1
2
3
...
18
19
20
...
23

Когда она стала так бояться эмоциональной связи? Началось это после смерти ее матери. Джемма не искала близости с мачехой и сводной сестрой, предпочитая тетушку Мэри и Алана. Потеряв Алана, она почувствовала пустоту, а последовавшая затем смерть тетушки удвоила ее горе. От природы она была сострадательной и заботливой, но избегала заводить глубокие отношения с людьми и совершенно не встречалась с мужчинами. Отвергала всякого, кто мог бы разрушить стену, которую она добровольно возвела вокруг себя. Боялась полюбить, чтобы, потеряв человека, не испытывать боль.

Ей следует уйти от прошлого, оставить свои страхи, не бояться счастливого будущего с Лукой. Она может забеременеть, и ее ребенку будет нужна хорошая мать, а не нравственный инвалид.

Вчера Джемма с сожалением поняла, что не беременна, но это не изменило ее намерений. Она должна жить с надеждой на будущее. Джемма уже переговорила с агентом по недвижимости, поручив ему подыскать дом за городом, и решилась наконец выставить на продажу свой дом. Оценщик придет завтра, а сегодня нужно собрать милые мелочи, которые ей дороги, ее детские и семейные фото. Когда-нибудь у нее появится ребенок, и она должна рассказать и показать ему историю семьи, к которой он принадлежит.

Поставив коробку на стол в гостиной, Джемма принялась укладывать туда фотографии. Давно следовало это сделать. Она просматривала их, улыбалась, а чаще вздыхала. Больше она ничего брать не будет. Осталось вытереть пыль и пропылесосить. Вот и все.

Джемма не слышала, как открылась входная дверь и кто-то поднялся по лестнице. Она сидела на кровати, собирая в коробку свои детские вещи. Милые сердцу воспоминания. Ее глаза наполнились слезами, когда она вспомнила детство. Смахнув слезы, она закрыла коробку и встала. Больше никакой печали. Джемма повернулась к двери и остолбенела.

В дверях стоял Лука. Сердце подпрыгнуло от удивления и радости.

– Как ты здесь оказался? Я не ждала тебя в ближайшие десять дней, – улыбнулась ему Джемма.

– Я хотел удивить тебя. Не застав дома, позвонил в магазин. Мне сказали, что ты поехала в Бейсуотер. Я думал, ты давно продала дом. Но ты не собираешься отказываться от мавзолея, посвященного твоему покойному мужу. Ты, наверно, всякий раз ночуешь здесь, когда я уезжаю?

– Нет, я пришла только сегодня, чтобы собрать некоторые памятные вещицы, потому что завтра придет агент по недвижимости.

– Кажется, ты уже говорила в прошлом году, что виделась с агентом.

Джемма виновато вспыхнула.

– Не затрудняйся лгать, Джемма. Я все это уже слышал. – Он взял ее за руку и притянул к себе.

– Это не ложь. Просто ты заставил меня…

– Я заставил? Припоминаю, что ты сама упала ко мне в кровать, едва познакомившись. Да и в следующий раз тебя не пришлось уговаривать. За кого ты меня принимаешь? За дурака? Я всегда буду вторым после единственного мужчины – не важно, жив он или мертв.

– Я никогда…

– Замолчи! Я больше не желаю слушать твою ложь. Ты вся в своей прошлой любви. Но твое тело, кажется, с тобой не согласно, дорогая, не так ли? Я в мгновение ока могу взять тебя на этой кровати.

– Лука, пожалуйста… – дрожащим голосом взмолилась Джемма.

Прежде чем она договорила, он закрыл ее рот страстным поцелуем и повалил на кровать.

Джемма не могла дышать, в ней клокотал гнев. Она не позволит манипулировать собой. Она попыталась встать, но он навалился сверху.

– Да, называй мое имя, – улыбнулся он. – Я хочу, чтобы ты понимала, кто с тобой, с кем ты сейчас находишься в постели среди любимых воспоминаний. Ты не сможешь в ней больше спать, не вспомнив обо мне.

Джемма пыталась оттолкнуть Луку, но он опять крепко поцеловал ее, терзая ее губы и разжигая в ней страсть. Она ощущала привкус его гнева, слышала стук его сердца. Глаза Джеммы закрылись сами собой, пока Лука срывал с нее одежду. А он принялся целовать ее шею, плечи, грудь, и она простонала, чувствуя, как в крови рождается знакомое дикое удовольствие.

Он вошел в нее, продолжая страстно целовать. Она с готовностью отдалась ему. Жар их тел готов был привести к взрыву, когда Лука внезапно остановился.

Мгновение он лежал на ней неподвижно, тяжело дыша. Она медленно подняла ресницы и взглянула на него.

– Какого черта я это делаю? – пробормотал Лука.

Пьяная от страсти, с ноющим от возбуждения телом, Джемма уставилась на него, не веря тому, что услышала, а он встал и принялся одеваться.

Он мрачно глядел на нее, засунув руки в карманы.

– Слава богу, я вовремя сообразил. Ты не лучше всех остальных женщин, которые продают себя за лучшее предложение на торгах.

– Что ты несешь! – закричала Джемма, садясь. – Что с тобой?

– Ты не понимаешь? Я нахожу тебя здесь, в кровати твоего покойного мужа, плачущей.

– Я не плакала… – начала она, но он не слушал.

– Я устал от тебя. Будем жить отдельно. Ты можешь остаться здесь. Ясно, что именно здесь твой дом. Иначе я сойду с ума. Я пришлю твои вещи. Будешь получать ежемесячное содержание и делай с ним, что хочешь. Я больше не хочу тебя видеть.

На его лице было написано отвращение У Джеммы внутри все оборвалось. Она отвернулась и принялась торопливо одеваться. Она так безумно хотела его минуту назад, что ей стало стыдно. И тут Джемма наконец открыла для себя то, что должна была сделать раньше, с того дня, когда впервые встретила его.

С Аланом она никогда такого не испытывала. Их любовь родилась из дружбы, была нежной и заботливой. А Лука занимал ее мысли и тело, исключая все остальное. Она тратила силы на создание барьера между ними. А теперь, когда было уже слишком поздно, до нее дошло, что она любит Луку.

Это открытие резануло ее сердце. Но Джемма не могла допустить, чтобы он увидел, как ей больно. Она собрала остатки воли и подняла на него глаза.

– Как хочешь. Если это не затронет моего отца и компанию.

– Твой отец и компания продолжат получать мою финансовую поддержку, как было договорено, – он насмешливо изогнул губы. – А если есть шанс, что ты беременна, то мы придем к взаимовыгодному соглашению.

– Нет, я не беременна. И скажи Тео, чтобы он не беспокоился. Пусть останавливается в доме на Занте, когда ему будет угодно.

– Благодарю, но я настаиваю на том, чтобы выплачивать тебе ренту, когда он там будет. Тео об этом знать не обязательно.

Как он смеет предлагать ей деньги! Но прежде чем она ответила, Лука повернулся и вышел.

Джемма пыталась понять, что произошло. Когда Лука уезжал в Нью-Йорк, все было нормально, а в тот вечер, когда она позвонила ему..

Она затаила дыхание. По его телефону ответила женщина. Давина… имя показалось ей знакомым, она вспомнила… По словам Джен, девушку, с которой Лука встречался до женитьбы наи Джемме, звали Давиной и она жила в Нью-Йорке. Джемме все стало ясно. Лука вернулся к Давине. То, что он говорил по телефону в день рождения, было просто глупой шуткой. Сексуальные слова, которые он мурлыкал, вероятно, предназначались для женщины, стоявшей рядом с ним в офисе в тот вечер. А потом они потешались над ней. Лука предложил Джемме поискать загородный дом с садом, и она наивно думала, что он хочет жить вместе с ней в новом доме. Но Лука просто хотел, чтобы она освободила апартаменты, куда он приведет другую женщину.

Она оказалась слепой дурочкой. Их брак продлился всего четыре месяца.

Джемма не могла сдержать слез…

Задыхаясь от гнева, Лука сел в машину. Трясущимися руками взялся за руль. Нужно скорее убраться отсюда. В первую очередь Лука злился на себя. Он взял Джемму, не думая и не спрашивая, хочет ли она этого. Такого с ним никогда не бывало. Она довела его до умопомрачения.

Лука дал ей все и хотел лишь одного – ее любви. Вчера вечером ему пришло в голову, что он не сделал единственной и самой главной вещи – не сказал, что любит ее. Лука тут же взял чартер и прилетел в Лондон с намерением сделать это, рисуя себе романтическую картину, как она упадет в его объятия.

19
{"b":"5487","o":1}