ЛитМир - Электронная Библиотека

Она наклонилась, чтобы потушить свет, и вдруг услышала легкий стук в дверь. Через секунду вошел Леон. Би села в кровати. Из одежды на нем был лишь короткий бордовый банный халат, открывавший широкую, мускулистую, поросшую волосами грудь...

Чего он добивается? Хочет свести ее с ума? Би сглотнула – слишком отчетливы были воспоминания о тех ощущениях, которые она испытывала, когда этот мужчина обладал ею. Она почувствовала на себе его взгляд и с опозданием сообразила, что обнажена. Натянув простыню до подбородка, она холодно посмотрела на Леона, стоявшего в ногах кровати.

– Что тебе нужно? – отрывисто спросила она.

– У меня вряд ли будет завтра время поговорить с тобой. Но я не хочу, чтобы ты уехала, не выслушав меня.

– Что ты хочешь сказать мне?

– Если возникнут какие-либо нежелательные последствия нашей близости, я, безусловно, окажу тебе всяческую поддержку. Все, что пожелаешь, – женитьба, деньги...

– Нежелательные последствия? – На секунду Би пришла в замешательство, а затем ее словно ударило током. Леон говорит о ребенке! Широко раскрытыми глазами Би посмотрела в его невозмутимое лицо, ее пронзила боль, переросшая в такой приступ ярости, которого она не испытывала еще никогда в жизни. В это мгновение она ненавидела Леона с такой силой, что могла бы убить. Как он смеет напоминать ей? Теперь она знала, что должна была чувствовать тогда Селина. – Очень благородный жест с твоей стороны, Леон, но в этом нет необходимости. Я не беременна. – Би виртуозно лгала. – Я точно знаю, что со мной все в порядке.

На один короткий миг ей показалось, что в твердом взгляде Леона промелькнуло разочарование.

– Прекрасно, – сказал он, развернулся и вышел из комнаты.

Би упала на кровать и натянула на себя простыню. Если бы можно было забыть чувства к Леону с такой же легкостью, как спрятать голову под одеяло!..

Всю ночь Би беспокойно металась в кровати, вспоминая часы, которые они провели вместе в течение этой недели, вспоминая каждый поцелуй и каждую ласку. Каждое слово. Каждый спор.

В конце концов с присущей ей честностью Би была вынуждена признать, что не только Леон несет ответственность за случившееся. Часть вины она должна взять на себя. Она знала Леона всю свою жизнь, знала, что он из себя представляет. Сразу же после похищения она поняла, что с ним не все в порядке. Но уже через неделю, когда он предложил уехать на Кипр, чтобы скрыться от прессы, ее не пришлось долго уговаривать. А ведь после первого шока она легко справилась бы с прессой своими силами.

Чтобы успокоить свою оскорбленную гордость, Би могла бы убедить себя в том, что Леон соблазнил ее. Но в глубине души она понимала, что ее страстный ответ на его ласки еще сильнее воспламенял Леона.

Перед самым рассветом слезы, которые она поклялась не проливать, тихо покатились по ее щекам. Самое грустное в этой истории, что она сама убедила себя в том, что Леон может полюбить ее...

Церковь была переполнена. Казалось, все жители Пафоса пришли на похороны Спироса. Би стояла рядом с Тэйни. Монотонный голос священника сопровождали всхлипывания и рыдания провожающих. В течение всей службы, а затем на кладбище Леон поддерживал обезумевшую от горя Анну.

Позднее, уже на вилле, Би не могла найти себе место. Поэтому она испытала чувство облегчения, когда, вскоре после того, как убитая горем Анна попрощалась со всеми и уехала, был подан лимузин, чтобы отвезти их с Тэйни в аэропорт.

Тэйни первая скользнула на заднее сиденье, Би села рядом с ней. Шофер уже собирался захлопнуть дверцу, когда Би оглянулась, чтобы посмотреть на виллу в последний раз, и увидела Леона, сбегавшего вниз по лестнице. Би удивилась: что еще ему нужно? Они уже попрощались на виду у оставшихся гостей, кивнув друг другу...

– Фиби... – произнес Леон, задержав руку шофера на дверце машины. В его темных глазах сверкали золотые искры. – Фиби, я не могу отпустить тебя...

Би пристально смотрела на него. Он снова назвал ее Фиби, но по какой-то причине это ненавистное имя прозвучало сейчас для нее музыкой.

– Фиби, – снова произнес Леон. Их взгляды встретились. Выражение глаз Леона заставило сердце Би сильнее забиться от возродившейся надежды.

– Да? – нерешительно ответила девушка.

– Я не могу отпустить тебя... – Леон замолчал, и Би будто увидела, что происходит в его мозгу. Она точно уловила момент, когда он передумал. Он медленно отступил. – Не могу отпустить, не сказав... – его глубокий голос затихал по мере того, как он отходил от машины, – спасибо за все. И удачи тебе.

– Не за что, – только и смогла ответить Би. – До свидания.

– Что бы все это значило? – задала вопрос Тэйни несколько минут спустя, когда машина уже мчалась вниз по склону к Пафосу.

– Ничего.

– Я не верю тебе, – произнесла Тэйни. – Я знаю своего пасынка.

Би промолчала.

Но спустя полчаса, во время полета, Тэйни возобновила свою атаку. Уже в более тонкой форме.

– Сегодняшние похороны – это прощание с целой эпохой, – тихо произнесла она. – Ник, отец Леона, и Спирос были большими друзьями, несмотря на то, что один был хозяином, а другой – наемным работником. Теперь их обоих уже нет. Ты знаешь, Би, я любила Ника.

– Ты была замужем за ним. Конечно, ты любила его, – нехотя ответила Би.

– Но он меня не любил. Вернее, любил, но не так... Нет, он заботился обо мне, но любовью всей его жизни была мать Леона, Пандора. Я встретила его через три года после ее смерти, и он был верен ее памяти.

Этот разговор пробудил интерес Би, и она попросила:

– Расскажи, что было дальше. – Взгляд ее голубых глаз задержался на красивом лице Тэйни.

– Я была в туристической поездке с дочкой, когда встретила Ника. Что касается меня, то это была любовь с первого взгляда. Я настойчиво преследовала его, пока он не выложил передо мной все карты. Ник честно признался, что никогда не сможет полюбить снова, но он был одинок. Ему был нужен компаньон, хозяйка на званых ужинах и спутница для выходов в свет. Кроме того, три года без женщины – это слишком долгий срок для такого мужчины, каким был Ник. – Тэйни улыбнулась. – Вскоре я помогла решить эту проблему, а через шесть месяцев мы поженились. Я получила человека, которого любила, и надежное будущее для себя и своей дочери. Мне хочется думать, что и я сделала Ника счастливым.

– Я уверена, что так и было, – улыбнулась в ответ Би.

– Да, – кивнула Тэйни. – Я рассказываю это к тому, что... что Леон очень похож на отца. Я не смогла стать для него настоящей матерью, ведь ему было уже тринадцать, когда я вышла замуж за Ника. Но я действительно знаю его очень хорошо. Как и его отец, Леон однолюб.

Голубые глаза Би заискрились смехом.

– Ты шутишь! Мне неприятно говорить это тебе, Тэйни, но у Леона в жизни женщин было больше, чем горячих обедов.

– Может быть. Но любил он только одну. – серьезно ответила Тэйни. – Тебя, Би.

Би поперхнулась кофе, который в этот момент пила. Кашляя и задыхаясь, она подняла на Тэйни удивленные глаза.

– Как тебе могла прийти в голову такая мысль? Ничего не может быть более неправдоподобного! – воскликнула она, покраснев.

– Это правда. Леон любит тебя. – Голос Тэйни звучал убежденно. – Я думаю, что и ты любишь его. – Тэйни помолчала. – Он был очарован тобой с самого детства. Когда он был еще студентом и учился в Англии, то всегда проводил половину каникул у вас дома, а тебе было только четыре года. Но все письма Леона были о достижениях «маленькой Фиби». Фиби первый раз проехала верхом на пони, Фиби первый раз прыгнула... Все эти годы я слушала о твоих подвигах. Помню, однажды – Леону тогда было около тридцати – он вернулся от вас в ужасном настроении. Видимо, ты прочитала в газетах о его похождениях и спросила его об этом. Бедный парень был уничтожен. Он всегда хотел быть для тебя рыцарем в сверкающих доспехах, а ты узнала, что он обычный человек из плоти и крови.

– Мы были хорошими друзьями, – сказала Би мягко.

– А теперь вы любовники, – без тени сомнения проговорила Тэйни, что заставило Би онеметь от изумления. – Даже не пытайся отрицать. Я ни на минуту не поверила в его объяснения, что это была якобы фиктивная помолвка с целью обмануть прессу. Я не дурочка. Он хотел жениться на тебе, когда тебе было восемнадцать, и хочет до сих пор. – Чем дольше говорила Тэйни, тем убедительнее ее слова звучали для Би. – В некоторой степени я виню себя в том, что три года назад ваша помолвка расстроилась. Первый раз я вышла замуж в восемнадцать лет, и этот брак был кошмаром. Когда Леон привез тебя в Пафос и надел тебе кольцо на палец, я посчитала, что ты еще слишком молода. И не скрывала своего мнения. Но сейчас у тебя нет оправданий. – Тэйни не отвела своих зеленых глаз, встретившись с Би взглядом. – Дорогая моя, не упускай из-за глупой ссоры свой шанс стать счастливой. Я наблюдала за тобой и Леоном вчера за обедом – вас так тянет друг к другу... Потом я видела, как Леон зашел в твою комнату поздно вечером, и слышала, как вышел через несколько минут. Что бы он ни натворил – забудь. И держи его обеими руками. Иначе будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.

29
{"b":"5483","o":1}