнул Йомар.

Они остановились после бесконечных, казалось, блужданий по извивам и поворотам подземного коридора. Факелы остались в зале царя драконов, и на двоих у них была только последняя свечечка из сумки Йомара, так что идти приходилось медленно. Страхи, что коридор упрется в тупик, не проходили, но сейчас каменный пол стал уходить вниз, и это тоже не обнадеживало.

– Тебе не пришло в голову сначала заглянуть внутрь этой коробки? – бурчал Йомар, когда они сели отдохнуть, привалясь спинами к стене.

Дамион закусил губу. Его воспитывали как служителя Веры, и запас выразительных слов у него был невелик, а те, которыми он располагал, были явно недостаточны.

– Ну, это уже сверх всякой! – выпалил он, наконец. – Я был несколько занят большим и опасным животным, или ты не заметил?

– Да ладно, это все равно неважно. Я лично никогда в грош не ставил этот дурацкий камешек. Мы его не нашли, но и зимбуры тоже.

– Но они еще могут его найти! Если футляр был там, то и Камень тоже должен быть. Он где-то в этой груде…

– Ну, я-то туда точно не пойду, когда там ждет эта тварь! Пусть зимбуры с ним возятся, если хотят.

Дамион промолчал. Ему тоже не хотелось опять оказаться лицом к лицу с драконом. Глядя в глубину коридора поверх пламени свечи, он вдруг вспомнил большой темный глаз дракона и мысленно снова схватился с ним. Этот глаз наполнял его страхом сильнее клыков и когтей чудовища: бездонный зрачок, где светится злобный ум. На кратчайший миг ему показалось, что он ощущает огромный нечеловеческий разум, лабиринт темных пещер и коридоров мысли. Он не мог избавиться от чувства, что и дракон узнал его разум, проник в его намерения и действовал не как бессмысленный зверь, защищающий свою территорию по инстинкту, но в гневе за попытку Дамиона похитить Камень Звезд. Был ли там этот Камень, в сокровищнице? А если да, то одержимость царя драконов этим Камнем была ли просто завороженностью бессмысленного зверя блеском побрякушки? Или чем-то большим?

– Йо, – сказал он тихо. – Можешь считать меня глупцом, но – мне кажется, дракон понял, за чем мы пришли. Как-то он это знал.

– Хватит этих сказок! – простонал Йомар. – Дамион, они просто животные!

– Да? – возразил Дамион. – Почему ты так уверен? Мы ничего об этих созданиях не знаем – им подобных на всей земле нет. Кто сказал, что они не могут быть разумны – почти так же разумны, как человек? – Ему вспомнился плавающий вдоль корабля дельфин, взгляд его больших и мудрых глаз. – Может быть, царя драконов влечет Камень Звезд…

– Царя драконов?

– Так его назвала Ана. Тринолоанан.

– Ты еще хуже Эйлии – веришь в любую ерунду. Они животные, Дамион. Откуда у них царь?

– Есть же царицы у пчел? Это просто выражение такое. А этот вроде бы господствует над другими драконами.

– А что до того, что дракон хочет хранить Камень, – продолжал Йомар, не обращая на него внимания, – так это просто смешно.

– Да? Многие животные собирают яркие блестящие предметы. Сороки, например. А дракон должен быть куда разумнее сороки.

– Не будь глупцом. Он всего лишь животное и ничего больше, говорю тебе! – И он добавил мрачно: – Пойдем-ка отсюда, пока оба не спятили. Пошли дальше.

– Йо, так мы можем вечно бродить по недрам этой горы. Ты это сам сказал. Мы даже не знаем, где он – путь наружу.

– Есть шансы выбраться, если мы пойдем в эту сторону. А туда, к дракону – там шансов ни одного.

Дамион вздохнул и ничего больше не сказал, но прислонился к стене и закрыл глаза. Должен быть путь наружу – в этом он не сомневался. Они забрались так далеко, преодолели столько препятствий, что он, как Ана, начал видеть нечто, стоящее за их усилиями: не судьбу – не что-то столь далекое и равнодушное, но какое-то благое и направляющее влияние – быть может, руку Господа, которого он почти что отверг. Дамион углубился в себя, надеясь увидеть еще одно видение или какое-то небольшое чудо, пытаясь снова установить связь с тем таинственным провидением, которое он чувствовал или воображал.

– Мог бы хоть какой-то интерес проявить, – язвительно заметил Йомар.

– Помолчи, я молюсь, – ответил Дамион, не открывая глаз.

– Толку-то от этого?

– А что толку от твоих упражнений в остроумии? – отпарировал Дамион, открыв глаза и укоризненно глядя на Йомара.

Мохарец сунул фляжку в сумку.

– Ладно! Я тоже не знаю, что делать. Но не вижу смысла возвращаться тем же путем мимо огромного разозленного дракона.

Дамион встал со вздохом:

– Хорошо, пошли дальше.

Они встали и пошли, и вскоре коридор снова выровнялся, расширился гигантской кроличьей норой. И закончился зияющим отверстием, освещенным странным голубым светом…

– Небо! – воскликнул Дамион.

Он радостно бросился вперед, Йомар за ним, и они вышли из широкого отверстия пещеры на северный склон горы. Здесь был крутой, почти вертикальный обрыв, но два пика и северная стена Лиамара находились совсем рядом.

– Ну? – ликующе бросил Йомар. – Что я тебе говорил? Дамион даже не мог улыбнуться. Они опять не нашли Камня, и это второе разочарование было почти невыносимо.

– Лорелин? Эйлия?

Никто не ответил. Комната была пуста, обе девушки исчезли.

– Какого нечистого? Где они обе? – взорвался Йомар, оглядывая комнату. – Им было сказано никуда не ходить! Только не говори, что они пошли сами его искать!

– Лорелин! – звал Дамион, пробегая по коридору. – Эйлия, где вы?

Темные холодные комнаты отражали голос эхом, но другого ответа не было.

– Зачем они ушли из этого здания? Искали нас?

Он похолодел при этой мысли, вспомнив дракона в логове.

– Может быть, их что-то напугало, и им пришлось быстро убираться, – предположил Йомар.

– Давай их поищем, – устало отозвался Дамион.

Они вышли наружу. Снег был хорошо утоптан, явно не одной парой ног.

– Но это один человек, – заключил Йомар, разглядывая следы. – Ушел, пришел и – да, снова ушел. Следы слишком малы для Лорелин, значит, это Эйлия. Но где Лорелин? Ничего не понимаю.

Они пошли по следам. Один вел к пику, другой – к площади. Йомар решил, что второй свежее. Они с Дамионом пошли по нему, пока не пришли на площадку, утоптанную множеством ног. В сапогах. Мужчины переглянулись.

– Антропофаги? – спросил Дамион.

– Нет, – ответил Йомар, изучая следы. Он выпрямился, вид у него был мрачный. – Зимбурийские сапоги.

– Зимбурийцы! – воскликнул Дамион. – Они опередили нас и захватили женщин! Не надо было их оставлять!

– Остынь, – бросил Йомар, хотя вид у него тоже был несчастный. – Эйлия нарвалась прямо на них, – добавил он.

Сердце у Дамиона болезненно сжалось, когда он увидел маленькие следы, теряющиеся среди больших.

– Если здесь как-то замешан Мандрагор, – поклялся Йомар, – он мне головой ответит… разве что они и его взяли, – сказал он, чуть повеселев от этой мысли. Он пошел дальше, пялясь в землю, потом крикнул: – Дамион, смотри! Они ее не схватили! Она убежала!

Направляясь посмотреть, Дамион вдруг услышал странный свист и неясный металлический щелчок. У подножия сломанной колонны лежала стрела.

– Стоять! – крикнул чей-то голос.

Из развалин высыпали люди – зимбурийские солдаты в своих черных одеждах. Дамион и Йомар выхватили мечи, но один взгляд сказал им, что это безнадежно. Колоссальное численное превосходство противника, не говоря уже о том, что мечи против лучников бессильны.

– Какая встреча! – произнес голос из задних рядов. Дамион и Йомар оба застыли при виде приземистой фигуры его обладателя. – Ну-ну! – продолжал Шеззек, выступая вперед. – Давайте только без глупостей, и вам ничего плохого не сделают. Пока что.

83
{"b":"5479","o":1}