ЛитМир - Электронная Библиотека

– Завтра я не могу, – отказалась Джемма, радуясь, что у нее есть оправдание. Она уже солгала Тео, что не была знакома с Лукой прежде, и ей бы не хотелось лгать еще раз. Но так совпало, что она должна завтракать с родителями Алана в Истборне. – У меня ланч с родителями моего мужа. Прошло уже два года, как я его потеряла, однако мы продолжаем поддерживать отношения. В любое другое время – с удовольствием.

Ей нравится старик Девеци, но она не хочет иметь никаких дел с его внуком. Чем скорее они отсюда уйдут, тем лучше. Джемма со вздохом облегчения смотрела, как Тео в сопровождении Джен и Луки выходит в холл.

Проводив их, Джен вернулась и принялась недовольно выговаривать сестре:

– Тебе нужно было настоять и отвезти старую калошу домой, тогда бы Лука остался.

– Возможно, ты знаешь Луку лучше, чем я, – пожала плечами Джемма, – но он производит впечатление человека, который поступает так, как сочтет нужным, и получает то, что захочет, включая женщин. Сомневаюсь, что он будет верным мужем. – Джемма решила предупредить сестру, чтобы она вела себя осторожно. Джен была эгоистична, но вполне безобидна, не хотелось, чтобы она страдала. И Джемма добавила: – Надеюсь, ты знаешь, во что ввязываешься.

– Вот уж проблема, – легкомысленно заявила Джен. – Я уже добилась у него успеха, а теперь.. Пишут, что Лука встречается с Давиной Лавджой, лучшим нью-йоркским дизайнером. Но сейчас он в Лондоне, и я здесь, а ее – нет. О его романах только и говорят. Он слывет потрясающим любовником.

Джемма не могла этого вынести, она нервно рассмеялась, но сводная сестра лишь беспечно махнула рукой.

Через пару часов Джемма вернулась в свой маленький домик в Бейсуотере, где они жили с Аланом, и, свернувшись калачиком, уснула.

На другом конце города Лука Девеци расстроено глядел на Тео. Дед не говорил, что хочет уехать. Налив обоим по стаканчику, Тео просто сообщил, что вилла не продается и он оставляет мысль о ее покупке. Дед сидел на диване, его темные глаза потеряли свой обычный блеск, лицо выражало подчеркнутое безразличие.

– Дай сообразить. Сначала ты поднимаешь суету вокруг виллы на Занте, а теперь говоришь, что это больше тебя не заботит?

– Заботит. Но Джемма объяснила, что не может продать ее, потому что тетка оставила виллу в пользование ей, ее детям и детям ее детей.

– Но это можно изменить. Тебе не стоит отказываться.

– Возможно, – вздохнул Тео. – Но на юридическое крючкотворство уйдут годы… Ты видел Джемму. Можешь себе представить, что такая красивая женщина долго останется вдовой? Я не могу. Она молода, а ее муж умер два года назад.

Лука внезапно сел, пролив виски. Итак, Джемма уже не была замужней женщиной, когда он с ней переспал.

– Значит, два года. А ты уверен? – Лука уже наделал достаточно ошибок с Джеммой, больше их быть не должно. Дед потерял свою мечту, а он обвинял в распутстве самую сексуальную женщину, которая ему встретилась.

– Джемма сказала мне об этом, когда мы уходили. Она еще скорбит, но ее траур уже закончился. Если англичане этого не замечают, то найдется кто-нибудь еще, кто ее охмурит. Она выйдет замуж, родит детей задолго до того, как можно будет изменить завещание. Это безнадежно. Я ложусь спать. – Взяв палку, Тео встал. Остановившись на лестнице, он повернулся и сказал: – Мы с Мило утром возвращаемся в Грецию. Спокойной ночи.

Лука видел, как переживает Тео свое поражение. Ему не хотелось, чтобы дед расстраивался, но он понимал, что виллу вернуть не удастся.

Перед глазами опять возникла прекрасная Джемма, такая спокойная и доверчивая с Тео, и такая холодная с ним. При воспоминании о ее обнаженном теле он почувствовал возбуждение.

А память подсказывала все новые и новые подробности: гладкая нежная кожа, сладостный вкус розовых сосков, сказочные любовные объятья, перешедшие в горячую, безудержную страсть.

Лука хотел подлить еще виски, но остановился. Он не должен напиваться, ему нужно подумать. Может быть, если он лично предложит Джемме сумасшедшие деньги, она согласится? Лука не встречал ни одной женщины, за исключением бабушки, которая не любила бы деньги. Если этот план не удастся, в чем он сомневался, есть еще один выход из положения. Ему тридцать семь, в его годы многие мужчины уже женаты. А если он женится на Джемме и она родит ребенка, это будет правнук Тео. Он наследует виллу, желание Тео будет исполнено – вилла останется в семье. Так даже лучше. Да и Лука хочет, чтобы Джемма была в его постели. А он всегда получает то, чего хочет.

В этом плане был только один громадный недостаток. Джемма не даст ему такой возможности. Год назад он фактически выгнал ее со своей яхты. А теперь встречается с ее сводной сестрой…

Лука сидел, нахмурившись, вспоминая события прошедшего вечера и обдумывая информацию, которую получил в последние несколько дней. Внезапно на его чувственных губах заиграла хищная улыбка. Он понял, что нужно делать.

Лука поднялся с дивана и отправился спать.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джемма припарковалась перед входом, не обратив внимания на стоящий возле дома черный автомобиль, и, взяв сумочку и пакет с овощами, вышла из машины.

День сегодня удался. Она немного помогла в саду свекру и позавтракала с ним и его женой Мейвис. Потом они все вместе сходили на могилу Алана и, вернувшись, выпили чаю.

По дороге домой Джемма предалась горьким размышлениям.

Та ночь с Лукой Девеци была следствием депрессии и выпитого вина. Она редко пила и быстро опьянела в тот вечер, потому и потеряла голову.

Джемма нашла в сумочке ключ и открыла дверь. Этот дом они купили с Аланом после свадьбы.

– Можно войти? – услышала она, и в прихожей возник Лука Девеци. – Мы должны поговорить, Джемма. Или нужно называть тебя Мими?

– Никак не нужно называть. Убирайся из моего дома, – гневно заявила она.

– Какой темперамент! Двое старых друзей могли бы немного поболтать, неожиданно встретившись, правда?

Что делать? Как хочется вытолкать его за дверь, но разве с ним справишься!

Кожаная куртка обтягивала мощную, накачанную фигуру. Белая рубашка оттеняла смуглую оливковую кожу, в вырезе ворота виднелась грудь, заросшая курчавыми черными волосами. Джинсы облегали крепкие бедра и длинные ноги. Серые глаза на мужественном лице пристально глядели на нее. А в ту ночь ей показалось, что глаза у него голубые, как у Алана.

Усилием воли Джемма отогнала непрошеные воспоминания, стараясь сохранять хладнокровие. Это бойфренд ее сестры, и к ней он не имеет никакого отношения.

– Я не давала тебе своего адреса, и мне нечего сказать тебе. Я хочу только одного – чтобы ты ушел.

– Джен подсказала мне, где ты живешь. Извини, если я расстроил тебя, Джемма. Но я не уйду, пока ты не ответишь на некоторые вопросы.

Раз она вспылила, значит, он ей небезразличен. Лука пристально вглядывался в ее красивое лицо. Густые блестящие волосы, перевязанные желтой лентой, спадали Джемме на спину. Яркий топ обрисовывал высокую грудь. Лифчика на ней не было, и обозначившиеся под тонкой тканью соски сразу вызвали в памяти Луки ночные видения, целый год терзавшие его после встречи с ней. Между топом и белыми брюками соблазнительно маячила полоска обнаженного тела. Обтягивающие брюки подчеркивали роскошные формы. На ногах были босоножки, открывавшие аккуратные пальчики с розовыми ноготками. Он с удивлением поймал себя на мысли, что уже второй раз эти розовые ногти будят в нем желание. Обычно его интересовали грудь и ноги, так откуда же этот фетишизм?

Лука поднял голову и заметил испуг в ее янтарных глазах. У Джеммы Варне были причины бояться. Она обманула его, назвавшись другим именем, обманула, сказав, что замужем. Несколько часов назад Лука завтракал с Джен и тактично намекнул ей, что она может рассчитывать только на дружеские отношения. Та спокойно восприняла его слова, особенно после предложенных инвестиций в ее модельное агентство. Потом Лука незаметно перевел разговор на ее сестру и выяснил, что Джемма до самозабвения любит цветы и последние два года живет монахиней. Значит, Джемма или великая лгунья, или великая актриса. А может, то и другое одновременно.

5
{"b":"5487","o":1}