1
2
3
...
11
12
13
...
32

– Неудивительно. Плюхнувшись на попу, ты тут же принялась плакать. На твои крики прибежала твоя верная тетушка Лил, схватила тебя на руки, прижала к своей внушительной груди и куда-то унесла. – Он помолчал, а потом задал ей неожиданный вопрос: – Скажи, кто... или что натолкнуло тебя на мысль, что я предложил тебе выйти за меня замуж, просто чтобы контролировать твою долю предприятия?

Все еще погруженная в лестные объяснения Леона о том, почему он всегда называет ее полным именем, Би не обратила внимания на злость, проскользнувшую в его тоне.

– Это уже неважно. Как говорится, много воды утекло с той поры. – Би широко зевнула, прикрыв на секунду глаза. Предыдущая ночь давала о себе знать.

– Я тебе надоел, да?

Он так резко произнес эти слова, что Би подскочила на сиденье и огляделась вокруг. Они остановились возле ее дома, и салон автомобиля озарился светом уличных фонарей. Би посмотрела в сторону Леона. Он повернул к ней искаженное гневом лицо, глаза его яростно сверкали.

– Нет, нет, конечно, нет, – поспешно стала она отрицать. Хотя Леон больше не имел над ней прежней власти, Би решила не ссориться с ним. – Сегодняшний ужин доставил мне огромное удовольствие. Но я слишком поздно вернулась домой вчера вечером, – попробовала она объяснить.

– Потому что твой друг Джек не желал расставаться всю ночь, так ведь? – грубо поинтересовался Леон.

– Перестань хамить, – так же резко ответила Би. – Если ты не в состоянии, иметь платонические отношения с представителями противоположного пола, не надо думать так обо всех остальных. У меня много друзей среди мужчин. Именно друзей. Хотя в любом случае это не твое дело. – Она усмехнулась. – Я не нуждаюсь в советах, данных Шальной Головой, тем более, если эти советы касаются моих отношений с другими людьми.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Слова Би достигли цели. Леон отрывисто произнес:

– Прости. Эти комментарии действительно были ни к чему. Однако скажи мне, Фиби, что такого я натворил? Отчего твое мнение обо мне настолько ужасно? Три года назад именно ты отказалась от меня. Я был потерпевшей стороной.

Какое-то мгновение Би испытывала сильное искушение рассказать ему правду. Правду о том, что она все знает о Селине, о женщине, которая была его любовницей, о женщине, которой Леон сделал ребенка после того, как предложил Би выйти за него замуж и она согласилась.

Би отвела глаза от его вопрошающего взгляда и сжала губы. Ей хотелось выплеснуть глубоко затаившуюся в душе горечь из-за его предательства, но у новой, повзрослевшей Би было гораздо больше здравого смысла. Возвращаясь в прошлое, она могла только посочувствовать Селине. Леон почти наверняка материально заботился о ребенке... Нет, она, Би, не будет открывать Леону правду.

Она несколько успокоилась.

– Вопреки тому, что ты вообразил, я о тебе далеко не такого низкого мнения, Леон. На самом деле я считаю тебя на редкость удачливым бизнесменом. За последние две недели я много услышала о нашей компании и, если честно, даже чувствую какую-то вину оттого, что владею тридцатью процентами акций. Я не заслуживаю этого. Мой отец, да, вероятно, и твой тоже были абсолютно довольны тем, что имеют маленькую преуспевающую фирму и зарабатывают на вполне обеспеченную жизнь. А теперешний всемирный успех компании, по словам всех, и Тома Джордана в частности, – полностью твоя заслуга. И я им верю. В финансовом мире ты – гений. – Это было истиной, с которой Би охотно согласилась. Во всем, что касалось работы, Леон заслуживал похвалы. А что до остального... Однажды этот мужчина причинил ей боль. И преподал хороший урок: нельзя смешивать дело с удовольствием. Когда Би подняла на Леона глаза, она совершенно хладнокровно встретила его взгляд. – Однако твоя личная жизнь не имеет ко мне никакого отношения. И, между прочим, моя жизнь тебя тоже не касается.

Секунду Леон выжидающе смотрел на нее, и Би совсем не понравился хищный блеск в его глазах. Тогда, напустив на себя полное безразличие, Би отвернулась от него и стала отстегивать ремень безопасности. Внезапно она напряглась, почувствовав на плече его руку.

– Тема закрыта только потому, что...

– Потому что я устала, – отрезала она, не глядя на Леона. – Спасибо за прекрасный ужин. – Его длинные пальцы сжали ее обнаженное плечо, отчего по спине Би тотчас пробежал легкий разряд электрического тока. Леон был слишком близко. Она затаила дыхание, чувствуя, как его проницательные черные глаза внимательно изучают ее в темноте салона. Она еле слышно добавила: – Уже поздно. Спокойной ночи. – Удивительно, но Леон не возражал.

– Хорошо, моя дорогая. – Он с поразительной готовностью вышел из машины, обошел ее и открыл для Би дверцу. К этому времени она дышала уже более ровно. – Ты действительно выглядишь уставшей, поэтому я провожу тебя до дверей. – Рука Леона снова оказалась на ее плече, и они очутились перед входом в вестибюль ее дома еще до того, как Би окончательно пришла в себя.

– Нет никакой... – она собиралась сказать «необходимости», но это ей не удалось.

– Хотя я и не самый хозяйственный из всех мужчин, но в данном случае готов даже приготовить кофе, который тебе сейчас явно нужен.

– Постой, подожди минуту... – Но это было все равно, что пытаться остановить потоп. Через несколько мгновений они уже стояли перед дверью ее квартиры и Леон требовал ключи. – Я тебя вообще-то не приглашала на кофе, – проворчала Би, копаясь в сумке в поисках ключей. Она открыла дверь и повернулась.

Леон самодовольно ухмылялся. Би щелкнула выключателем в холле. Вспыхнувший свет заиграл на его жгуче-черных волосах и сделал зримыми такие привлекательные... решительные черты его лица.

– Фиби, дорогая, проводи меня на кухню.

– Прекрати называть меня «дорогая». – Би повернулась на каблуках, продолжая ворчать. Самоуверенность этого человека была неистребима. Би сердилась и на себя – за то, что позволила Леону вторгнуться в ее квартиру. Это все-таки ее квартира. – Я полагаю, что не очень удивлю тебя, если скажу, что не хочу никакого кофе и прошу тебя уйти, – произнесла она, входя в отделанную деревом кухню.

– Нисколько не удивишь. Иди присядь и расслабься. Я справлюсь сам.

Би подчинилась, потому что стоять посреди тесной кухни в непосредственной близости от Леона было малопривлекательной альтернативой. Или слишком привлекательной, уточнил ее внутренний голос.

Сбросив туфли, Би уселась на диван и поджала под себя ноги. Глаза слипались, и она с трудом сдержала зевоту.

– Это впервые – я навожу на женщину сон, – мягко прозвучал насмешливый голос Леона.

Приоткрыв глаза, Би посмотрела на него.

– Что? – зевнула она.

– Ничего особенного, Фиби, – сухо произнес Леон, взирая на нее с высоты своего внушительного роста. Он сбросил пиджак, избавился от галстука-бабочки и расстегнул три верхние пуговицы на рубашке. Этого было достаточно, чтобы от одного взгляда на него у любой женщины перехватило дыхание. Наконец Би заметила поднос в его руках.

– Неужели ты приготовил кофе? – Ее глаза распахнулись от удивления. Леон действительно выставил на поднос две чашечки с блюдцами из китайского фарфора, ее лучший серебряный кувшинчик для сливок и такой же серебряный кофейник – подарок Лил и Боба к ее совершеннолетию.

– Я не такой уж законченный образчик мужского шовинизма, каким ты меня считаешь, Фиби. Ты сможешь в этом убедиться, если дашь мне шанс.

Наклонившись, он поставил поднос на маленький столик и сел рядом с Би. А потом принялся разливать кофе в чашки.

– Сейчас быстренько выпью кофе и вышвырну его из квартиры, подумала Би. Затем выпрямила и опустила ноги на пол.

– Спасибо, – пробормотала она, принимая предложенную Леоном чашку кофе, – но в этом действительно не было необходимости.

– Для тебя, возможно, и не было. А для меня была. Кое-что из сказанного тобой в машине встревожило меня, и я подумал, что именно здесь и сейчас мы сможем внести ясность в некоторые вопросы. – Леон отпил из чашки и поставил ее на поднос. Потом раскинул длинные руки на спинке дивана, причем одна его рука оказалась в опасной близости от плеча Би. Затем он вытянул ноги и непринужденно закинул одну на другую. Похоже, он расположился здесь надолго. – Что рассказывал тебе отец о возникновении нашей фирмы? – тихо спросил он, наклонив к Би темноволосую голову и заглядывая ей в глаза.

12
{"b":"5483","o":1}