ЛитМир - Электронная Библиотека

Сначала Джемма, в платье от дизайнера, из атласа цвета слоновой кости, сидела рядом с Лукой на террасе, огибавшей весь дом. После речей заиграла музыка. Лука вывел ее в центр террасы, и они закружились в вальсе.

Потом Лука оставил ее одну. Он подошел к группе мужчин, они сняли пиджаки и галстуки и танцевали все вместе греческий народный танец. Музыка и смех были громкими, а их движения очень сексуальными.

Потягивая вино, Джемма любовалась роскошным садом, переходя от одной массивной мраморной колонны к другой. Ей было жарко, она прислонилась к прохладной колонне и остановилась в ее тени.

Она вышла замуж… и все вокруг счастливы. Тео – несомненно. Джемма улыбнулась. Дед Луки обрадовался, встретив ее вчера. Он был очаровательно галантен. Это помогло ей освоиться, сняло нервное напряжение при мысли о предстоящем бракосочетании.

Вчера она ночевала в своей комнате, к большому недовольству Луки. Но на этом настоял Тео. И Джемма была рада провести эту ночь в одиночестве. Трудно соответствовать Луке, искушенному в сексе.

Сегодня рано утром Тео вошел в ее спальню и принес на подносе кофе. Пока они вместе пили ароматный напиток, Тео рассказывал Джемме о том, что Лука вообще-то неплохой и, несомненно, любит ее. Потом Тео добавил, что Лука очень настойчив, когда хочет добиться исполнения своего желания, и, если Джемма сомневается, выходить ли ей замуж, она может прямо сейчас сказать об этом, и Тео ее поймет.

Она уверила старика, что все в порядке. Извинилась, что обманула его в Лондоне, когда сказала, будто прежде не видела Луку, объяснив свою ложь тем, что в это время считала, что Лука ухаживает за Джен. Кажется, Тео ей поверил…

– Извините меня. Могу ли я с вами поговорить?

Джемма подняла голову и увидела красивого пожилого мужчину с седыми волосами.

– Да, разумеется. Мистер Карадис, не так ли? – припомнила она его имя. Когда их знакомили, он был вместе с женой, дочерью и сыном в инвалидной коляске.

– Вы ведь Джемма Сазерленд?

– Да, а почему вы спрашиваете?

Карие глаза Карадиса потемнели от волнения, но через мгновение он улыбнулся, и его красивое лицо оживилось.

– Так вы племянница моей ненаглядной Мэри.

Старик принялся рассказывать, взяв Джемму за руку. В течение тридцати лет мистер Карадис был любовником ее тетушки, и только сын-инвалид являлся единственной причиной того, что он не смог оставить свою жену. Джемма поведала ему о последней воле тетушки и о доме на Занте, и его глаза наполнились слезами.

– Извините глупого старика, но, встретив вас и зная, что вы никому не откроете нашу тайну, я удовлетворен. – Он поцеловал ее в щеку. – Если вам когда-нибудь что-нибудь понадобится, позвоните мне.

Куда она подевалась? Лука обошел дом и внезапно замер на месте. Его невеста стояла, прислонившись к мраморной колонне, и держалась за руки с банкиром Карадисом, позволяя целовать себя в щеку. Карадис был так же богат, как и Лука. Что между ними происходит? Тео лишь раз взглянул на нее и был сражен наповал, и Карадис, кажется, тоже стал жертвой ее очарования.

– Так вот где ты прячешься!

Джемма повернулась и увидела, как Лука, прищурившись, смотрит на старика. Он сказал что-то по-гречески. Мистер Карадис ответил и рассмеялся, а потом повернулся к Джемме:

– Рад был с вами познакомиться. Надеюсь, мы еще увидимся.

– Я также надеюсь, – улыбнулась она в ответ.

– Очень трогательно. Ты будешь прятаться и флиртовать с каждым встреченным стариком? – проворчал Лука.

– Я не пряталась и не флиртовала. Я вышла освежиться в тени. – При виде Луки Джемма разгорячилась еще больше. У них с тетушкой Мэри было много общего: страсть к красивым грекам и любовь к растениям, подумала она, лукаво улыбнувшись.

– В вертолете тебе станет прохладнее. Пора проститься с гостями, мы отправляемся на Зант. – Крепко взяв за руку, Лука повел ее к гостям.

Через некоторое время они приземлились на крыше какого-то здания.

– Где мы?

– Это наш отель.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джемма проснулась и, потянувшись, глубоко вздохнула.

– Ну, наконец-то! – Лука крепко прижался к ней.

– Ты такой ненасытный, – пробормотала Джемма, устало улыбнувшись ему.

– Ммм, утреннее возбуждение является непреложным фактом, с которым нам, бедным мужчинам, приходится иметь дело.

– Разве? Я этого не знала.

– Значит, раньше ты была ненаблюдательна. Да, кстати, я тут переговорил с Лиз о твоих утренних вставаниях в пять часов. И мы решили, что будет гораздо лучше, если парень, которого ты наняла, займется этим.

– Кто дал тебе право обсуждать мои дела за моей спиной? Меня вполне устраивали мои ранние вставания, так же как и Лиз, пока ты не вмешался.

– Если бы это было так, я не стал бы вмешиваться. Но Лиз это раздражает. Она подменяет тебя только потому, что вы подруги.

– Она это тебе сама сказала? – смутилась Джемма.

– У тебя потрясающая способность прятать голову в песок и видеть только то, что тебе хочется увидеть.

– Я спрашивала ее, она всегда говорила, что ей не сложно.

– Она не высыпается из-за ребенка, ей трудно с раннего утра приниматься за работу.

– Ты прав, – смущенно согласилась Джемма.

– Я всегда прав, но и ты не ошиблась относительно моей ненасытности. – И он страстно поцеловал ее…

Через полчаса, отказавшись от совместного душа, Джемма лежала, глядя в пространство, и анализировала, что с ней происходит. Уже понедельник, и они не выходили из номера с вечера субботы. Они почти не вылезали из постели.

Лука открыл ей новые грани ее сексуальности, о которых она прежде и не подозревала. Джемма любила Алана и не сомневалась в том, что тоже любима. В их первую ночь она плакала, переполняемая эмоциями. Смерть Алана совершенно подкосила ее, и она больше не хотела испытать такую боль.

Лука не вызывал у нее подобных эмоций. Лишь дикое и безрассудное чувственное желание поглотить его целиком.

Что ж, она подходящая жена для человека, вроде Луки, заведомого бабника, считающего женитьбу своего рода бизнесом. Каждый хочет получить от этого союза свое, но любовь не входит в это уравнение.

Войдя в ванную, Джемма присоединилась к Луке, стоявшему под душем.

Лука поглядел на ступени, выбитые в скале, а затем оглянулся на Джемму.

– А другой дороги нет?

– Можно добраться до дома на лодке, но так быстрее.

– Подожди, – Лука взял ее за руку, – я пойду первым. Если ты сорвешься, я тебя поймаю.

– О, какой джентльмен, – насмешливо улыбнулась она.

Дом тетушки Мэри на Занте был одноэтажным, двадцати футов шириной и сорока футов в длину. Расположенный в середине узкой полоски земли, он возвышался над бухтой. Лет десять назад его расширили, добавив удобную жилую зону, со стеклянными дверями от пола до потолка, откуда открывался потрясающий вид.

– Не так плохо, как я думал, – заметил Лука. – Я договорился с архитектором на среду, чтобы он все посмотрел.

Они зашли в жилую зону. Два немного потертых мягких дивана, стеклянный столик, опирающийся на двух дельфинов, небольшой полукруглый бар в одном углу и занятая книжными полками противоположная стена. Всюду чувствовалось присутствие тетушки Мэри. На Джемму нахлынули воспоминания, она прошла к окну и печально взглянула на море. Одобрила бы тетушка ее поступок?

Лука подошел к ней и обнял за талию.

– Почему ты говорила, что в нем нельзя жить? Он немного маловат, но для отдыха вполне подходит. Посмотрим спальни. Тео говорил, что здесь всего две, нужно будет их переоборудовать и добавить еще парочку. Не люблю ограничений в спальнях.

– Я знаю, – вспыхнув, пробормотала Джемма, а он нагнулся и поцеловал ее полные, слегка раскрытые губы.

Уже знакомое чувство сексуального восхищения нахлынуло на нее. Она обняла его за шею и прижалась к твердой мускулистой груди. У нее возникла одна идея.

– Ты хотел посмотреть спальню, – напомнила она и улыбнулась.

15
{"b":"5487","o":1}