ЛитМир - Электронная Библиотека

Она попала сюда, потому что его мать пригласила ее, правда по наущению Ника, в чем она не сомневалась. Он, конечно, любил свою мать, но был не прочь воспользоваться возможностью и заняться сексом с Лизой.

Прикрытые тяжелыми веками глаза отметили еще одну дверь в противоположной стене, ведущую, наверное, в гардеробную. Она очень устала, и ей трудно было думать, она поплотнее закуталась в покрывало и тут же заснула.

Во сне она хмурилась, стараясь освободиться от тревожных мыслей. Ее длинные ресницы затрепетали, потом она почувствовала мимолетный поцелуй, как прикосновение крылышка бабочки ко лбу, улыбнулась и спокойно, крепко заснула, не подозревая, что мужчина ее мечты смотрит на нее.

Вздохнув, Ник затянул пояс на своем коротком халате, не в силах оторвать глаз от спящей красавицы.

Он позвонил Карлу и рассказал, что Браун возвратится на Лансароте, чтобы закончить сделку, и сообщил, когда. Но он не стал говорить, что Лиза должна встретиться с Брауном. Умолчав, он солгал своему другу, чего никогда раньше не делал. Когда Карл спросил о Лизе, он заверил его, что девушка находится в Испании под его постоянным наблюдением и он лично несет за нее ответственность. Нику пришлось приложить немалые усилия, чтобы Карл успокоился.

Затем он около часа ходил по своей спальне, решив не поддаваться искушению и не открывать общую дверь, которая соединяла его комнату с гостевой спальней. Даже если каким-то чудом Лиза невиновна, он знал, что любовная связь с ней приведет к неприятностями, учитывая, что их матери закадычные подруги.

Но в этот единственный раз страсть разрушила его броню и лишила способности трезво размышлять. Эта женщина, как ведьма, сделала его слабым. Его взгляд остановился на ее нежной, полной груди, и рука невольно дернулась, но он с силой запихнул ее в карман халата.

Когда он прошел через общую дверь, то имел твердое намерение присоединиться к Лизе в постели. Но, глядя на нее и видя, как она во сне нахмурила свое красивое лицо, он наклонился, чтобы нежным поцелуем убрать с ее лба беспокойство, в надежде, что она проснется. Но Лиза снова погрузилась в сон, и он был доволен, что не сделал большего...

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Длинные ресницы Лизы затрепетали. Бледное солнце осветило комнату, и Лиза до бровей натянула покрывало. Сначала она не могла понять, где находится, потом вспомнила. Конечно же, в Испании, зимой здесь не так жарко, как на Лансароте.

О боже! Ник!

Лиза перевернулась и застонала оттого, что у нее болели самые невероятные места. Что она делала накануне? И вдруг эротические воспоминания о предыдущей ночи вытеснили из головы все другие мысли. Неужели она действительно занималась с Ником любовью в самолете? Лишь от одной этой мысли у нее поднялась температура.

Она откинула покрывало и глубоко вздохнула. Это ведь была лишь короткая связь на отдыхе, быстро напомнила она себе.

Ник очень спокойно принял ее отказ заниматься любовью в доме его матери, а теперь, когда в ней ожили воспоминания о страсти и удовольствии, она пожалела о своем вчерашнем решении.

Она была взрослой женщиной и имела право жить мгновением, если ей хочется.

Подняв над головой руки, Лиза томно потянулась, наслаждаясь новыми ощущениями сознающей свою сексуальность женщины.

– Что ж, эту картину стоило бы запечатлеть, – нарушил тишину низкий, хриплый голос.

Лиза замерла, устремив взгляд на высокого мужчину, входящего в комнату с подносом в руках... Ник. Он, очевидно, только что вышел из душа – его черные волосы были строго зачесаны назад, а необыкновенно привлекательное лицо лучилось энергией. Белый махровый халат прикрывал его от плеч до колен. При виде его, сердце у нее дрогнуло.

– Жаль, что у меня нет камеры, – пробормотал Ник, глядя на ее заспанное лицо. Ему было достаточно одного вида ее длинных, упавших на плечи светлых волос и рук над головой, ее гладких, совершенных поднятых грудей, чтобы возбудиться. Еще больше способствовал этому вид напрягшихся темных сосков.

Вдруг Лиза поняла, что ночью сбросила полотенце и была обнаженной выше талии и взгляд Ника был прикован к определенной части ее тела. Быстро схватив покрывало, она с пылающим лицом прикрыла им грудь.

– Ты бы прекрасно получилась крупным планом.

Его слова усугубили ее тайный страх: Нику нужен был от нее лишь секс, и он очень легко получил его. Она смотрела на него и глупо надеялась, что сумеет управлять им в его же игре и позволит себе утонченную любовную связь без всяких обязательств.

Что ж. Если Нику нужна опытная светская женщина, то она будет ею. Призвав на помощь все свои хорошие манеры, Лиза произнесла:

– Доброе утро, Ник.

Остановившись у края кровати, Ник нахмурил брови. В своей жизни он привык к более восторженным приветствиям женщин. Не мог понять, почему Лиза старалась казаться холодной, когда румянец на ее щеках говорил о возбуждении.

– Доброе утро. И это все? – Черные брови весело поднялись. – А я надеялся по крайней мере на поцелуй, – его темные глаза со сладострастием ласкали ее тело, – после того, что мы испытали, – заключил он вкрадчиво и, поставив поднос на стол, сел на край кровати и взял ее за руку.

Лиза вырвала руку и сосредоточила все свое внимание на подносе. На нем стояли серебряный кофейник, кувшинчик со сливками, вазочка с сахаром, две чашки, блюдца и тарелка с пирожными.

– Ты хочешь позавтракать со мной, как мило, – вежливо заметила она, но ее взгляд снова невольно устремился к глазам Ника.

– Именно так. Подумал, что ты не будешь возражать. – Он заметил, как ее изящные руки сжимают покрывало, и понял, что она нервничает. – Я подумал, что женщина с таким невероятным сексуальным аппетитом любит плотно позавтракать.

– Нет... да... конечно, – ответила, смущаясь, Лиза. Она не знала, нужно ли ей быть польщенной или негодовать. С нарастающим в груди страхом она подумала, что даже не знает, приехала ли хозяйка дома. – А как же Мануэль? А твоя мать? – Лиза покраснела от неловкости.

– Успокойся, Лиза, – усмехнулся Ник. – Мануэль и Марта всегда уходят в воскресенье утром в церковь. А что касается моей матери, то она в церкви в Гранаде и еще не скоро приедет. Ей не нужно знать, что ты пьешь со мной кофе. – И с озорной улыбкой добавил: – Совсем голая под простыней.

– Замолчи и налей кофе, – резко оборвала она его.

– Обожаю женщин, которые время от времени командуют, – протянул Ник. – Особенно в спальне.

– Да налей же мне кофе, – раздраженно повторила она. – Я могу обойтись без сексуальных намеков с самого утра.

– Жаль, – отозвался Ник, наполнил из кофейника две чашки и протянул одну ей. – Значит, утро – не твое время.

Лиза взяла свой кофе и быстро выпила, со стуком поставив чашку на поднос нетвердой рукой.

– Мое, когда получу свою дозу кофеина.

Она старалась вести себя спокойно, но это было трудно, когда Ник сидел так близко.

Ник усмехнулся, издав низкий горловой звук, и, протянув руку, откинул с ее лица спутанные волосы. Потом положил руку ей на плечи и плотно прижал к своей мускулистой груди.

– Докажи, Лиза.

– Что доказать? – Она посмотрела на него со страхом и ожиданием.

– Это. – И он накрыл ее губы своими. Ее испуганный крик замер в горле, она неистово сражалась, колотила его огромный торс своими кулачками. Она не распутная женщина... что бы ни думал Ник Менендес. Хрипло смеясь, он уложил ее на подушку и, схватив обе поднятых руки, пригвоздил их выше головы. Его длинное тело прижало ее к кровати. Он начал покрывать ее кожу страстными поцелуями.

Лизу охватило пламя. Сопротивляться больше не хотелось. Она попыталась высвободить руки, но Ник не позволил.

– Нет, моя дорогая, я не отпущу тебя. Мне не хватало тебя в моей постели этой ночью.

– Твоя мать... – Она сделала слабую попытку возразить, но у нее не хватило духу. Слова были на губах, когда он снова поцеловал ее. Ей было мало его губ, ее полный желания язык погружался в головокружительные глубины. Она убрала руки с его плеч и попыталась сбросить с него халат.

10
{"b":"5484","o":1}