1
2
3
...
20
21
22
23

– Почему ты держишь в секрете то, что беременна?

– Моя беременность – не секрет, – возразила Джемма, вставая. – Но ты выразил желание больше никогда меня не видеть. Неудивительно, что я не стала ставить тебя в известность.

Разве она не догадывается, каково ему было в последние несколько месяцев? Он умирал от желания, от страсти к ней, он не спал ночами, работал до изнеможения, чтобы только избавиться от мыслей о ней. Он заработал кучу денег, которые ему вовсе не нужны. Но ничто не могло убить его стремления к Джемме. От разочарования он стал выходить с Давиной, но это не помогло. Теперь Джемма стоит передним, враждебно глядя на него своими янтарными глазами.

– Не испытывай мое терпение, – завелся Лука. – Ты отлично знаешь, что я имею в виду. Ты не собиралась сообщать мне о своей беременности. Я спрашивал тебя, когда мы расставались, возможно ли это, а ты солгала и сказала, что нет. Но теперь ты уже не можешь это отрицать.

Джемму испугал яростный взгляд Луки. Ее волновало его напряженно застывшее стальное тело, которое находилось так близко к ней, его аромат, смесь дорогого одеколона и мужского запаха.

– Я никогда не лгала тебе. Когда ты упомянул возможную беременность, у меня были месячные. Я уже потом узнала, что так иногда бывает на ранних сроках, – объяснила Джемма, хотя и не обязана была это делать.

Она подалась назад и ударилась ногой о шезлонг. Лука мгновенно отреагировал, крепко взяв ее за талию и прижав другую руку к ее животу.

– Со мной все в порядке, – резко проговорила Джемма и почувствовала, как под ладонью Луки шевельнулся ребенок.

Лицо Луки разгладилось, гнев из его глаз исчез.

– Боже, ребенок толкается. Тебе больно? – участливо спросил он.

– Нет, мне приятно, – ответила Джемма дрожащим голосом. Ей было хорошо, пока не появился Лука. – Как ты нашел меня и зачем ты здесь?

Он убрал руку с ее талии и насмешливо взглянул на нее.

– Странно, что Лиз не позвонила, чтобы предупредить тебя. Она единственная, кого ты подпускаешь близко к себе.

– Это Лиз сказала тебе? Она не могла… – Тут Джемма вспомнила, что телефон звонил несколько раз, а она не успевала подойти.

– Не беспокойся. Лиз не предавала тебя. Это Питер. Я встретил его вчера вечером на деловом ужине, и когда мы пили виски, он рассказал мне. Он сам отец и счел, что я должен знать.

Джемма старалась сохранять спокойствие. Прошло пять месяцев, и она почти убедила себя, что не любит Луку и не нуждается в нем. У нее есть новый дом и ее ребенок, о котором она должна думать. Но теперь, увидев его опять, она разволновалась. Он был здесь, рядом, а его сексуальный магнетизм стал только еще сильнее.

– Чего ты хочешь, Лука? – осторожно спросила Джемма. Официально она все еще его жена, и он может сильно осложнить ей жизнь, предъявив законные права на ребенка. – И поторопись. Я сегодня долго была на солнце.

– Ты моя жена, и ты носишь моего ребенка, – ледяным голосом произнес Лука и вдруг крепко обнял ее и поднял на руки, прежде чем она поняла его намерения.

– Опусти меня! – Джемма пыталась вывернуться, но он крепко держал ее.

– Нет. Ты действительно слишком долго находишься на солнце. – И Лука понес Джемму в дом. Там он медленно поставил ее на ноги и с любопытством огляделся. – А здесь ничего.

– Твое мнение меня не интересует, – раздраженно заметила Джемма. – Не знаю, что ты задумал, но могу сказать тебе, что ты упустил свое время. Ты мне здесь не нужен. – Повернувшись к нему спиной, она подошла к раковине, чтобы выпить стакан холодной воды.

Лука взял ее за руку и развернул к себе лицом, вопросительно глядя в глаза.

– У тебя нет выбора. Я останусь здесь столько, сколько потребуется. Если надо, то навсегда. Я люблю тебя и не дам тебе возможность уйти еще раз.

Джемма изумленно посмотрела на него. Наверно, она не расслышала.

– Повтори еще раз.

Лука взъерошил черные волосы.

– Я люблю тебя, Джемма. И всегда любил, – сказал он голосом, полным чувства.

Она вслушивалась в его слова, удрученно качая головой. Нельзя забывать, что Лука в совершенстве умеет манипулировать людьми, безжалостно использовать их. Он могуществен, у него страшная сила, когда он добивается того, чего хочет. А сейчас он хочет ее ребенка.

– Нет, я не верю тебе. Ты лжешь мне, чтобы получить моего ребенка. – Не успела она это вымолвить, как ей в голову пришла противоположная мысль: а вдруг он как-то догадался, что она любит его?..

– Мне незачем лгать, Джемма. Этот ребенок останется моим, что бы между нами ни произошло. Но я люблю тебя, – настаивал он, прижав ее к себе. – Ты нужна мне. Я попытался жить без тебя, и моя жизнь превратилась в ад.

В его голосе было столько тоски, что это тронуло ее сердце. У нее не было сил сопротивляться. Ей так хотелось, чтобы он любил ее!

– Ты должна поверить мне, я не могу опять потерять тебя.

Это его замечание подействовало на нее как холодный душ Внезапно все чувства, которые она много месяцев подавляла, вышли на поверхность.

– Оставь меня, Лука. Ты сам пришел ко мне и объявил, что больше не хочешь меня видеть. Ты меня принимаешь за дурочку? Явился сюда, рассказываешь о безумной любви ко мне и ждешь, что я упаду к твоим ногам. У меня есть для тебя новость: я тебя раскусила. Думаешь, я не знаю о Давине? Ты встречался с ней до нашей свадьбы, Давина была с тобой, когда я позвонила тебе на твой день рождения, а ты представил ее как своего секретаря. Это та самая Давина, с которой ты недавно был снят на фото в журнале.

Он растерянно опустил руки.

– И не пытайся оправдываться, – продолжала Джемма. – Вы с ней думали, что изощренно шутите надо мной, когда я разговаривала с тобой по телефону. Знаешь что? Меня тошнит от тебя. Зачем ты предложил мне подыскать дом? Лучше бы прямо сказал, что собираешься уйти от меня. Но нет, это было слишком просто для твоего изощренного ума. А я уже распрощалась с прошлым и думала, что наш брак удался. Какая ирония судьбы – Она горько рассмеялась. – А теперь уходи, я хочу отдохнуть. – Ее трясло от переполнявших чувств.

– Нет, Джемма, нет. Не уходи. Ты даже не представляешь, как я счастлив, что ты ревнуешь меня! Это настоящий бальзам для моей души. Как долго я ждал, что ты наконец перестанешь быть холодно-сдержанной. Мне так хотелось проникнуть в твою душу. Слишком часто я лежал в постели подле тебя, умиротворенной после секса, зная, что между нами стена, что твои чувства скрыты от меня. Они связаны с твоим мертвым мужем. Ты даже не представляешь, как мне было больно. Мне – Луке Девеци, – который никогда не верил в любовь. Я был безнадежно влюблен в женщину, жившую памятью о прошлой любви.

В глубине его глаз Джемма увидела такое страдание, что у нее перехватило дыхание. Такого Луку она прежде не знала. Она хотела поверить ему, но боялась опять ошибиться.

– И когда же на тебя снизошло озарение? – скрывая за насмешкой свои подлинные чувства, спросила она.

Лука улыбнулся, глядя ей прямо в глаза.

– На Занте, когда мы лежали в спальне твоей тетушки. Тогда я и понял, что люблю тебя.

Джемма не дышала. От волнения у нее перехватило горло.

– Позже на пляже я выслушал твои слова о том, что я не верю в любовь, и хотел сказать тебе, но не смог. Ты солгала мне, говоря, будто никогда не знала любовника своей тетки, и это обидело меня, поскольку еще раз доказало, что ты мне не доверяешь.

Джемма застыла.

– Это только догадки, – пробормотала она.

– Давай забудем об этом. Ты можешь мне не говорить. Клянусь, я сделаю все, что в моих силах, чтобы заслужить твое доверие и, надеюсь, твою любовь.

Джемма закусила губу Лука был хорошим оратором, он мог убедить кого угодно.

– Ты говорил, что любви нет, что это просто иное название похоти. Ты сказал, что я тебе отвратительна. Почему теперь я должна верить тебе?

– Я слишком много наговорил чепухи, – пробормотал Лука. – Как мне убедить тебя, чтобы ты поняла. Ты женщина моей мечты, но все превратилось в ночной кошмар, когда ты сказала, что замужем. Я целый год пытался забыть тебя. Наконец от разочарования стал встречаться с Давиной. А потом опять встретил тебя. Я поклялся себе, что больше никогда не прикоснусь к Давине. В день рождения она неожиданно пришла ко мне в офис, чтобы поздравить, но я попрощался с ней, когда ты позвонила. Неужели ты думаешь, что я стал бы так разговаривать с тобой, а потом заниматься любовью с другой женщиной? Ты моя любовь, моя страсть, моя жизнь.

21
{"b":"5487","o":1}