1
2
3
...
25
26
27
...
30

Келли уловила сарказм, и то теплое чувство, которое было вспыхнуло к нему, исчезло как дым.

– Уж не сравнить с тем, какой у меня был здесь, – уколола она, выскользнула из постели и с вызовом спросила: – Может быть, теперь ты объяснить, что делаешь в моей постели?

– В нашей постели, Келли.

– Ценное заявление. Когда-то ты не мог дождаться, чтобы выскочить из нее, – в свою очередь с сарказмом поддела она. Обида не прошла и спустя три года.

– Насколько я помню, ты ни разу не возразила: для тебя главным была безопасность нашего тогда еще не родившегося ребенка. – Он с удивлением взглянул на нее, словно получил ответ на какой-то мучивший его вопрос. – Я понятия не имел, что тебя это трогало.

Он был слишком проницателен, и она смертельно испугалась того, что едва не выдала себя.

– Налью кофе, пока он еще не остыл, – пробормотала она и стала наполнять обе чашки.

Сделав глубокий вдох, Келли снова повернулась к нему лицом и протянула чашку с блюдцем.

Он взял чашку из ее рук, выпил и поставил чашку на ночной столик. Потом, отклонившись назад, посмотрел на нее с невозмутимым выражением, отчего Келли занервничала. А когда он заговорил безучастным тоном, она едва не пролила свой кофе.

– В конце твоего пребывания здесь мы провели несколько недель, деля одну постель, а потом доктор запретил нам секс. Я спал в отдельной спальне потому, что жаждал тебя со страстью, которую не мог контролировать.

Втянув воздух, Келли испуганно посмотрела на него. Она увидела огонь в сверкающей глубине его темных глаз и почувствовала, как ее охватывает ответное тепло.

– Да, Келли. Я представлял угрозу для нашего неродившегося ребенка, поскольку не был уверен, что смогу удержаться от близости с тобой. Стоило тебе только прикоснуться ко мне и улыбнуться, как все остальное отступало перед непреодолимым желанием овладеть тобой.

Келли от удивления раскрыла рот. Она не верила ему.

Он вытянулся во весь свой рост, продолжая внимательно следить за ней.

– Ты знаешь, что это правда, – усмехнулся он. Но теперь нет таких ограничений, а ты хочешь меня так же сильно, как я тебя.

Келли стиснула зубы и со стуком поставила свою чашку на столик. Она не клюнет на его приманку, подумала она и про себя сосчитала до десяти.

– Не отрицаешь. Очень разумно, – сказал Джанфранко, и при этих его словах она снова взглянула ему в лицо.

– Полагаю, ты пытаешься сказать мне, что всегда любил меня, а не Оливию? – фыркнула Келли.

Его губы скривились в насмешливой улыбке.

– Нет, не пытаюсь. Ты никогда не доверяла мне раньше. Почему бы это изменилось сейчас? А что касается любви… речь не о ней. – Его лицо стало напряженным. – Когда мы в первый раз занимались любовью… или сексом… как хочешь… ты довела меня до исступления и продолжаешь доводить. На этот раз мы будем делить постель и доставлять друг другу удовольствие до тех пор, пока не пройдет страсть. Это будет удовольствие без всяких последствий.

Он натянуто рассмеялся, насмешливо оглядывая ее застывшую фигуру в белой ночной рубашке, спутанные длинные волосы, падающие на спину.

– Вид у тебя, может быть, и наивный, но мы оба знаем, что ты теперь дама опытная. Сколько еще Выло их у тебя, кроме Тома?

Сжав кулаки, Келли почувствовала, как ее захлестывает гнев.

– Как ты…

– Не надо, не трудись, не отвечай. – Он предостерегающе поднял руку. – Не будем говорить о прошлом.

Он спустил длинные ноги с кровати и встал, совершенно обнаженный.

Это нечестно, беспомощно подумала Келли. Вид его нагого тела возбуждал ее, а она стыдилась своей слабости. – Она бросилась в ванную и заперла за собой дверь. Сердце бешено колотилось в груди.

Прошло полчаса, прежде чем она отважилась выглянуть из ванной. Приняв душ и накинув белый банный халат, она осторожно оглядела спальню. Комната была пуста. Келли надела синий сарафан и босоножки и отправилась искать дочь.

Картина, которую она увидела, спускаясь по лестнице, вызвала невольную улыбку на ее губах. Джанфранко стоял на четвереньках, а Анна Лу оседлала его. Держась за его волосы, она кричала:

– Быстрее, быстрее, папа.

Когда Келли дошла до нижней ступеньки, Джанфранко остановился у ее ног и поднял голову.

– Сними ее с меня, пока она не вырвала все мои волосы. Умоляю тебя, стоя на коленях.

Так оно буквально и было, и Келли, засмеявшись, сияла Анну Лу со спины отца и поставила на ноги.

– Что все это значит?

Она старалась быть серьезной, но улыбающиеся глаза выдали ее.

– Папа сказал, что купит мне пони, и я тренировалась. Он будет меня учить ездить верхом.

Было совершенно очевидно, что Анна Лу полностью освоилась и со своим отцом, и в своем новом доме. Келли наклонилась и обняла ее, потом выпрямилась и с завистью подумала, что хотела бы чувствовать себя так же непринужденно в присутствии Джанфранко.

– Я обещал Анне Лу, что возьму ее с собой на целый день и мы поедем покупать пони.

– Что? Пони? – рассеянно спросила Келли. – Чтобы ездить верхом?

Джанфранко широко улыбнулся.

– Да, пони, и да, чтобы ездить верхом, – сказал он ласково. – Лучше поедем с нами, чтобы тебе понравилась наша покупка. Я подумал, что мы можем провести целый день в Вероне и там пообедать. Может быть, ты купишь там какую-то летнюю одежду для вас обеих.

– Пожалуйста, мамочка, поедем, – потянула ее за юбку Анна Лу.

Келли бросила испепеляющий взгляд на Джанфранко. Значит, их одежда была недостаточно хороша? Но когда она ответила, голос ее был ровным.

– Если ты найдешь время, это было бы прекрасно. – Она не собиралась спорить в присутствии Анны Лу.

Взяв Келли за руку, он тихо сказал:

– У меня много времени, и мы оба знаем, почему. Его длинные топкие пальцы, легко сжимающие ее руку, жгли ей кожу. Угроза в его голосе заставила Келли замолчать. Прищуренный взгляд в его смуглое красивое лицо сказал ей, что у нее нет выбора, и, взяв Анну Лу за ручку, она вышла с ними из дома.

Он привез их в конюшни на окраине Вероны. И к удивлению Келли, у владельца действительно оказалась маленькая шотландская лошадка. Анна Лу была в восторге, но надула губки, когда отец объяснил ей, что они не могут забрать пони с собой, лошадку привезут позже на специальной машине для перевозки лошадей. Но когда они приехали в Верону, девочка повеселела. Накупив игрушек и одежды, Джанфранко предложил поехать на озеро Гарда в охотничий домик с небольшим частным пляжем.

У Келли пересохло во рту, когда он снял рубашку и сел рядом с ней, не сводя глаз с Анны Лу, шлепающей по мелководью. На нее нахлынули тревожные воспоминания о том времени, когда она была здесь с Джанни, когда она была невинной и влюбленной.

Неожиданно ее ослепили слезы. Слава богу, ее глаза были скрыты за стеклами темных очков. Келли заморгала и уставилась невидящим взором на озеро. Ей не хотелось признаться себе, но это было так: кем бы он ни был, простым смертным или графом, изменником или человеком, которого она предала своим дезертирством, ее чувства не менялись. Она до боли мечтала о нем с одинаковой силой, одинаковой страстью и любовью…

Они были женаты и прожили вместе всего полгода и спали вместе чуть больше одного месяца. Возможно, на этот раз все сложится лучше… по крайней мере теперь не было Оливии…

Испугавшись того, куда завели ее мысли – прямым ходом в его постель, – она поспешно сказала:

– Пора возвращаться. Уже поздно, и Анне Лу больше чем достаточно впечатлений для одного дня.

Она увидела изумление в его темных глазах. Словно он прочитал ее мысли и прекрасно понял, что она чувствует.

– Слишком много воспоминаний, кара!

Поднявшись на ноги, он бросил на нее тяжелый взгляд. – Но теперь у нас будут новые.

Подойдя к Анне Лу, он взял ее на руки. Келли поймала себя на мысли, что с удовольствием оказалась бы на ее месте.

Да, это был чудесный день, согласилась Келли с Анной Лу, укладывая дочку спать.

Получасом позже, в течение всего ужина, она поддерживала вежливый разговор с мужем и свекровью, но в душе у нее все кипело, и она с облегчением вздохнула, когда после кофе Джанфранко сказал, что ему нужно просмотреть кое-какие бумаги, и ушел.

26
{"b":"5482","o":1}