ЛитМир - Электронная Библиотека

– Порядочные мужчины не снимают женщин.

– Но и порядочные женщины не позволяют их снимать, – сухо заметил Лука. – Мы с тобой друг друга стоим, не так ли?

Услышав это, Джемма вспыхнула.

– Больше я ничего не стану рассказывать.

– К сожалению, у тебя нет выбора. Я не уйду, пока не выясню, почему ты переспала со мной… ведь причина не в моем несомненном обаянии, – усмехнулся он. – Ты сама упала в мои объятья и мою постель, а потом мы оба провели страстную ночь. Я редко встречал подобных женщин. Зачем ты назвалась чужим именем и сказала, что замужем?

Воцарилось долгое молчание. Джемма пыталась забыть все произошедшее, но воспоминания постоянно жгли ее. Она перевела взгляд на окно, и заходящее солнце на мгновение ослепило ее.

Джемма зажмурилась. Что общего может быть у нее с гигантом финансового мира Лукой Девеци? По воспитанию и образованию она принадлежит к среднему классу. Ведет небольшой семейный бизнес. Когда отец женился во второй раз, дом, в котором Джемма прожила всю жизнь, был продан, по настоянию ее мачехи, вместо него был куплен помпезный дом на Коннет-сквер. Компания расширялась, и, по словам отца, ее семья разбогатела. Джемма этого не замечала, она сама зарабатывала себе на жизнь.

– Я задал тебе вопрос, – резко произнес Лука. По выражению ее красивого лица он видел, что она унеслась мыслями далеко от него, и ему это не понравилось. – Почему же ты все-таки солгала?

Его требовательный голос отвлек Джемму от размышлений. Здравый смысл подсказывал, что Лука не уйдет, пока не получит ответ.

– Хорошо, но ты должен пообещать, что уйдешь и больше не станешь меня беспокоить.

– Ладно, – покорно согласился Лука.

Вряд ли его словам можно доверять, но другого способа избавиться от него она не видела. Джемма взяла со стола свою любимую фотографию Алана и уселась в кресло. Посмотрела на фото, а затем перевела взгляд на раскинувшегося на диване Луку, не сводившего с нее своих глубоких умных глаз.

– В тот день, когда я тебя встретила, была годовщина моей свадьбы. Но не только это. Тогда была кульминация… – она помолчала, подбирая слова, – несчастий, если можно так выразиться. Я приехала с тетей на Зант, впервые оказалась на острове. Раньше я и не подозревала, что у тети есть там дом. За месяц до этого она узнала, что жить ей осталось недолго. Я была очень расстроена. Она умерла через несколько месяцев от астмы.

Лука молчал, внимательно слушая Джемму.

– Короче, мой отпуск оказался не слишком веселым, но мы наслаждались общением, я принялась создавать альпийскую горку, которую тетушка всегда хотела иметь, но повредила камнем руку, пришлось распилить обручальное кольцо. – Ее выразительное лицо побледнело. – Я отнесла его в мастерскую, чтобы починить. Мы с тобой встретились, когда я забрала его у ювелира. Еще в мастерской я попыталась надеть его, но оно не надевалось. Ты не был женат и не поймешь, как я была огорчена.

Лука кивнул.

– Обычно я не пью, – продолжала Джемма, – но в тот день, дожидаясь автобуса, заказала в баре стакан вина, а официант принес графин. Я выпила от силы пару стаканов. Сидела, вспоминала Алана, наше венчание… Вдруг какие-то парни опрокинули вино, и тут появился ты. – Она протянула ему фото. – Когда в тот день я взглянула в твои глаза, такие голубые и такие озабоченные, совсем как у Алана, и ты спросил, как меня зовут, я машинально ответила: «Ми-ми». Так называл меня Алан… А потом просто пошла за тобой. Осознав, что происходит, я испугалась. Потому что твои глаза вовсе не похожи на глаза Алена. Они у тебя серые, как гранит. Я оделась в ванной комнате, с трудом нацепила кольцо. Остальное ты знаешь.

– О, боже! – воскликнул Лука. – Думаешь, я поверю, что ты переспала со мной, потому что я напомнил тебе твоего мужа? – Отложив фотографию, он встал и пересек разделявшее их пространство. – Я совершенно на него не похож.

Никогда еще ему не наносили подобного оскорбления. Будь он проклят, если простит ей такой удар по своей гордости.

Пораженная его гневом, Джемма слишком поздно поняла, что напрасно сказала правду этому высокомерному человеку. Такой эгоист, как Лука Девеци, не позволит, чтобы его принимали за другого мужчину. На ее губах мелькнула ироническая улыбка: она вспомнила, как Джен рассказывала ей, что Лука известен своими победами над женщинами.

– Я не говорила, что ты на него похож. Твои глаза показались мне голубыми – видимо, из-за игры света. Но теперь уже все равно. Ты обещал уйти, если я скажу тебе правду.

– Да, я сейчас уйду, но сначала докажу тебе, что ты никого не обманула, кроме себя самой – И прежде чем она отреагировала, он наклонился и страстно поцеловал ее.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Джемму охватил гнев, ее взбесило его коварство. Она ударила его кулаком, одновременно пытаясь коленом стукнуть по самому уязвимому у мужчин месту. У него оказалась хорошая реакция – он вовремя отпрыгнул, но потерял равновесие и, падая на спину, потянул ее за собой. Они вместе упали на диван.

Прежде чем она поняла, что происходит, Джемма оказалась лежащей на спине, а сверху на нее навалился Лука. Она попыталась стряхнуть его, но он схватил ее руки и закинул ей за голову.

– Нет, я не потерплю насилия ни от кого, тем более от такой дьяволицы, как ты.

– А как назвать то, что делаешь ты? – закричала она, пытаясь освободиться от него. Но в ответ почувствовала его нарастающее возбуждение и поняла свою ошибку.

– Я учу тебя, как нужно приветствовать своего любовника, – насмешливо ответил он, а потом жарко зашептал ей на ухо. – Как бы ты ни противилась этому, но твой последний любовник – это я, а не твой давно умерший муж.

Ярость боролась в Джемме с физическим наслаждением. Ей хотелось помешать Луке, но его горячее дыхание вызывало в ней жар, разливавшийся по всему телу. Она чувствовала его мужской запах, тяжесть его тела. Все это пробуждало в ней воспоминания, которые она упорно гнала от себя целый год.

– Ты знаешь, что я прав, – пробормотал Лука и легонько, но требовательно куснул ее нижнюю губу, призывая оставить сопротивление и отдаться во власть чувственных удовольствий.

Джемму затопило болезненное стремление удовлетворить его эротические желания. Она еще пыталась устоять, но Лука был слишком опытным соблазнителем. И когда он принялся ласкать ее грудь, она потеряла над собой контроль… Его пальцы медленно и вкрадчиво поглаживали ее сосок, возбуждая ноющее, жгучее желание. А поцелуи становились все жарче и сильнее.

А когда он оторвался от ее губ, у нее вырвался стон. Казалось, Лука ждал этого сигнала. Он одним движением стащил с нее топ. Джемма на мгновение словно ослепла, а когда открыла глаза, Лука жадными, голодными глаза пожирал ее тело. Потом его губы стали спускаться все ниже и ниже, пока не остановились на затвердевшем соске. Он принялся ласкать его языком, легонько покусывая кончик.

В безмолвном ответе Джемма изогнулась дугой, ее маленькая ладошка дотронулась до шеи Луки в вырезе рубашки и машинально поиграла завитками черных волос. Его рука спустилась ниже, и ее ресницы затрепетали в молчаливом согласии. Она была готова отдать ему всю себя, чтобы заново испытать те изысканные наслаждения, которые он ей когда-то дарил. Почувствовав руку Луки на своем животе, Джемма удивилась тому, что он успел расстегнуть молнию на ее брюках. Тут его пальцы скользнули под шелк трусиков…

Лука смотрел на нее своими серебристыми глазами. Все было именно так, как ему запомнилось. Даже лучше. Он настолько сильно хотел Джемму, что пугался собственного голода, когда видел ее прекрасное лицо.

– Джемма, открой глаза, – хрипло взмолился Лука.

Густые ресницы затрепетали, и она одарила его своим золотистым взглядом, подернутым желанием.

– Ну, назови же меня по имени.

– Лука, – пробормотала она и попыталась стянуть с него рубашку.

– Еще, – настаивал Лука, целуя поочередно ее соски. Он чувствовал, что ее возбуждение достигло пика, и его захлестнуло мучительное желание немедленно, сейчас же взять ее… – назови еще раз мое имя, Джемма.

7
{"b":"5487","o":1}