ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но ты никогда не говорил, что владеешь еще и «Ксела Пропетиз», — фыркнула Лиза. — Трусливое упущение с твоей стороны.

— Я был уверен, что тебе это известно. Это есть на нашем веб-сайте, а при твоей любви к компьютерам мне кажется странным, что тебе раньше не пришло в голову залезть туда. Любой бизнесмен при знакомстве с покупателем поинтересуется компанией, от которой исходит предложение, — холодно привел он свои доводы.

Лиза зло взглянула на него. Он прав, но в то время ее матери поставили этот страшный диагноз. Они отказались от предложения и забыли о нем. Но он прав, черт побери! Хотя она все равно уверена: если бы он хотел, чтобы она знала правду, он должен был обо всем ей рассказать.

— Очень правдоподобно, но я все равно тебе не верю, — подытожила она, презрительно помотав головой. — Я все знаю.

— Нет, не все, — на его чувственных губах заиграла улыбка. — Ты так молода, так импульсивна, Лиза. Но жизнь не черно-белое кино, я тебе уже говорил об этом.

Она не даст себя снова одурачить. Он пользуется своей мужской неотразимостью как оружием, чтобы победить ее. Его снисходительный тон разозлил Лизу.

— Избавь меня от своих тривиальных поучений. Мне известно, что ты приобрел тридцать пять процентов акций компании. Но знай: я приложу все силы, чтобы ты не сумел достичь большего. — Лиза вылила на него весь гнев, накопившийся за прошедшую неделю. — Ты мне отвратителен. Ты самый низкий, самый хитрый человек, которого я имела несчастье встретить. Мое самое заветное желание — никогда тебя больше не видеть. — Она с силой оттолкнула его.

— Поверь мне, Лиза. Я никогда не обижу тебя.

— А попытка отобрать у меня мою компанию — это не обида? — с горечью спросила она.

Алекс не видит ничего страшного в том, что он сделал. Он бизнесмен всегда, везде и во всем.

— Я не собираюсь завладеть компанией. И акции Гарольда я купил потому… — отстаивал он свою точку зрения.

Это невозможно. Она знала, что он приобрел акции Ли, но акции Гарольда… Никогда!

— Я не верю тебе, — перебила она его. — Ты лжешь. Гарольд никогда бы не продал акции, не поговорив со мной.

Алекс с жалостью смотрел на нее, и у Лизы возникло предчувствие беды.

— Мне жаль разочаровывать тебя, Лиза. Эндрю Скотт, мой лондонский управляющий, совершил в прошлый вторник эту сделку. Но это только для твоей пользы.

Эта фраза привела ее в бешенство. Для твоей пользы. На самом деле она означает противоположное.

— Как тебе удалось заставить Гарольда предать меня? — как можно спокойнее спросила она.

— Он не делал этого. Он любит тебя. Не надо обвинять его.

С чувством неизбежности она решила прекратить борьбу.

— А теперь ты собираешься сообщить, что для моей же пользы надо разрушить «Лоусон Дизайнер Гласе», чтобы освободить территорию для стройки, саркастически подсказала она. — Это не пройдет. Контрольный пакет у меня. — Она лгала, надеясь, что Алекс не знает об истинном положении вещей.

Он усмехнулся уголком губ:

— У тебя его уже нет. Вчера приют продал свои акции.

Лиза замерла от этого удара. Теперь у Алекса пятьдесят три процента акций «Лоусона». Все-таки он это сделал. Купил ее компанию против ее воли.

— Ты просто дьявол! Ты воспользовался сексом, чтобы ослепить меня и обобрать. — Как она могла полюбить человека с такими моральными качествами? Человека, который воспользовался ее незнанием мужчин, чтобы жениться на ней и манипулировать ею. И отобрать у нее то, что принадлежало ей от рождения. Она осознала темную силу его личности в момент встречи с ним. Но любовь сделала ее слепой к безжалостной натуре этого человека.

— Должен напомнить, что совсем недавно ты с нескрываемым нетерпением и желанием встречала меня. Я не дьявол, я — твой ангел-хранитель. Я купил акции, чтобы ты могла сберечь свою компанию.

— Извини, но она и так была моей, — напомнила Лиза, игнорируя его намек на секс.

— Если бы я не купил акции, это мог бы сделать кто-нибудь другой. «Соломос Интернэшнл» — очень богатая компания, Лиза. Мы инвестируем средства во множество различных проектов по всему миру. Ты думаешь, для меня имеет принципиальное значение, купим мы еще одну компанию или нет? Когда я встретил тебя, я решил изменить свои намерения. — Он взглянул в ее гордое лицо, и сожаление возникло в его темных глазах. — Я знаю, что ты оказалась в этом положении не по своей вине. Несчастье часто превращает нас в глупцов. Ты великодушно подарила акции приюту в память о матери, но это поставило твой бизнес в неустойчивое положение. Ты умная женщина, но ты слишком молода, и у тебя нет опыта. Ты не представляла, как быстро вылетишь из бизнеса, если какая-нибудь фирма купит акции твоей компании. Я не жду ответа. Ты совершила ошибку, сделав приюту этот подарок.

— И ты воспользовался ею. — До Лизы медленно доходило, насколько он прав. Она сделала ужасную ошибку.

— Какого черта! — Он схватил ее за плечи. — Я сохранил акции для тебя.

— И как же ты с ними поступишь? — иронически поинтересовалась Лиза.

Алекс на секунду сжал ее плечи, потом выпустил, и на его красивом лице появилось суровое выражение.

— Поверь мне, Лиза, тебе не нужно об этом знать.

— Ах, вот как!

Долгие томительные мгновения он смотрел на нее. Ей казалось, что в его темных глазах мелькнула боль, но он повернулся и отошел к окну. Спустя некоторое время он взглянул на нее.

— Тебе лучше сесть, — Алекс указал на маленький диванчик около стены.

Ее первым желанием было воспротивиться, но что-то в выражении его лица поколебало ее. Нервно затянув пояс халата, Лиза подошла к дивану и села.

— Опять сражение. Но постарайся на этот раз говорить правду.

Алекс вспыхнул: была задета его честь. Тяжело вздохнув, он начал:

— Год назад «Ксела Пропетиз», одна из принадлежащих мне компаний, как ты правильно заметила, получила от брокера инвестиционное предложение: ликвидировать «Лоусон Дизайнер Гласе» и на ее месте создать более прибыльное предприятие. — Он посмотрел на Лизу. — Но ты все это знаешь.

— В предложении, которое получила моя мать, не было ни слова о ликвидации.

— Никто не открывает оппоненту свои карты полностью.

Лиза отвела взгляд. Ее мать умирала в это время. Она опять взглянула на Алекса. Каким человеком надо быть, чтобы обманывать умирающую женщину?

Он прочел ее мысли.

— О болезни твоей матери я тогда не знал. Энди Скотт рассмотрел возможность сделки и представил мне предложение. Побывав на месте, я согласился.

Предложение было принято. Проект был готов, и мы стали действовать.

— А когда же ты решил использовать такое дьявольское средство, как женитьба на владелице? вклинилась Лиза.

— Это смешно, Лиза. Я тогда ничего о тебе не знал. Я могу купить и продать твою компанию миллион раз. Для этого мне не нужно жениться на тебе.

— Пусть так. — Это выбивало почву у нее из-под ног, но не объясняло его разговора с Найджелом. —Это ты так говоришь. — Она все еще не верила ему.

Алекс бросил на нее холодный взгляд и продолжил:

— Я зашел в бар отеля в Стратфорде и обратил внимание на стройную очаровательную блондинку с великолепными ногами. Затем я заметил двух ее компаньонов: невысокого пожилого толстяка и темноволосого молодого человека. Я решил, что это ее поклонники.

Лиза пришла в ярость. Она вспомнила, как он, не отрываясь, смотрел на нее тогда, и поняла, почему.

— Это звучит цинично, но это — правда. Ко мне подошел Найджел, твой сводный брат, и представился, назвав в качестве общего знакомого Энди Скотта. Жаль, что приходится тебе все это рассказывать, Лиза, — с невыразимой нежностью произнес он. — Но Найджел и есть тот агент по недвижимости, кто первым привлек внимание Энди Скотта к «Лоусон Дизайнер Гласе».

— Как он мог? — прошептала Лиза, но, зная Найджела, она поверила.

— Очень легко. Я знаю, что ты считаешь его членом семьи. Но он еле дождался, чтобы сообщить мне, что я упускаю выгодное дельце. Найджел предложил, чтобы я повысил предлагаемую сумму. Он гарантировал приобретение тринадцати процентов акций, принадлежащих Гарольду Уотсону, а если я не заинтересован в сделке, то у него есть на примете другие. Я не был склонен торопиться. Все равно у семьи Лоусон остается пятьдесят два процента, не слишком выгодное предложение для «Ксела Пропетиз».

20
{"b":"5481","o":1}