ЛитМир - Электронная Библиотека

Диана нырнула под одеяло, чувствуя себя запутавшейся и несчастливой, но, как бы там ни было, усталость дала о себе знать, и она быстро заснула. Резкий стук в дверь разбудил ее, и она вскочила в кровати, спросонок думая, что наступило утро. Диана встала, подбежала к окну и сквозь приоткрытые ставни увидела, что на дворе стоит глубокая ночь.

Комната также была окружена почти кромешной темнотой, и догорающий остаток свечи бросал на стены фантастические тени. Диане показалось, что все происходит во сне, но затем вновь услышала громкий стук. Диана прошла босиком по холодному деревянному полу и остановилась в раздумьях перед дверью. Голос графа громко звучал в ночной тишине.

– Это я, Диана. Прошу тебя, открой дверь. Диана и не собиралась держать его под дверью.

Она повернула ключ в замке и распахнула тяжелую дубовую дверь. Он стоял, упершись плечом в косяк двери с расстегнутым жилетом серебристого цвета и развязанным белоснежным платком, свободно висящим на шее. Рубашка цвета слоновой кости также была расстегнута на горле, и Диана увидела вьющиеся волосы на груди графа. Глаза их встретились. Дерек смотрел на нее горящим взглядом, и ей стало не по себе.

– Я не разбудил тебя? – небрежно спросил Дерек, пошатываясь в двери. Не дожидаясь ответа Дианы, он направился мимо нее прямо в комнату. Он подошел к стулу в углу комнаты и бросил на него свой сюртук, затем снял жилет и начал расстегивать запонки на рубашке.

– Закрой, пожалуйста, дверь, Диана, – сказал граф, сидя к Диане спиной. – Мне кажется, что в комнате сквозняк.

Диана стояла на том же самом месте. Ее ноги словно вросли в пол, а руки крепко сжимали ручку двери.

– А что ты, собственно, делаешь, Дерек? – спросила Диана, когда к ней вернулся дар речи.

Дерек резко развернулся и долгое время просто смотрел на Диану.

– Но это же очевидно, – заявил он с наигранным удивлением. – Я раздеваюсь.

В голосе Дерека прозвучал едва уловимый намек, и Диана слегка испугалась.

– Ты пьян, – сказала она ему с нотками страха в голосе.

– Я всего лишь немного хмельной, мадам, – ответил Диане граф. Тон его голоса явно говорил, что замечание Дианы его оскорбило. – Уверяю вас, я выпил, но не напился в стельку.

Диана по-прежнему стояла у двери, раздумывая, как ей поступить. Когда Джайлз пьянел, то начинал приходить в ярость и скандалил. Диана смотрела на Дерека, не зная, как может повести в этом случае он. Ей показалось, что в его состоянии может быть подобная реакция. А может, он просто перепутал спальни? Диана вытерла потные ладони о ночную рубашку и бесстрашно посмотрела на графа.

– Дерек, – сказала она мягким голосом, – боюсь, что ты что-то перепутал. Это моя спальня.

Дерек нарочно громко вздохнул и провел пятерней по взъерошенным волосам. Он встал и пошел к двери, остановившись около Дианы. Граф улыбнулся кривой усмешкой. Сердце Дианы учащенно забилось, когда она посмотрела на красивое лицо графа.

– А мне кажется, Диана, что не я, а ты перепутала спальни, – усмехнулся Дерек. – Видишь ли, дорогая, это и моя комната, – сказав это, Дерек сильно захлопнул все еще открытую дверь.

Глава 11

– Я не могу спать с тобой в одной комнате! – воскликнула Диана.

Дерек удивленно приподнял бровь, но промолчал. Небрежной походкой он подошел к стулу, на который бросил одежду, сел на него и начал старательно стягивать сапог. Ему это сделать не удалось, и он посмотрел на Диану.

– Ты не поможешь? – граф вытянул ногу.

Диана собрала в кулак всю свою волю, чтобы не ответить графу криком.

– Нет, не помогу, – выдавила через стиснутые зубы Диана.

Дерек недоумевающе пожал плечами и продолжил попытки стянуть сапог. Наконец, тот поддался, и граф помахал им с торжествующим видом, прежде чем бросить его на пол. Второй полетевший сапог вывел Диану из себя, и она широкими шагами направилась к Дереку и воспользовалась редким случаем посмотреть на него сверху вниз. Она широко расставила ноги, уперлась руками в бедра и в угрожающим видом посмотрела на графа.

– Дерек, мы не можем спать с тобой в одной комнате, – сказала, как отрезала, Диана.

– Почему нет?

– Почему нет? Почему нет? – бессвязно пробормотала Диана, явно захваченная врасплох простым вопросом. – Потому что это неприлично. Вот почему.

Дерек тряхнул головой и по-мальчишески озорно улыбнулся. Эта улыбка взбесила Диану.

– Ты сейчас же покинешь комнату! – не терпящим возражений голосом сказала Диана и топнула ногой. Улыбка исчезла с лица Дерека. Он встал и зло посмотрел на Диану.

– Мне жаль, что моя компания тебе неприятна, Диана, – сказал Дерек, четко выговаривая каждое слово. – Это, если ты смогла заметить, очень маленькое заведение, и мне удалось получить только одну комнату.

– Прекрасно. Можешь оставаться здесь, а я буду ночевать в экипаже. – Она уже развернулась, чтобы уйти, но Дерек схватил ее за руку.

– Твое поведение просто глупо, Диана. Ты ведешь себя, как испорченный ребенок.

Диана напряглась и вырвалась из рук Дерека, но он вновь приблизился к ней.

– Мы не можем спать в одной комнате, – возбужденно прошептала Диана. – И если ты хочешь знать, почему я этого не могу сделать, то я тебе не отвечу, так как ты этого не заслуживаешь.

Дерек заметил, как на выразительном лице Дианы промелькнула тень боли, и почувствовал себя последним негодяем. Он вновь тряхнул головой, как бы сбрасывая с себя хмель. В последние дни Дерек был растерян и подавлен безразличным к нему отношением Дианы, и его мысли были заняты только этим. Теперь же он полностью переключился на страдания Дианы.

– Ты должна знать, что я не причиню тебе вреда, дорогая. Я готов отдать свою жизнь за твою безопасность.

Нежность, с какой он произнес эти слова, разрядили напряженную обстановку. Диана посмотрела Дереку в голубые глаза, увидела в них искреннюю озабоченность и сникла. Готовая разрыдаться, она уткнулась лицом в широкое плечо графа, ища утешения. Диана взялась руками за отворот его рубашки и громко заплакала, давая выход напряжению и неуверенности, накопившейся за последнее время. Дерек обнял Диану, понимая, что она нуждается в утешении, и прижал ее голову к груди, нежно поглаживая плечи, скрытые под распущенными волосами.

Диана успокоилась, и Дерек всем своим существом почувствовал каждый изгиб ее тела. Она прижималась к нему грудью, и он ощущал выступающие через мягкую ткань рубашки соски. Пульс Дерека участился, дрожь пробежала по всему телу от близости к ее телу. Кляня про себя все на свете, он слегка ослабил объятия и немного отступил назад. Он понимал, что ему следует совсем отойти от Дианы, поскольку сексуальные картины наводнили его мысли, сея панику в его возбужденном сознании.

От Дианы не ускользнули перемены в его теле. Она сама чувствовала жар в местах, где их тела соприкасались. Она освободила руки из объятий и отступила от графа. И все же она не могла оторвать глаз от его широкой обнаженной груди, на которой в лунном свете поблескивали черные вьющиеся волосы. Диана чувствовала, как краснеют ее щеки. Так они стояли несколько долгих минут, пока Дерек не выдержал и провел пальцами по ее щеке и подбородку. Диана подняла лицо и губы их слились воедино. Его поцелуй пылал страстью. Она сильнее прижалась к нему и застонала. От этого Дерека, обуяла еще большая страсть, и он начал ласкать руками изящные, красивые изгибы ее тела. Его пальцы заскользили по ее плечам и вниз вдоль спины, дразнящими движениями разглаживая ткань рубашки.

Дерек нежно поглаживал через рубашку грудь Дианы, лаская большим пальцем набухший тугой сосок. Диана вздрогнула от удовольствия, отдаваясь во власть ослепляющего наслаждения. Пыл, с которым Дерек ласкал ее, пугал и тревожил Диану. Поцелуй графа становился все крепче и крепче, и Диану охватил настоящий страх. Она мучительно вскрикнула и отвернула лицо от Дерека, застыв в напряжении. Диана смотрела на графа с немым изумлением. Она тяжело дышала и была сильно потрясена. Диана почувствовала слабость в ногах и слышала, как сильно стучит ее сердце. Его поцелуи и ласки доставляли ей невыразимое удовольствие. Она смотрела в бездонные голубые глаза Дерека, сознавая, что не может больше обманывать себя. Она поняла, что любит графа. Слеза скатилась у нее по щеке при мысли, что граф так быстро смог вызвать у нее трепетное чувство. Она не могла понять причины все поглощающей страсти к нему, страсти, которую она не могла контролировать.

23
{"b":"5488","o":1}