ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты хочешь уничтожить сад и альпийскую горку?

– Так будет лучше. Для тени мы соорудив веранду вокруг всего дома. На остальной части сделаем мощеный дворик, чтобы обедать, а пальмы в горшках, растения и цветы ты можешь разместить, где захочешь.

– Нет. – Она повернулась к Полю: – Извините, вам придется либо сделать в доме второй этаж, либо перестроить две имеющиеся спальни.

Поведение Джеммы озадачило и рассердило Луку. Конечно, она любит возиться в саду, но сейчас ведет себя нелепо.

– Будь благоразумна, Джемма. В саде нет необходимости, когда рядом такой красивый залив. Покажите моей жене набросок, Поль.

Взяв план, Джемма, даже не взглянув, разорвала его.

– Мой муж ввел вас в заблуждение, Поль. Это мой, и только мой, дом. И только я решаю, что и как здесь делать. Разве не так, Лука? – обратилась она к мужу. – По нашему брачному договору, ты владеешь тем, чем владел, а я владею тем, чем владела я. А теперь извините меня, пойду поплаваю. – Сбросив полотенце, она побежала к морю.

Лука был вне себя. Он проводил архитектора, пообещав связаться с ним позднее.

Что произошло? Не в ее характере так яростно реагировать на простые вещи. Он скользнул взглядом по саду. Что здесь такого важного в этом саду, что ее так расстроило?

Раздевшись, он пошел к морю. Джемма появилась внезапно, как Афродита, выходящая из волн. Тряхнула сверкающими мокрыми волосами.

Они встретились у края воды. Серые глаза Луки моментально потемнели Как она великолепна! Но сейчас важно другое. Следует разобраться, почему она вела себя так странно.

– Поль уехал, а я хочу поговорить с тобой.

– Звучит зловеще. Лука, мне нужно одеться. Ты сам говорил, что я слишком долго нахожусь на солнце.

– Ты никуда не пойдешь, пока не расскажешь мне, почему противишься тому, чтобы застроить сад. Ты здесь всего второй раз, значит, это связано с какой-то тайной твоей тетушки.

Взволнованная присутствием полуобнаженного Луки, она не могла сосредоточиться и придумать правдоподобное объяснение.

– Даже не пытайся солгать, – добавил Лука, – твои глаза тебя выдают, когда ты пытаешься это сделать. Лучше доверься мне. Я обещаю, что никому не выдам твой секрет.

Странно, но она поверила ему. Лука был известен деловой сметкой и жесткостью, позволившими ему стать мультимиллионером в тридцать лет. Он считался известным дамским соблазнителем, но Джемма чувствовала целостность его натуры.

Возможно, он унаследовал это от своего деда? Или на нее действуют его мужские чары, вынуждая довериться ему? Больше года она одна хранила тайны тетушки, и это тяжелым грузом давило на нее.

И Джемма, вздохнув, принялась рассказывать.

– Двадцать лет назад моя тетушка ожидала ребенка от своего любовника. Она была на шестом месяце беременности, когда они, как обычно, приплыли на Зант для любовной встречи. Выходя из лодки, она поскользнулась и упала. У нее произошел выкидыш. Ребенок оказался девочкой. Они похоронили бедняжку у подножия скалы, где положили несколько камней. Тетушка Мэри сказала мне, что в их действиях не было ничего незаконного. Если бы это произошло в больнице, там все равно ничем не смогли бы помочь. Тело несчастного младенца не стали бы даже хоронить. А для тетушки ее ребенок был реальным символом их взаимной любви. Я соорудила над могилой девочки альпийскую горку и обещала тетушке, что сохраню место упокоения ее ребенка.

Лука не был сентиментален, но история произвела на него впечатление. Он понял, почему завещание было оформлено таким образом. Женщина не могла оставить дом собственному ребенку, но оставила его будущим детям Джеммы и детям ее детей…

Глядя на расстроенное лицо Джеммы, он тяжело вздохнул и нежно погладил ее по волосам.

– Больше ничего не говори, дорогая. Я все понимаю. – Он обнял ее, и она испытала облегчение.

– Ты действительно меня понимаешь? Ты же не веришь в любовь, и возможно, что это правильно. Любовь только причиняет боль. – Она не заметила, как он сурово сжал рот. – Тетушка всю жизнь любила одного человека, но не могла быть с ним вместе. Она мечтала завести семью, но этому не суждено было сбыться. Она могла проводить с любимым лишь несколько недель в году. – Джемма оглянулась на залив. – Это райское место, но, возможно, где-то здесь обитает нечистая сила.

– Какая ты фантазерка! – улыбнулся Лука.

– Можешь не верить, но у меня ощущение, что этот дом – несчастливый. Он не принес счастья тетушке Мэри, да и Тео тоже. Разве нет?

– Забудем сейчас о доме. Мы с тобой собираемся уехать с острова и отправиться в круиз на моей яхте, где серьезно займемся вопросом увеличения моей маленькой семьи.

Джемму разбудил звук льющейся воды. Она потянулась и расправила на груди ночную сорочку. Взглянув на часы на прикроватной тумбочке, она застонала. Еще нет шести часов. Сегодня понедельник, Лука рано утром улетает в Нью-Йорк. Учитывая разницу во времени, он как раз успеет на бизнес-ланч. Он должен был улететь вчера вечером, но передумал, о чем ей теперь напомнило ноющее тело.

Дверь ванной комнаты отворилась, и ее взгляд автоматически обратился к тому, кто вот уже четыре месяца был ее мужем. Обнаженный Лука обернул бедра полотенцем. Густые черные волосы были влажными, и капли воды стекали по крепкой шее. В нем было больше шести футов роста и мускулистого совершенства. Всякий раз, когда он входит в комнату, у Джеммы перехватывает дыхание.

– Мне хорошо знаком этот взгляд, Джемма, но один раз я уже отложил отъезд, – и он удалился в гардеробную.

Джемма откинулась на подушки. Хорошо, что Лука уезжает. Он согласился, что она будет жить в Англии. Джемма надеялась, что они не часто будут видеться, но все получилось не так, как она ожидала.

На свадьбу Лука подарил Джемме «вольво», сказав, что ее прежняя машина слишком старая. За десять дней, что он пробыл в Лондоне перед отлетом на Дальний Восток, он успел подружиться с Лиз и Питером, даже предложил Питеру работу в своей компании и посоветовал Джемме и Лиз взять в цветочный магазин еще хотя бы двух продавцов, чтобы справиться с новым контрактом, который они получили. Теперь у владелиц были развязаны руки, и они могли вздохнуть спокойнее.

Все всегда соглашались с Лукой. Джемма добилась успеха только в одном: дом на Занте будет перестроен так, как она предлагала. Эротическая спальня будет переделана, и в доме появится второй этаж с четырьмя спальнями.

Какое волнующее слово «дом», подумала Джемма, оглядывая спальню. Считает ли она апартаменты Луки своим домом?

Их супружеский секс был великолепным, но душевно они не стали ближе. Хотя, как она полагала, у них установились дружеские отношения.

Рождественские праздники они провели в Греции вместе с Тео. Было очень весело, и теперь они на три дня вернулись в Лондон. В воскресенье вечером Лука подарил ей бриллиантовый браслет и настоял, чтобы отпраздновать их четырехмесячный юбилей праздничным ужином и, к ее удивлению, походом в оперу, которую она очень любила, а он – нет. Ну и конечно, был секс…

Лука постоянно делал ей подарки. У нее появилось столько драгоценностей, что она просто не знала, что с ними делать. То же самое и с нарядами. Он был так изобретателен в своих подарках и не соглашался принять отказ. Теперь она стала понимать, как баснословно он богат.

Она спокойно относилась к деньгам, если ей хватало на жизнь. Но, возможно, скоро у них появится ребенок, и это надо учитывать. Она еще не сказала об этом Луке, но у нее уже была трехнедельная задержка.

План воспитать ребенка для себя, потому что Лука постоянно будет отсутствовать и не станет ни во что вмешиваться, теперь казался ей глупостью. Она нахмурилась. Лука ухитрился проникнуть во все стороны ее жизни. То же будет и с ребенком.

– Ты хмуришься? Я польщен. Смею ли я надеяться, что ты будешь скучать без меня? – Лука остановился около кровати, но она молчала. – Поедем со мной в Нью-Йорк. Один телефонный звонок, и все будет улажено. А я могу поехать в аэропорт на полчаса позже, чтобы ты успела собраться, – предложил он.

17
{"b":"5487","o":1}