ЛитМир - Электронная Библиотека

Лиза медленно открыла глаза, сонно посмотрела сквозь густые ресницы и щеки у нее зарделись ярким румянцем. О господи! Она уснула, прислонившись к Нику. Подскочив на сиденье и стараясь не смотреть на него, она выпалила:

– Ну, наконец приехали.

– Рад, что тебе нравится. – Ник отстегнул ремень безопасности, запихнул в карман ключи от машины и выпрыгнул на землю. Без ключей она точно отсюда не уедет.

Лиза отстегнула свой ремень, повернулась и посмотрела назад. Где же аэропорт?

Вдали стояли дома и подъемник для лыжников! Она обернулась, и глаза у нее округлились от изумления.

Вокруг возвышались покрытые снегом горы, а прямо перед «лендровером» стояли бревенчатая хижина и пара сосен. От внезапного ветра она вздрогнула и, посмотрев по сторонам, натолкнулась изумленными голубыми глазами на прищуренные черные глаза. Ник открыл дверцу и протягивал руку.

– Выпрыгивай, и давай вытащим вещи.

– Выпрыгивай... ты сошел с ума? Это же не аэропорт. Где мы, черт возьми?

– Ну, Лиза, успокойся, – мягко произнес Ник, протягивая к ней руку.

Отшвырнув его руку, она завопила:

– Убери от меня свои руки, ты... ты... сумасшедший... – Она кричала, не задумываясь над своими словами. – Успокоиться? Я успокоюсь, когда ты сядешь в этот чертов «лендровер» и отвезешь меня в аэропорт! – Вдруг она оказалась в воздухе, тесно прижатая к мощной фигуре Ника. Лиза стала колотить кулаками и ногами как попало. – Отпусти меня! Не знаю, какую игру ты затеял, но я больше не играю... Я возвращаюсь назад.

– Ты никуда не поедешь, – прорычал Ник и получил хороший удар правой в челюсть. Подняв Лизу, он сжал ее в объятиях и стал яростно целовать.

Она пыталась сопротивляться, старалась укусить его, но через несколько секунд, к своему стыду, уступила жгучему возбуждению.

– Отпусти меня, – задыхаясь, взмолилась она, когда он позволил ей говорить. – Я уезжаю.

Ник только рассмеялся, и она вздрогнула, когда он медленно опустил ее вдоль своего мускулистого тела. Когда ноги коснулись земли, Лиза попыталась высвободиться, но он снова притянул ее к себе. Она ударила его по голени, стала бить везде, куда смогла достать, но Ниик не обращал на это ни малейшего внимания. Лиза сделала глубокий вдох, подумала о Софии и не смогла справиться с яростью.

– Прекрати это, – выкрикнула она, когда Ник сильнее сжал ее. – И не вздумай снова поцеловать меня.

Ник вгляделся в прекрасный овал ее лица, заметил зардевшиеся щеки и проницательно прищурился. Она хотела его.

– Не буду. Полагаю, мои голени больше не выдержат, – ответил он с нахальной улыбкой.

– То ли еще будет! Когда я вернусь в цивилизованный мир, то обвиню тебя в похищении, и ты, наверное, закончишь свои дни в тюрьме.

Пошел снег.

– А я подам на тебя в суд за побои, – медленно произнес Ник, в его темных глазах плясали насмешливые огоньки. – Может быть, мы даже будем сидеть в одной камере.

– Ты все обращаешь в шутку, – с горечью заметила Лиза. – Но на этот раз ты слишком далеко зашел. Сейчас же отвези меня в аэропорт, или я жизнь потрачу, но засажу тебя за решетку.

Эти слова Лизы не возымели никакого действия.

– Холодно. Пошли в дом, – коротко скомандовал он.

– Нет, отпусти меня, иначе я закричу, – взвизгнула Лиза, стараясь вырваться. Вдруг она испугалась: она увидела холодную решимость в суровом, медлительном взгляде Ника и едва сдерживаемый гнев, и у нее возникла ужасная уверенность, что если она войдет в дом, то уже не выйдет. Или, что еще хуже, ее предательское тело не захочет выйти...

– Кричи сколько хочешь, вызови лавину, и мы оба погибнем, – мрачно предрек Ник. – Или давай войдем внутрь и поговорим как разумные люди.

Лиза взглянула на возвышающиеся горы и небо со снеговыми тучами и поняла, что выбора у нее не было. Она позволила отвести себя в теплый уютный домик.

– Я разожгу огонь; кухня там, ты можешь поставить чайник, – скомандовал Ник и указал на одну из двух дверей в конце комнаты. – Другая дверь ведет в спальню и ванную, если тебе нужно.

И, опустившись на колени перед открытым камином, ли начал разводить огонь.

Ник хитростью заманил ее сюда, но это не означало, что она будет выполнять все его команды.

Лиза бросила сердитый взгляд на согнутую фигуру Ника: его голова была покрыта хлопьями белого снега, и, пока она смотрела, они исчезали в иссиня-черных волосах, делая их гладкими и блестящими, как вороново крыло. Плечи у него напряглись, когда он доставал дрова из ящика около очага, а твердые ягодицы натянули ткань джинсов. С усилием сглотнув, Лиза отвела взгляд от его сильного тела и оглядела комнату.

В простой гостиной стояли черный кожаный диван и в тон ему кресло, на журнальном столике лежало несколько журналов, на верхнем из которых была фотография лыжника – очевидно, хроника зимних видов спорта.

Кроме этого, в комнате стояли только крепкий деревянный стол, четыре стула и книжный шкаф. Лиза подошла к столу, взяла журнал и уселась в кресло с показным спокойствием. После потасовки на улице она поняла, что слова и крики никуда не приведут. Ей нужно было трезво поразмышлять.

Ник был сложным человеком, его чтили в мире бизнеса, он был консервативным, когда речь шла о семье. Он воплощал собой холодность, смешанную с безукоризненной учтивостью, и многие люди, особенно женщины, находили это харизматическим. Правда, он также мог быть суровым и неумолимым.

Затрещал, разгораясь, огонь, языки пламени отбрасывали причудливые тени на стены домика. Через какое-то мгновение Лиза увидела, как Ник поднялся и шагнул в ее сторону.

– Где мы? – спросила она, откинув назад голову, и заглянула в его холодное красивое лицо. – И зачем?

Он долго молчал, рассматривая ее черными непроницаемыми глазами.

– Мы находимся в моем лыжном домике, около часа езды от Гранады. Лыжный курорт недалеко, и я проголодался, так что мы можем поесть там или тут, как пожелаешь.

– Поесть? Это твой ответ? – недоверчиво спросила она. – А о чем-нибудь другом ты думаешь, кроме своего аппетита?

Черная аристократическая бровь насмешливо изогнулась.

– Лиза, ведь ты на самом деле не хочешь, чтобы я отвечал на такой провокационный вопрос.

– Да... нет... – быстро поправилась она, поддаваясь смятению. – Но я хочу знать, почему мой отдых на курорте закончился и я оказалась в горах, с человеком, который легко мог бы сойти за маньяка.

Ник не двигался, и она почувствовала, как у нее участилось дыхание, и на мгновение почти поверила, что в устремленных на нее темных глазах промелькнуло сожаление. Он протянул руку, и Лиза вздрогнула от легкого прикосновения руки к ее голове.

– У тебя мокрые волосы.

– Ничего удивительного, – фыркнула она и, тряхнув головой, сбросила его руку.

Ник внимательно посмотрел на склоненную голову, бледные черты, почувствовал вспышку раскаяния и расправил свои широкие плечи.

– Знаю, что виноват, Лиза, – признался он и, опустившись на корточки, положил ей руку на плечо, – но я сделал это ради нас. – Другой рукой он взял ее за подбородок. – Мне хотелось, чтобы мы побыли одни. Я хочу тебя, а ты сказала, что в доме моей матери секса не будет. Поэтому... – Он остановил черные горящие глаза на лице Лизы.

– Неужели ты действительно считаешь, что я во второй раз попадусь на эту удочку? – воскликнула Лиза, готовая взорваться от ярости. – О господи, ты же провел вчерашнюю ночь с Софией – принимаешь меня за идиотку? – С силой отпихнув его, Лиза вскочила на ноги. Ник выругался по-испански, вскочил и потянулся к ней, но Лиза быстро отступила назад. – Ты действительно еще тот тип, Ник. Говоришь о морали. Считаешь, что я потаскушка... Но тогда кто же ты? Увези меня отсюда.

– Нет. – Ник ужаснулся, как близко к сердцу она приняла слова, сказанные в юношеском запале много лет назад. Мадре де Диос! Он бесчувственная скотина. – Лиза, я всегда думал о тебе только как об очаровательной девушке. – Он сделал к ней шаг. – И не спал с Софией.

17
{"b":"5484","o":1}