ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хэлин перевернулась на живот и зарыла голову в подушку. Даже теперь, спустя два года, горькое воспоминание о том, как Карло предал ее юную любовь, все еще доставляло ей боль.

Вернувшись в Англию, она приступила к занятиям в университете. На этом настоял отец, но для нее это были трудные времена. Буквально за одну ночь она превратилась из уверенной жизнелюбивой девушки в сдержанную молодую женщину. Неделя, проведенная с Карло, разбудила ее, она приходила в ужас от собственного сладострастия.

Встречаясь в университете с мужчинами, она была постоянно настороже, опасаясь, как бы не повести себя столь же бесстыдно, как тогда. Ночь приносила новые муки. Она лежала в постели, будучи не в силах предаться сну, и над ее телом властвовало желание. А в это время бодрствующий мозг вел тяжкую битву с соблазном воспоминаний.

Только следующей весной к ней возвратилась способность дружить. Позднее Хэлин и Робби вступили в яхт-клуб, и мало-помалу, уже летом к ней вернулся вкус к жизни.

Печально, но факт: трагическая смерть отца и Марии окончательно вылечила ее от грез о Карло. Горе, которое принесла ей их смерть, исчерпало все ее эмоциональные резервы. Вопрос о том, чтобы в сентябре вновь приступить к занятиям в университете, уже не стоял: ей нужно было как можно скорее начать зарабатывать себе на жизнь. Отец не был состоятельным человеком, и все оставленные им деньги пошли на банковский вклад для Андреа. Имя Андреа было уже включено в список будущих учеников школы, которую окончил отец. Хэлин с бабушкой пришли к согласию, что мальчик должен получить образование, какое хотел бы дать ему отец.

Хэлин поступила в местный колледж на курсы секретарей. К своему удивлению она обнаружила, что ей нравилось там заниматься. Время от времени она стала ходить на свидания и с облегчением пришла к выводу, что для нее не составляло труда отделаться от наиболее назойливых поклонников. Последние несколько месяцев, когда она стала работать на фирме «Гарстонз» и впервые зарабатывать себе на жизнь, завершили ее метаморфозу в уверенную молодую женщину. Новое вторжение Карло в ее жизнь сегодняшним вечером нанесло по этой уверенности страшный удар.

Она беспокойно заметалась в кровати. Слишком трудно было поверить, что он пошел на столько ухищрений, чтобы заманить ее сюда. На ее губах мелькнула странная усмешка: а с другой стороны, почему бы нет. Ничем не лучше того, как он поступил в прошлый раз. Используя богатый сексуальный опыт, он заставил ее тогда пообещать выйти за него замуж. Чего он действительно хотел, так это ее тела — в этом у нее не было никаких сомнений. Без ложной скромности она отдавала себе отчет, что у нее тот тип внешности, который противоположный пол находит привлекательным. Каким счастливчиком Карло должен был казаться самому себе, когда обнаружил, что девушка, на которой он намеревался жениться из мести, так красива и так отзывчива на его мужские ласки. Он так и сказал. Но вот любовь… Такого слова в его словаре не оказалось! То есть она могла быть страшна, как смертный грех, и тем не менее он все равно осуществил бы свой план, но куда с меньшим энтузиазмом.

Странная вещь: она поверила ему, когда он сказал, что помолвка с Марией была для обоих лишь удобной сделкой. Тогда в Риме Мария вела себя так, будто она вовсе не смущена его присутствием, чего можно было бы ожидать, если бы они были любовниками. Но Карло человек гордый. Ему нелегко было перенести исчезновение невесты и ее брак с другим, тем более, что о помолвке на его родине знали буквально все. Он не мог простить оскорбления, нанесенного его семье. Так что ее собственное бегство добавило соли в раны.

Теперь Хэлин не сомневалась, ее отец был прав в оценке мотивов, по которым Карло хотел жениться на ней.

В день их самой первой встречи Карло сказал, что на Сицилии мужчина не потерпит, чтобы его бросили ради другого. И, она, бедная дурочка, подумала тогда: ах, до чего он чувствителен! Теперь она понимала, что это был, видимо, один из тех редких случаев, когда он сказал ей правду.

С возгласом отвращения она спустила ноги с кровати и встала. Какая ошибка! Карло так же чувствителен, как удав, и к тому же вдвое более опасен.

Она быстро сбросила с себя бикини, вошла в ванную комнату; убрала волосы под пластиковую шапочку и шагнула под душ. Уколы водяных струй немного охладили распаленное тело, смыли горечь неприятных воспоминаний, терзавших сердце.

Она быстро вытерлась большим белым ворсистым полотенцем. Затем, бросив его на ванную, вернулась в спальню. У окна стоял пустой чемодан: София, видимо, уже распаковала ее туалеты. Открыв верхний ящик большого комода, она обнаружила там свое белье. Пройдя к противоположной стене, она сдвинула в сторону скользящую дверь шкафа, выбрала простенькое платье светло-бежевого цвета и облачилась в него.

Увидев свое отражение в зеркале, Хэлин скорчила ему рожицу.

Платье без рукавов с глубоким вырезом обнажало мягкую округлость ее груди. Юбка чуть ниже колен нежно облегала бедра. Нельзя давать повод ее тюремщику для всяких там мыслей, подумала она, поправляя линию выреза. Затем решительным жестом затянула на талии тонкий золотой пояс. Подобрала и надела пару золотых босоножек, потом подошла к туалетному столику, чтобы заняться макияжем.

Ей не нужно было накладывать тон: ее кожа обладала естественным бледно-золотистым оттенком. Она быстро наложила увлажняющий крем, затем подкрасила длинные ресницы коричневой тушью. Мазок розовой с влажным блеском губной помады — и она готова. Ее глаза улыбнулись, когда она увидела свое отражение: вся разодетая тип-топ, но с банной шапочкой на голове. Взглянув на часы на тумбочке возле кровати, убедилась, что уже девятый. Поспешно сняла шапочку, встряхнула своими длинными волосами. Тщательно расчесала их и перехватила пряди за ушами маленькими золотыми гребнями.

Расправив плечи и ощущая где-то в позвоночнике внезапную, наполняющую ее силой решимость, она поднялась и вышла из комнаты. Она вызовет Карло на разговор прямо сейчас, до того, как они отправятся к его отцу, до того, как он попытается еще больше вовлечь ее в свою жизнь. Она скажет ему, что завтра уезжает и на том конец. На дворе, слава богу, одна тысяча девятьсот восьмидесятые, а не тысяча восемьсот девяностые! Это ему так даром не пройдет. Не думает же он всерьез удерживать ее здесь силой; у нее семья, дом. Он должен внять голосу разума. Однако пока она спускалась по лестнице, в голову ей пришла непрошеная мысль: учитывая его родословную и отношение к жизни, ему должно казаться, будто то, что он задумал, вполне разумно. Она вошла сквозь двойные двери в салон, чувствуя себя несколько менее уверенной, но с прежней решимостью излить душу.

Карло стоял, небрежно опираясь на камин, одна рука играла крохотной фарфоровой статуэткой, в другой был хрустальный бокал с чем-то, напоминающим виски. С ее появлением он поднял глаза. Они с откровенной сексуальностью жадно ощупали ее хрупкую фигуру. У нее осталось впечатление, будто он раздел ее донага.

Хэлин почувствовала, как от этого взгляда горячая волна медленно растекается по ее телу. Она смотрела на него, громадного, элегантного, в темном пиджаке, наброшенном на широкие плечи, и ее охватывало ощущение собственной беспомощности. Она нервно сглотнула и отвела глаза. Почему так происходит, что из всех знакомых ей мужчин, только он Указывает на нее такое воздействие? С неприязненной гримаской она уселась на ближайший стул.

Глубокий голос Карло разорвал затянувшуюся тишину. — А ты рано, Хэлина. — Он взглянул на плоские золотые часы на своем запястье. — Ты удивляешь меня. Я-то ожидал, что мне придется вытаскивать тебя из твоей комнаты, чуть ли не силой, — пошутил он. Поставив на место фарфоровую статуэтку, он приблизился к ней.

— Рад, что начинаешь вести себя разумно. Могу ли я сделать из этого вывод, что ты согласилась на мое предложение? — спросил он вкрадчиво.

Хэлин подняла голову, чувствуя, как его присутствие сковывает ее. — Нет, не можешь. Я хотела поговорить как раз об этом, — заявила она. Каким-то образом ей удавалось казаться намного более спокойной, чем она была на самом деле.

8
{"b":"5485","o":1}