ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты не слушаешь! – упрекнул его Йомар.

– Что? – рассеянно переспросил Дамион.

– Что с тобой? – рявкнул Йомар. – Как будто тебя сильный солнечный удар хватил. Ты что, в самом деле поверил во всю эту муть насчет планетных сфер? Пусть это другая страна, но мир все тот же, наш.

Дамион ничего не сказал. Это не был, и не мог быть его родной мир. Во-первых, странное ощущение легкости, будто он весит меньше, чем раньше, и теперь и ходить, и бегать, и подниматься по лестнице стало куда проще. Потом этот разреженный воздух – как в горах, да только они здесь на уровне моря. И небо: на Элендоре луна была в первой четверти, а здесь она круглая, полная и непривычного цвета – с оттенком светло-синего. А звезд таких ярких он вообще никогда не видел. Анатарва пылала теплым желтым светом, звезды в Единороге синим и белым, красная звезда Утара в Модриан-Валдуре горела как тавро. Созвездия тоже были не весенние, а осенние, начало осени. Между крупными звездами виднелись многочисленные мелкие, которых Дамион вообще никогда до того не видел. Необычная белая дуга на небе тоже присутствовала: облака начинали расходиться, и видно было, как она тянется от восточного до западного горизонта. Блестящая протяженность ее казалась твердой, с отчетливыми краями, которые не расплывались и не бледнели.

И сами элей, давно исчезнувшие из известного ему мира…

Однако спорить с Йомаром не было времени. Мохарец был раздражительнее, чем обычно: быть может, мысль о пребывании в чужом мире его пугала, и он ее отвергал, чтобы сосредоточиться на ожидающей их схватке. Драться – в этом он понимал. Это он умел делать лучше всего другого.

Теперь они видели, что холм, на котором стоит дворец, находится за городской чертой в окружении лесного массива, как частный парк за белой стеной. А в золотых его воротах стояли люди в сине-серебряных ливреях.

– Нам туда не попасть, – произнес Дамион при виде этого зрелища.

Белые зубы Йомара блеснули в его прежнем веселом оскале:

– Ты так думаешь? А стена не слишком высокая, и ни шипов, ничего такого у нее наверху! Часовые тоже только у ворот. Эти люди понятия не имеют об охране зданий. Перелезем легко: если найдем бочку или что-нибудь такое, на что встать, я тебе влезу на плечи, а потом втяну тебя за собой.

– А что там внутри? – спросил Дамион. – Дозорные? Собаки?

«Драконы и трехголовые чудовища?» – добавил он про себя. Кто может знать, что там затаилось в этих безобидных с виду стенах? Может, потому и нет шипов и вооруженных часовых, что их не надо…

Йомар пожал плечами; глаза его свирепо и весело сверкнули. Теперь, когда у него был план действий, обескуражить его было невозможно:

– Ау нас мечи.

Он зашагал вперед, и Дамион следом. Они шли навстречу белым стенам и тому, что ждало их внутри.

23 ТЬМА И СВЕТ

Эйлия проснулась от болезненной пульсации в левом виске. И что-то неприятное застряло в глубине сознания, как после тяжелого сна.

Потом она вспомнила.

Мандрагор!

Она вздрогнула, вспомнив выражение его лица, когда он подошел к ней там, в коридоре – выражение удивления и гнева в этих кошачьих глазах. Она тогда побежала от него, споткнулась и упала головой на лестницу. После этого она уже ничего не помнила. Наверное, он ее унес, пока она была без сознания. Открыв глаза, Эйлия со страхом огляделась, мигая по мере того, как прояснялось сознание.

Но эта комната ей знакома… Застеленная красным кровать, на которой она лежит, каменные стены, гобелены. «Это та странная комната в подвалах замка. Подземная тюрьма, где Мандрагор держал меня и Лорелин. Как же я сюда снова попала?»

Она села, потирая ноющий висок, и увидела, что одета в ночную рубашку из какой-то грубой серой материи. Когда она стала ощупывать незнакомую ткань, открылась дверь и вошел Дамион. Он был одет в лохмотья, усталое лицо в трехдневной Щетине. Что-то было странное в нем, в том, как его синие глаза встретили ее взгляд.

Она подпрыгнула и пошатнулась, когда боль снова ударила в голову.

– Дамион! Как мы попали сюда – в Маурайнию? Это меня тот дракон принес? А как ты…

Дамион стоял, сложив руки на груди, глядя на нее синими отчужденными глазами.

– Значит, ты к нам вернулась, – бодро сказал он. – А то мы уж не знали, что с тобой делать.

– Делать? Не понимаю. – Почему он на нее так смотрит, будто едва с ней знаком? Она была в недоумении и растерянности. – Дамион? Расскажи, прошу тебя, что случилось? Как мы сюда попали?

Он сел рядом на вышитый стул.

– Эйлия, что ты помнишь последнее?

– Помню? – Она вернулась мыслями назад. – Дворец. Я была в красивом дворце, в стране из волшебной сказки. В Элдимии. И еще там была Лорелин. Она на самом деле Трина Лиа, Дамион, – это правда! – Эйлия остановилась и нахмурилась: – И еще там был Мандрагор.

– Еще что-нибудь?

Синие глаза просто сверлили ее.

– Еще… дракон. Вот как я туда попала. Он меня спас. Мы летели в небо, к луне… – она замолчала, когда он приподнял брови. – Дамион, это правда. Когда вы с Йомаром ушли в ту пещеру…

– Мы с Йомаром? – повторил он ее слова с озадаченным видом. – В какую пещеру? Эйлия, ты ведь не знаешь, что случилось?

– Случилось?

Он встал и начал расхаживать по комнате.

– Тебя и Лорелин здесь держал несколько недель назад один человек по имени Мандрагор…

– Да, чародей.

Дамион нетерпеливо встряхнул головой:

– Да не чародей, обыкновенный человек. Он хотел удержать Лорелин подальше от нас…

– От нас?

– От колдунов. – Он остановился и посмотрел на нее в упор. – Ладно, начну с самого начала. У нас есть ковен, мы встречаемся в катакомбах. Ана – наш предводитель, а Лорелин выбрана, чтобы стать новым предводителем – верховной жрицей, если хочешь. Вот почему я вообще привез ее с архипелагов. Глупая девчонка пока упирается, но мы сумеем ее уговорить. Эйлия посмотрела на него пристально.

– Это неправда, – сказала она тихо. – Все было не так.

– Мандрагор узнал про нас и выдал нас патриарху, который явился с толпой поселян, чтобы нас выгнать. Некоторые из наших стали несколько неосторожны – жгли амбары и так далее. Нас с Аной нашли в развалинах, а еще тебя и Лорелин. А этот перебежчик Йомар снова удрал к зимбурийцам, конечно, как только унюхал, куда ветер дует. Но мы сбежали от охраны и прячемся здесь с тех самых пор. Как только все стихнет, мы возьмем с собой Лорелин и отправимся в горы. Если повезет, доберемся до Маракора без приключений.

Эйлия вскочила:

– Нет! Я тебе не верю! Все неправда! – Ее наполнил панический страх. – От охраны мы не сбежали – они нас взяли на свой корабль, отвезли на север, в Тринисию. Это там мы сбежали от них, и Йомар с нами, и он помог нам, и мы искали Звездный Камень…

Она смутилась, замолкла под его неотрывным взглядом.

– Да, ты что-то такое все время несла в бреду. Это от зелья, которым мы тебя напоили.

Зелье? Она рухнула обратно на кровать, руки и ноги тряслись. В голове что-то будто стучало молотом.

– Нам пришлось тебя здесь держать последние три недели, а ты оказалась очень шумным и непокладистым пленником. Мы тебе дали зелье, чтобы успокоить, но у тебя тогда начался бред. Пока что мы еще не можем тебя выпустить, сначала надо переправить из страны Лорелин. Пойду расскажу Ане, что ты наконец очнулась.

Он повернулся, будто собираясь уходить.

– Бред. Значит… ничего этого не было.

Океанское плавание, поиск Камня, полет на спине дракона, прекрасный элейский дворец. И дружба Дамиона – ничего этого не было. Этот холодный и жесткий Дамион не был тем Дамионом, которого она знала. Но тот, кажется, вообще был горячечным сном.

– Нет! – простонала она. – Нет! – Она посмотрела загнанными глазами. – Не может быть, чтобы это был только сон! Не может…

Она осеклась, закрыла лицо ладонями. Да, это была иллюзия – разве она не сомневалась все это время? Лорелин, старая Ана, Дамион, Камень, остров фей. Теперь ясно, как горячечный мозг все это сложил воедино, сплел все пряди ее жизни и старых сказок в одно полотно!

93
{"b":"5479","o":1}