1
2
3
...
20
21
22
...
30

– Ты права. Мне следовало знать. – Он протянул руку, сжал своими сильными пальцами ее напряженные плечи и притянул ее к себе. – Я недостоин тебя.

Ее сердце глухо забилось. Она сделала глубокий вдох. Эмоции захлестнули ее. Она любила своего мужа, отца своего ребенка. Разве что-то еще имело значение? Келли подняла руки и обвила его шею. Ее охватило нестерпимое желание снова почувствовать себя в его объятиях, ощутить близость его тела – теперь, когда не надо было думать об округлившемся животе.

– Ой, простите. – Оливия хмыкнула. – Мне не терпелось узнать, что Келли думает о детской.

Джанфранко выпустил Келли из объятий.

– Она в восторге. Не правда ли, кара! Взглянув на Оливию, Келли сказала:

– Да, прекрасная комната. Ребенок заплакал.

– Простите, но мне надо покормить Анну. Келли подошла к колыбельке и взяла девочку на руки.

– Тебе надо как можно скорее приучить ее к бутылочке, – посоветовала Оливия. – Тогда ее может покормить любой.

Оставив без внимания этот совет, Келли села на стул, и через минуту Анна жадно зачмокала губками.

Джанфранко посмотрел на мать с ребенком, его взгляд остановился на груди Келли. К своему изумлению, он почувствовал нечто похожее на ревность к своей дочурке.

– Я должен уйти, – коротко сказал он.

Келли подняла глаза, но он уже был на пороге комнаты. Теперь, когда она осталась наедине с малышкой и своими мыслями, она вспомнила все, что произошло в последние полчаса, и тревожный сигнал громко прозвучал в ее голове. В кого же она превратилась? Готова умиротворять Джанфранко любой ценой! Буквально извинялась перед ним за то, что он забыл о ее дне рождения! Боялась выразить свое мнение, чтобы не обидеть его или его родню.

Спустя месяц Келли, которая не находила себе места и не могла уснуть, выскользнула из постели. Она бросила беглый взгляд на смежную комнату, которую занимал Джанфранко. Ей хотелось войти к нему. Но он решительно отказывался спать с ней вместе до тех пор, пока через полтора месяца она не получит одобрение доктора. В дополнение к браслету он подарил ей бриллиантовое ожерелье и машину в качестве запоздалого подарка в ее день рождения. Он был нежен с Анной, когда бывал дома. Да случалось такое нечасто.

Любовь – опасное чувство, подумала Келли. Но любовь к ребенку – это совершенно иное. Она была готова на все ради Анны. У нее становилось все меньше молока, и няня посоветовала потихоньку переходить на детские смеси, однако малышке, кажется, они не слишком нравились. Келли осторожно открыла дверь детской и на мгновение застыла па пороге.

Оливия держала на руках Анну и кормила ее из бутылочки.

– Что это, черт возьми, ты тут делаешь? Оливия взглянула на Келли.

– Практикуюсь, чтобы заменять тебя в твое отсутствие.

Дрожа от гнева, Келли выхватила малышку из рук Оливии. Теперь она понимала, почему Анна плохо брала грудь.

– Убирайся немедленно и держись подальше от моего ребенка, – взорвалась она.

– Твоего ребенка? – фыркнула Оливия. – Разве ты еще не поняла? Джанфранко вышвырнет тебя, как только ты перестанешь кормить грудью, и мы заживем с ним семьей. Ваша так называемая свадьба ограничилась только гражданской церемонией в Англии, и ему даже не понадобится разводиться с тобой, чтобы обвенчаться со мной в церкви, глупая ты корова.

И Оливия удалилась.

Келли пыталась убедить себя, что это всего лишь бредни не совсем здоровой женщины. Но в глубине души она не очень в это верила. Она поступалась многим ради того, чтобы не потерять Джанфранко, но в том, что касается ее дочери, она будет сражаться как тигрица.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Три года спустя.

Сай-Эйден-Коув в графстве Корнуолл был практически безлюден, хотя уже началось лето. Келли стояла на скалистом берегу маленького пляжа и наблюдала за тем, как ее дочка насыпала песок в маленькое красное ведерко. Ничто не могло помешать намерению Анны Лу построить песчаный замок, и это напомнило Келли о Джанфранко. Анна Лу унаследовала отцовские глаза и отцовскую решимость.

К сожалению, этого нельзя было сказать о ее матери, грустно заключила Келли. Кажется, был такой же июньский день, когда она покинула «Каса Мальдини».

В результате все оказалось довольно просто, вспомнила она, мысленно вернувшись к тому тяжелому времени. Она рассказала Джанфранко о том, что сделала Оливия, а он ответил, что она придает этому слишком большое значение. Они поссорились, но на этот раз Келли и не подумала уступать.

В ночь накануне того дня, когда ей предстояло идти к доктору для окончательного обследования, Джанфранко пришел в ее спальню. Он пристально посмотрел на нее, лежавшую на просторной кровати.

– Завтра у тебя встреча с доктором… я прав?

Их взгляды встретились, и она ощутила, как задрожала каждая клеточка ее тела. Словно почувствовав это, он сел на край кровати и заключил Келли в объятия. Она почувствовала теплый мускусный, до головокружения знакомый запах, когда он поцеловал ее жадным, нетерпеливым поцелуем.

– Белла миа, – простонал он, одной рукой гладя ее и подняв другую, чтобы откинуть ее волосы за спину. Его темные глаза пристально вглядывались в ее запрокинутое лицо, в полуоткрытые губы. – Не задерживайся завтра. Я умираю от нетерпения.

Она была настолько глупа, что этих поцелуев оказалось достаточно, чтобы убедить ее: все страхи беспочвенны и Джанфранко любит ее. Они были семьей, и их будущее рисовалось ей в радужном свете. Но когда, уходя, он сказал: «Попроси доктора, чтобы он выписал тебе таблетки – это самое надежное защитное средство», ее эйфория несколько поубавилась.

Однако это было ничто в сравнении с тем шоком, который она пережила на следующий день. Вернувшись от доктора в приподнятом настроении, она тут же направилась в кабинет Джанфранко, торопясь сообщить ему хорошую новость.

Та боль до сих пор не прошла, сокрушенно подумала Келли. Дверь была приоткрыта, и она увидела Джанфранко и Оливию в объятиях друг друга. Предостережения Джуди, поведение Оливии – все теперь встало на свои места. Но настоящее потрясение Келли испытала, когда услышала, о чем они говорили. Это и побудило ее принять решение немедленно уехать.

– Уверяю тебя, Оливия, у нас с Келли больше никогда не будет детей.

– Так чего же тогда ждать? Отделайся от нее немедленно, Джанфранко. Я в состоянии позаботиться об Анне Луизе. Я люблю ее.

Келли приняла решение немедленно… Она выглядела искренне огорченной, когда сообщала Джанфранко, что доктор порекомендовал подождать еще неделю. Потом уговорила Джанфранко отпустить ее с ребенком на несколько дней погостить к Джуди Бертони, предложив ему воспользоваться этим, чтобы уладить свои дела в Нью-Йорке.

По иронии судьбы Джанфранко сам помог ей в ее намерении бежать от него. Он вручил ей мобильный телефон, попросив звонить ему, когда она сможет, поскольку не хотел беспокоить ее в то время, когда она занимается с Анной Луизой. Зайдя в его кабинет, Келли, к счастью, нашла свой новый паспорт, который ей оформил Джанфранко и в который была вписана малышка. Он говорил, что хочет поехать с Келли куда-нибудь отдохнуть. Она не переставала удивляться самообладанию этого человека. Видимо, таким своеобразным способом он собирался расплатиться с ней! Что же, его ждет жестокое разочарование, подумала она.

На следующий день она была на борту самолета, улетающего в Лондон, а вечером сняла все деньги со своего банковского счета. Это были деньги за ее проданный дом. Келли несколько раз звонила Джанфранко, чтобы не вызвать его подозрений.

Последний, решающий звонок она сделала, когда выехала из отеля, в котором провела ночь. Она сказала ему, что оставила машину в римском аэропорту и что уходит от него. С ним может оставаться Оливия, но не ее ребенок.

Он все еще что-то кричал в трубку, когда она выключила телефон и швырнула его на дорогу.

Сохранив детские воспоминания о дяде Томе, она отправилась в его дом в Корнуолле. Он встретил ее и Анну Луизу с распростертыми объятиями и настоял на том, чтобы она остановилась у него, в коттедже с видом на залив. Своим соседям он представил ее как Келли Хоуп, свою недавно овдовевшую племянницу с дочкой, и предупредил, что единственное, что ей не надо делать, чтобы не обнаружить себя, – это пользоваться государственными компьютерными программами здравоохранения, образования и т.д.

21
{"b":"5482","o":1}