ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Эйлия! – сказал он тихо и удивленно. – Эйлия, ты одна из них – из немереев.

Ана теперь подошла вместе с королем. Темноволосый король дрожал и повторял:

– Это она, она!

– Тише, ваше величество! – предупредила Ана негромко но внушительно. – Не напугай ее. – Благородные дамы и господа! – обратилась она к безмолвному народу во дворе. – Я имею честь представить вам Элмирию – дочь королевы Эларайнии.

Эйлия поняла, что все смотрят на нее – не на Лорелин.

– Что ты говоришь? – спросила она, внезапно испугавшись. Камень выпал из ее руки, она попятилась. – Я тебя не понимаю, что ты говоришь.

У Аны был торжественно-серьезный вид.

– Трина Лиа – это ты, Эйлия. Мы тебя искали многие годы, с тех пор, как твоя мать скрылась вместе с тобой. Наконец ты вернулась домой.

– Домой? – прошептала Эйлия.

Она оглянулась на остроконечные башни дворца, горящие, как фонари на фоне вечернего неба, на знакомые звезды, светящие с неба, на сапфировую луну, вырвавшуюся из меняющихся облаков.

– Домой, – повторила она, пораженная.

24 ПРИНЦЕССА ЗВЕЗД

– Понимаете, – говорила Ана, – это был вопрос жизни и смерти – чтобы Трина Лиа не знала, кто она. Пока она пребывала в неведении, враги ее были ей не опасны…

Спутники шли вместе по парку дворца. С неба лила лазурный свет странная луна, и бледное свечение исходило от небесной дуги. Элей звали ее аркой небес, как сообщила Ана, но на самом деле это была система колец, окружающая планету. Под этим люминесцентным небом лежала залитая серебром и синевой земля. Путешественникам казалось, будто они действительно подошли к концу жизни и попали на Небо, оставив позади мир страхов и страданий. Ана шла во главе небольшой группы, Дамион и Лорелин – чуть сзади. Впереди резвилась и прыгала, как котенок, Серая Метелка. Король Тирон шел рядом с Эйлией, обняв ее за плечи, будто боясь, что вдруг она улетит и снова его покинет. Эйлия время от времени взглядывала на его сильное бородатое лицо и думала: «Неужто это мой отец?» Он был очень красив, полон достоинства, темные волосы и глубокие серо-фиолетовые глаза были очень похожи на ее собственные. Он не выглядел достаточно старым, чтобы быть отцом взрослой женщины – Эйлия, кажется, была старше, чем сама думала: одно из плетений пелены обмана, которым окружили ее в самые ранние годы, обмана, который сохранил ей жизнь. Она всегда выглядела моложе своего возраста, и теперь знала, что правду рассказывали об элеях: они жили дольше отведенного людям срока и старели медленнее.

А как же та, другая семья, оставшаяся на беспокойной Мере, чья любовь взрастила и воспитала ее? Нелла и Даннор, Джеймон и другие, кто сейчас, наверное, гадает, что случилось с их дочерью, племянницей, кузиной – с их Эйлией.

«Если я еще Эйлия».

Ее мысли прервал Йомар. Необычно тихий и скромный, он вдруг спросил у Аны:

– А почему ты нам все это раньше не сказала? Про Арайнию, про другие миры?

– Потому что вы бы не поверили мне. Столько прошло времени с тех пор, как кто-либо путешествовал между мирами, что такие путешествия стали считать мифом. Вы бы сочли меня за совершенно безумную старуху и не стали бы мне доверять. Даже сейчас мне кажется, что вы не до конца верите, будто действительно попали сюда.

Она улыбнулась.

Наступило недолгое молчание, в котором отчетливо ощущался шум любопытствующего ожидания, охватившего всю эту землю, – ожидания чего-то большего, чем просто наступление рассвета. В городе, во дворце, откуда они только что вышли, тысячи людей ждали возможности впервые взглянуть на Трину Лиа после ее раннего детства. Эта короткая идиллия при лунном свете была последним мигом спокойствия, доступным Ане и ее друзьям перед долгими волнениями.

– Сегодня великий день для народа Арайнии, – произнес своим глубоким голосом Тирон – ее отец. – Два десятилетия люди ждали восшествия хозяйки на лунный трон. Когда ты родилась здесь в Халмирионе, Эйлия, люди радовались, что им суждено было дожить до этого дня. Ты не правитель в старом смысле этого слова: истинных королей или королев в этом мире не было уже много веков, и народом управляет совет. Твоя роль – духовная, как была у твоей матери. Эти люди верят, что ты послана избавить их от грядущей опасности. И не только этот мир, но еще и Меру, откуда пришла ты и твои спутники, возрадуется, когда ты взойдешь на свой трон. Твоя миссия, Эйлия, избавить оба эти мира от Валдура: биться с теми, кто хотел бы захватить Арайнию, и спасти Меру от тех сил, что порабощают ее.

– Ты говоришь о зимбурийцах? Но я же одна не смогу! – возразила Эйлия.

– Нет, но здесь ты можешь собрать для этого армию и послать ее через пустоту освобождать Меру. Этот народ сбежится на твой зов, потому что ты и есть тот вождь, которого они ждали так долго. И они жаждут воссоединиться с братской Мерой. Пришел, наконец, поборник Света, враг всех, кто служит Темному Владыке.

Эйлия потупилась, глядя в землю.

– Все равно не понимаю, – прошептала она. – Почему я? На это Ана улыбнулась.

– Дорогая моя Эйлия, этот вопрос звучит с тех пор, как был создан мир. Когда-то его задавал Андарион, как и все, кто был рожден для великих деяний и великого служения. Я не могу говорить от имени сил, ведущих вселенную по ее пути, но могу предложить тебе другой вопрос: почему это должна быть не ты?

– А когда ты впервые узнала, что я – ну, та, кто я есть?

– Первый раз у меня было странное чувство, когда ты пришла в мою палатку на Весенней Ярмарке. Я под маской безобидной гадалки просматривала население в поисках потенциальных немереев. Когда вошла ты, я ощутила в тебе бездействующую силу, ожидающую пробуждения, – как будто весна спит в земле. Но лишь когда мы оказались в Тринисии, я стала по-настоящему подозревать, кто ты такая, хотя у меня не было доказательств. То, что небесный дракон перенес тебя через Эфир на Арайнию, было еще одним признаком. И я ждала последнего испытания – испытания Камнем Звезд, – чтобы получить доказательство, исключающее все сомнения. Камень сиял только для тебя.

– Но как же это могло случиться? Если я рождена была в этом мире, как вышло так, что я жила на Большом острове?

– Достоверный ответ, – ответила Ана, – известен только бывшему моряку по имени Даннор Корабельщик и его жене. Но я думаю, что теперь могу сложить все кусочки вместе.

Восемнадцать лет назад королева Эларайния увезла свою малютку-дочь из Халмириона и магическим путем покинула свой мир, укрывшись на соседней планете Мера. Отец девочки остался на Арайнии – обеспечивать безопасность своего народа и готовиться к возвращению дочери. Оба они знали, что слуги Валдура и Мандрагор хотели бы захватить ребенка. Они знали, что ее надо прятать, пока она не вырастет настолько, что обретет свою полную силу и защитит сама себя; но в ее родном мире такого безопасного убежища не было. И в любом случае Камень Звезд находился на Мере, а это было и ее оружие, и ее единственная защита. Поэтому Эларайния решила сделать то, что много веков уже никто не делал в ее мире: улететь в другой мир на летающем корабле, послать свой крылатый корабль через плоскость Эфира в небеса Меры.

Но корабль был захвачен страшной бурей, бушевавшей меж небом и морем: может быть, обычная гроза, может быть, и нет.

При всем искусстве Эларайнии она не смогла удержаться на крыле и рухнула в море возле Большого острова.

– Обломок кораблекрушения на южном берегу! – воскликнула девушка.

Ана кивнула:

– Разумеется, были найдены только обломки корабля – недостаточно, чтобы островитяне поняли, насколько необычно было это судно, умевшее летать по небу. И только один человек выжил – младенец, то ли выброшенный на берег на обломке судна, то ли спасенный островитянами из волн. Эту девочку взял в свой дом Даннор Корабельщик. Его жена, очевидно, была бесплодна и обрадовалась до небес. Приемные родители решили, что вся семья девочки погибла в кораблекрушении, потому что никто ее не искал, и сочли своим правом оставить ее себе. – Ана повернулась к Тирону: – Прости, если тебе больно это слушать.

96
{"b":"5479","o":1}