ЛитМир - Электронная Библиотека

Джанфранко испытывал нечто похожее. Что, черт возьми, он делает с этой ненормальной молодой англичанкой на лужайке дома своих друзей средь бела дня? Он даже разозлился на себя – он не относится к числу мужчин, которые когда-либо теряют над собой контроль.

– Пожалуйста, отпустите меня, – умоляла Келли. Жар и тяжесть его тела были теперь не возбуждающими, а угрожающими. Она имела дело с совершенно незнакомым человеком и к тому же вором. – Прекратите немедленно! – взывала она, стараясь сохранить самообладание. – Вы можете угодить в тюрьму на долгие годы за изнасилование.

– Санта Мария!

Он возмущенно посмотрел темными глазами на красивую женщину, над шторой возвышался. Ему доводилось слышать много обвинений в свой адрес, но чтобы его назвали насильником? Такого еще никогда не было.

– Вы совсем выжили из ума? – взревел он в бешенстве.

– Нет.

Келли подумала, что он слишком зол и опасен и ей надо потакать ему до тех пор, пока у нее не появится шанс освободиться.

– Кто вы такая, черт возьми? И что делаете здесь? – грубо спросил Джанфранко. Он взглянул в синие глаза и увидел, что она и в самом деле испугана и изо всех сил старается скрыть это.

– Меня зовут Келли Маккензи, я буду все лето работать здесь няней. – Если ей удастся разговором отвлечь его, у нее будет шанс удрать. – Никто не слышал моего крика, так что, если вы отпустите меня сейчас, я обещаю не заявлять о вас.

– Баста. Довольно. – Все и так слишком далеко зашло.

Заявлять о нем! Джанфранко увидел, что она вздрогнула, и постарался смягчить свой тон.

– Послушайте, Келли Маккензи, я не собираюсь обижать вас. Никогда в жизни не применял силу к женщинам и не собираюсь этого делать. – (Она взглянула в смуглое красивое лицо, и ей захотелось поверить ему.) – А сейчас я отпущу вас, мы сядем и обсудим это недоразумение как двое взрослых людей. Согласны?

Она кивнула. Каждая мышца ее тела была напряжена в ожидании освобождения. В следующую минуту он выпустил ее запястья и сел, но прежде, чем она смогла пошевелиться, обнял ее сильной рукой за плечи и крепко прижал к себе.

– К тому же я и не вор, – спокойно продолжал он, – так что сидите тихо и слушайте.

У нее не было выбора: он сцепил пальцы и взял ее в кольцо своих рук. Но так как мысль о надвигающейся опасности изнасилования померкла, к Келли начала возвращаться ее обычная задиристость.

– Так, значит, для вас обычное занятие – слоняться по чужим садам с металлическим прутом в руке? – Она повернула голову и вскинула брови. Неужели этот человек принимает ее за полную идиотку?

– А, теперь я, кажется, все понял, – хмыкнул он. – Карло Бертони мой знакомый. Я одолжил у него монтировку, чтобы закрепить колесо на прицепе яхты, которая стоит внизу, у причала. Я пришел, чтобы возвратить ее.

Келли ни разу не упомянула имя хозяина виллы, тем не менее этот человек знал его. К тому же синьор Бертони действительно держал яхту у причала. Келли чуть не застонала. Все проще простого, а она вообразила черт знает что. Ее собственный отец всегда говорил ей, что слишком бурное воображение не доведет ее до добра. На этот раз она превзошла себя. Этот человек говорил по-английски, но с итальянским акцептом. Вероятно, он работал в гавани Дезенцано. Она почувствовала, как краска заливает ее лицо.

– Калитка была не заперта, никто не откликнулся на мой зов, и я обошел вокруг дома, чтобы оставить монтировку на террасе. Мне не хотелось брать ее с собой, потому что я зашел сюда по пути в еще одно место. Но тут вы, как дикая кошка, прыгнули на меня и заявили, что я вор.

– О господи! Простите. – Келли с облегчением взглянула на него смеющимися глазами. – Так, значит, вы не вор, а моряк и работаете в порту.

Уголки губ Джанфранко дрогнули в усмешке. Ему никогда еще не доводилось встречать женщину, так поспешно делающую выводы. Он хотел было ее поправить, но, взглянув в простодушное лицо, вспомнил о своем намерении немного развлечься. К тому же ему все еще не давало покоя то, что он так легко справился с ней.

– Да, я хожу в море и все утро занимался яхтой. Он не солгал, но и не сказал всей правды.

– Наверно, это время года самое напряженное здесь, на озере Гарда, при таком наплыве туристов и при том, что на следующей неделе грядут большие соревнования. Участники понаехали сюда со всего мира. Наверно, поэтому вы так хорошо говорите по-английски.

Келли понимала, что тараторит без умолку, но она так обрадовалась, что он не вор…

– Возможно, – сказал он с улыбкой, и его темные глаза заблестели, встретив доверчивый взгляд ее синих глаз. – Однако позвольте мне представиться. Джанфранко…

– Очень приятно, синьор Франко. – Она отбросила его рук, но улыбнулась: – Можно называть вас Джан?

– Я предпочитаю Джанни. – Взяв ее за руку, которая утонула в его ладони, он поставил ее на ноги. – Итак, Келли, недоразумение уладилось. Будем друзьями… и, как говорите вы, англичане, скрепим это рукопожатием.

Они пожали друг другу руки, но она заметила пляшущие в его глазах огоньки и фыркнула. Потом громко рассмеялась. Его сильное рукопожатие, мозоли, которые она почувствовала на своей ладони и которые явно свидетельствовали о занятии физическим трудом, убедили ее в том, что он говорил правду.

– Странно, что я приняла вас за вора, – залепетала она, но тут ее лепет прекратился, потому что он притянул ее к себе.

– Один поцелуй, чтобы скрепить нашу дружбу. Он наклонил голову и поцеловал ее долгим нежным поцелуем.

Когда Джанфранко наконец отпустил ее, она стояла ошеломленная и смотрела на него затуманенным взглядом. Но полуопущенные тяжелые веки скрывали выражение его глаз, и она подумала, не слишком ли доверчиво отнеслась к его объяснению.

– Боюсь, что мне пора идти, но теперь, когда мы решили стать друзьями, не согласитесь ли вы поужинать со мной сегодня вечером? Или синьору Бертони это не понравится? – осторожно спросил Джанфранко.

– С удовольствием, – ответила Келли. – Вся следующая неделя у меня свободна, поскольку синьор Бертони с женой и сыном Андреа уехал в Рим навестить своих родителей.

Она болтала лишнее, знала это и не могла остановиться.

– Сколько вам лет? – спросил Джанфранко, разглядывая взволнованную девушку. Эта ее лихорадочная реакция на его поцелуй удивляла. Он и сам уже давно не испытывал такого сильного влечения к женщине. Она явно не имела большого опыта общения с мужчинами, и он с удовольствием восполнит этот пробел в ее образовании. Он улыбнулся ей и почувствовал легкое угрызение совести. Она казалась почти подростком.

– Двадцать один год, – лучезарно улыбнулась в ответ Келли. – А вам?

– Тридцать один. Я, вероятно, слишком стар для вас.

– Вовсе нет, – поспешно возразила Келли. – Джуди на двенадцать лет моложе синьора Бертони, а они очень счастливая супружеская пара. Она готова на все пойти ради него. Поэтому я и оказалась тут одна: пока Джуди гостит у свекра и свекрови, она решила доказать им, что в состоянии сама заботиться о своем сыне.

Келли не имела представления о том, как много выболтала своим заявлением, но для ее собеседника это было предупреждением, что Келли Маккензи не тот человек, с которым можно просто по-флиртовать. Она явно верила в брак и счастливую семейную жизнь, и он понял, что ступил на опасную почву. Но, глядя на ее оживленное лицо и точеную фигурку, Джанфранко подавил свои мысли. Он желал эту девушку. А он относился к людям, которые всегда добиваются желаемого…

Было восемь часов вечера. К удивлению Келли, Джанни заехал за ней на огромном ревущем мотоцикле. Сидя на террасе небольшой таверны в крохотной деревушке высоко в горах, они лакомились запеченной озерной форелью. Далеко внизу искрились темные воды озера Гарда – прекрасная обстановка для романтического ужина!

Уже перевалило далеко за полночь, когда они наконец встали и вернулись к мотоциклу. Обхватив руками талию Джанни, Келли прижалась к нему, когда он, виртуозно управляя мотоциклом, мчался по извилистой дорогу обратно к Дезенцано.

2
{"b":"5482","o":1}