ЛитМир - Электронная Библиотека

Дерек в ответ лишь улыбнулся и, мастерски управляя поводьями, направил фаэтон на главную улицу.

– Кэролин предложила нам отправиться в Риджентс-Парк, – сказал он, поддерживая разговор. – Думаю, будет лучше, если мы направимся в противоположную сторону – в Сейнт-Джеймс. В это время там меньше людей и можно посмотреть больше достопримечательностей.

– Превосходно! – Диана отдавала себе отчет, что граф с меньшей вероятностью встретит представителей светского общества в Сейнт-Джеймс-Парке, и ей самой это сыграет на руку. Диане не хотелось, чтобы ее с любопытством рассматривали и обсуждали злые языки. – Будет лучше, если мы избежим встреч с обществом.

Они медленно ехали в фаэтоне, и Диана радовалась, что граф молчал, не заводя пустых разговоров. Риджентс-Стрит была запружена колясками, повозками; тут и там сновали пешеходы, и Диана восхищалась умением графа управлять фаэтоном.

Дерек показал Диане Карлтон-Хаус – лондонскую резиденцию принца-регента. Она вытянула шею, чтобы лучше рассмотреть ее.

– Дворец, в самом деле, слишком роскошен? – спросила Диана.

– Резиденция напичкана излишествами без меры, – подтвердил граф. – Изобилие позолоты на потолочных росписях, покрытые французским муаровым шелком стены, сияющие мраморные полы, большое количество современной и антикварной мебели, и на каждом шагу – произведения искусства. Ходить по Карлтон-Хаусу – значит, подвергать насилию свои чувства. – Дерек наклонился к Диане и заговорщицки шепнул. – Я слышал, что новый дом регента еще более вычурный.

Диана молча приняла светскую сплетню, удивляясь очень дружескому расположению графа. Накануне вечером, прощаясь с ней после ужина, он тоже был дружелюбен, но Диана приписала его приятные манеры изысканному ужину и выпитому вину. Ей очень хотелось знать, нашел ли он что-нибудь такое, что изменило его отношение к ней.

Их фаэтон поехал по обсаженной деревьями аллее, ведущей к Букингемскому дворцу, и затем круто повернул влево на дорожку, покрытую гравием, въехав в парк. Сочная весенняя трава пахла свежестью, и солнце весело пробивалось сквозь деревья, окружающие небольшое озеро, отражаясь на водной глади. Как и обещал Дерек, народу в парке было мало – им встретилась еще одна коляска да несколько джентльменов верхом.

Дерек свернул с дорожки и остановил фаэтон между деревьев. Он проворно спрыгнул на землю и галантно подал руку Диане.

– Не желаете прогуляться, мадам? – предложил Дерек.

Диана нерешительно посмотрела на расстояние, отделяющее ее от земли, и оперлась своей маленькой ручкой о его сильную руку. Сначала она хотела обойтись без помощи Дерека, но, представив вдруг, что может неудачно спрыгнуть и растянуться у ног графа, не стала сопротивляться.

Привязав коня к огромному дубу, Дерек и Диана пошли медленным шагом среди редких деревьев к склону холма. Диана украдкой поглядывала на графа, на его великолепную фигуру под зеленым охотничьим костюмом. В этот прекрасный день граф не одел головной убор, и его вьющиеся волосы очаровательно спадали на воротник. На нем были коричневые бриджи и, как всегда, до блеска начищенные черные высокие сапоги. Делая вид, что не замечает исследующий взгляд Дианы, Дерек небрежно снял перчатки и положил их в карман.

– Утром я говорил с мистером Барлеттом, – начал граф без вступления.

– С поверенным моего отца? – спросила Диана.

– Нет, не с ним. Мистер Барлетт уже удалился от дел и больше не занимается юридической практикой. Теперь он живет в Суррейе. Сегодня я говорил с его сыном, мистером Джеймсом Барлеттом.

– Что же вы выяснили? – прямо спросила Диана. Из непродолжительного знакомства с графом она уяснила, что он не пошел бы на встречу с ней, не будь эта встреча очень важной для нее.

– После решения вопроса с состоянием вашего отца, мистер Барлетт получал письмо с просьбой перевести все деловые бумаги.

– Кто послал это письмо?

– Очевидно, оно исходило от вас.

Диана нахмурилась, ожидая обвинений в свой адрес. Когда их не последовало, она спросила:

– Вы видели это письмо?

– Да.

– Так, – сказала Диана, в тоне которой слышался сарказм. – Прошу вас, не тяните, милорд. Вы считаете, что я послала письмо?

– Нет, я так не считаю, – убежденно сказал граф. – В письме просили передать все документы новому поверенному, мистеру Джонатану Марлоу. По словам мистера Барлетта, Марлоу пользуется сомнительной репутацией среди своих коллег.

– Почему вы уверены, что письмо писала не я? – спросила Диана, приятно удивленная, но озадаченная отсутствием подозрений со стороны графа. – И на этот раз не совпадали подписи?

– Нет, дело не в этом. Письмо подписано вашим именем. Помню, вы говорили, что не знакомы с мистером Марлоу. Я склонен считать, что письмо является очередной фальсификацией.

Граф потянулся рукой к листу и, достав его, стал рвать на кусочки, сам того не замечая.

– Получив письмо, мистер Барлетт с неохотой выполнил просьбу и передал все бумаги Джонатану Марлоу. Однако, мистер Барлетт на всякий случай оставил себе копии наиболее важных, по его мнению, документов. Среди них копия завещания вашего отца и брачного контракта.

Диана вздохнула.

– Значит, теперь вы не сомневаетесь, что я была женой Джайлза?

– Да, – не колеблясь, ответил граф. – Копия брачного контракта мистера Барлетта полностью соответствует документу, привезенному вами. Хотя, контракт и не является окончательным доказательством, брачный союз фактически имел место, и намерения ясно выражены. У меня нет оснований не верить вам.

– И что теперь следует предпринять? – Диана остановилась и посмотрела прямо в глаза графу.

– Я осторожно навел справки у мистера Барлетта о том, как можно поступить в вашей ситуации. Дальнейшим шагом должно быть предъявление свидетельства о браке и, если ваш брак зарегистрирован раньше, чем с Генриеттой, как вы утверждаете, то мистер Барлетт может подать петицию от вашего имени.

Диана нахмурилась.

– С какой целью?

– Тогда брак Джайлза с Генриеттой будет объявлен недействительным, а вы будете признаны законной вдовой.

Диана сконфуженно посмотрела на него.

– А с какой стати мне это делать? Граф удивленно поднял брови.

– Разве не таким было ваше первоначальное намерение?

– Бог мой, конечно нет, – сказала Диана, удивленно раскрыв глаза. – Почему вы так решили?

– Не соблаговолите ли вы тогда объяснить мне, мадам, – сказал раздраженно граф. – Какого черта я колесил по городу последние два дня, наводя разного рода справки и попадая в тупиковые ситуации? Разве не ради того, чтобы доказать, что вы истинная вдова Джайлза и объявить это во всеуслышание?

Диану поразили слова графа. Неудивительно, что он постоянно бросал на нее злые взгляды, так как считал, что она добивается признания себя в качестве вдовствующей графини Харроуби.

– Я не просила вас вмешиваться в мои дела от моего имени, милорд, – с жаром сказала Диана. – Эта идея, если не ошибаюсь, принадлежит вам. Не считаю себя обязанной доказывать кому-либо, и вам в том числе, подлинность своей личности. В последние два дня я только и делала, что отбивалась от ваших обвинений. – Диана гордо подняла голову и продолжила: – Я приехала в Лондон, чтобы уладить дела моего покойного мужа, вернуть имущество, завещанное мне отцом, и здесь я узнаю совершенно невероятную новость о своем муже. Мне кажется, что будет лучше для всех заинтересованных лиц, если мы похороним саму идею выявления законной вдовы Джайлза. Как бы там ни было, я приехала сюда не с такими намерениями.

– Вы уверены? – спросил граф, приглаживая рукой волосы. – Отказываясь от этого, вы отказываетесь от собственности, полагающейся вам по праву вдовствующей графини, и от доли, причитающейся вдове.

– Мне этого не нужно, – с пафосом произнесла Диана. – Если я начну тяжбу на законных основаниях, то могут пострадать невинные люди, не говоря уже обо мне. Процесс будет скандальным и, в некотором смысле, унизительным. Что будет с Генриеттой и Розалиндой? Неужели я должна вступить в борьбу, чтобы потом на безвинном ребенке на всю жизнь осталось пятно незаконнорожденной? Ради блага пользоваться титулом вдовствующей графини? Вы ведь не думаете, что я настолько тщеславна и эгоистична?

14
{"b":"5488","o":1}