1
2
3
...
47
48
49
...
63

– Мы не встречались с вами раньше? – полюбопытствовала Генриетта.

– Нет, не думаю, – медленно произнесла Диана. – Насколько я помню, нас раньше никогда официально не представляли.

Генриетта, казалось, продолжала осмысливать ситуацию, в то время как Дерек подвел Диану к Джорджу Ротерби.

– Мистер Ротерби, позвольте представить вам мою графиню, леди Диану, – сказал граф ив его голосе явно чувствовалась гордость за жену.

Мистер Ротерби вскочил со стула.

– Весьма польщен, леди Диана, – сказал он. Явно переигрывая, он робко взял руку Дианы и поднес ее к своим губам.

Диана из вежливости скрыла улыбку. Ротерби, как показалось Диане, было за тридцать и выглядел он настоящим денди, одетым по последней моде в одежду ярких желтых и зеленых тонов. Прежде чем вновь сесть, Ротерби смахнул несуществующую пылинку с рукава зеленого вельветового жакета и, улыбнувшись, с любопытством посмотрел на Диану.

– Не желаете выпить чаю? – предложил Дерек, оглядывая серебряные приборы и тарелки с выпечкой на столе.

Диана и Генриетта автоматически потянулись к серебряному чайнику, и руки их коснулись. Мистер Ротерби хихикнул, предвкушая предстоящую сцену. Диана сообразила первой и решила уступить. Она посчитала, что это был не тот случай, где нужно соперничать. Для Дианы было предпочтительней иметь не противника, а союзника в лице Генриетты.

– Будьте любезны, Генриетта.

Генриетта в знак согласия кивнула головой и с большой торжественностью и помпой разлила чай в чашки из тонкого фарфора. Она продолжала пристально смотреть на Диану, и губы ее вытянулись в тонкую линию. Дерек не помнил, чтобы Генриетта была такой спокойной, как теперь, и его поразила эта перемена в ней. Дереку стало любопытно, достаточно ли хорошо запомнит она Диану.

Чай был разлит, но разговор не клеился. Растущее напряжение нарушил вошедший Добс.

– К вам герцог и герцогиня Гиллингем, милорд, – объявил он с каменным выражением лица. – Вы принимаете сегодня?

– Нет, не принимаем, – сказал Дерек. – Тем не менее, мы, естественно, сделаем исключение герцогу и герцогине, поскольку они родственники моей жены. Немедленно впусти.

Генриетта даже привстала от удивления, услышав слова Дерека и посмотрела на Ротерби.

Он приподнял брови, выражая преувеличенное удивление, и обменялся с Генриеттой загадочными взглядами.

– Я знаю, нам не стоило так быстро заезжать к вам, – сказала веселым голосом Алиса, приветствуя Дерека. – Морган настоял заехать и посмотреть, как Диана привыкает к своему новому дому. Ты ведь знаешь, как он любит покровительствовать.

Алиса остановилась посередине комнаты и только тогда уделила ей внимание.

– Леди Генриетта, как я рада тебя видеть. Я и подумать не могла, что и ты окажешься у Дерека.

– Леди Алиса, – обратилась к ней Генриетта тоненьким голоском, – вы доводитесь родственницей жене Дерека?

Алиса нахмурилась.

– Только косвенно. Диана – кузина Моргана.

– О, – удивленно воскликнула Генриетта.

В этот момент Морган стал рядом с женой и оказался перед ней.

– Леди Генриетта, – сказал Морган низким голосом.

– Добрый день, ваша светлость, – поздоровалась Генриетта, и чашка задрожала у нее в руках.

Вновь наступил неловкий момент и на этот раз положение спас Ротерби, подбежавший сломя голову к герцогу и герцогине. Он довольно расплылся в улыбке и с показным усердием подставил стул герцогине.

Вскоре появился Добс и сообщил о прибытии Тристана и Кэролин. Диана и Тристан стояли рядом, и тогда она заметила, что Генриетта узнала ее. Диана приказала подать еще чай и среди присутствующих завязался разговор на нейтральные, земные темы, о необычно теплой для этого времени погоде. О неожиданной свадьбе почти ничего не говорили, упомянув лишь, что Диана и Дерек женились по любви, с одобрения Эштонов.

За разговорами прошел один час, и Диана перестала чувствовать скованность. Казалось, что визит Генриетты удастся пережить без единого казуса. В женской компании она могла с удовольствием провести сколько угодно времени. Диана не питала к Генриетте личной вражды, зная, что она не несла вины за Джайлза, который так подло обошелся с Дианой. Тем не менее, неприятные воспоминания еще сохранялись. Во всяком случае, Генриетта об этом не догадывалась. Диана была уверена, что ее муж сделает все возможное, чтобы она и дальше пребывала в неведении.

– Где ты остановилась, Генриетта? – спросила Кэролин, принимая вторую чашку чая из рук Дианы.

– Полагаю, что я поживу у матери, – грустно ответила Генриетта.

Сидя рядом с женой, Дерек почувствовал, как Диана сжалась, чутко реагируя на печаль, охватившую Генриетту, и крепко сжал ее руку. Диана, будучи доброй по натуре, могла пригласить Генриетту остаться у них в доме. Раньше Дерек так и делал, позволяя ей пользоваться лондонской резиденцией, как своей собственной, поскольку сам там бывал редко. Однако, после женитьбы он уже не мог себе позволить это сделать. Учитывая все прочие обстоятельства от ее пребывания в доме, ему совсем не хотелось, чтобы она жила у него в комнате этажом ниже.

К разговору присоединился Тристан, пытаясь нарушить неловкое молчание, но Генриетта уже встала. Гордо подняв голову, она, словно пава, проплыла через гостиную, на ходу бросая извинения и прощаясь наспех.

– Пойдем, Джордж, – сказала она ледяным голосом.

Мистер Ротерби всем своим видом выразил сожаление оттого, что приходится уходить, но покорно встал и последовал за Генриеттой.

– Генриетта, подожди, – крикнула вдогонку Диана и догнала ее, когда та подходила к двери, – я хотела бы кое о чем поговорить с тобой.

Увидев каменное выражение лица Генриетты, Диана почувствовала необъяснимую вину. Сама она купалась в счастье, в то время как Генриетта была в печали. В порыве чувств Диана воскликнула:

– Так как у тебя больше нет резиденции в Лондоне, мы с Дереком решили отдать этот дом тебе.

– Что? – изумилась Генриетта.

– Силы небесные! – пискливым голосом вторил ей мистер Ротерби.

Связав себя обещанием, Диана уже не могла остановиться.

– Я уверена, для тебя этот дом значит много. Недавно миссис Станден рассказала мне, что твой муж купил его, когда вы поженились. Мы с Дереком не намереваемся проводить в Лондоне много времени и у нас нет необходимости в нем. Мы считаем, что он больше твой, чем наш. Тебе понравится им владеть.

Диана повернулась к мужу.

– Так ведь, Дерек?

Дерек нахмурился, но ничего не сказал против.

– Не знаю, что и сказать, – промолвила обескураженная Генриетта, и лицо ее сразу подобрело.

– Как бы глупо это ни звучало, но я и вправду всегда обожала этот дом.

– Тогда тебе следует владеть им, – со вздохом согласился Дерек, подходя к женщинам.

– Это очень щедрый подарок, Дерек, – сказала Генриетта, как будто раздумывая, принять его или нет.

– Так ты согласна принять его? – спросил Дерек.

– Спасибо, разумеется, да, – Генриетта искренне улыбнулась. – Естественно, сюда я не перееду, пока не закончится год траура.

– Решай сама, конечно, – заметила Диана. – Мы с Дереком будем в городе недолго, максимум несколько недель. Как только мы уедем, ты можешь поступить, как считаешь нужным.

– Я остаюсь в Лондоне до конца недели. Можно мне вас навестить перед отъездом? – спросила Генриетта.

– Конечно же, можно, Генриетта, – сказала Диана, но Дерек промолчал.

Когда дверь за Генриеттой и Ротерби закрылась, Диана положила свою руку на руку Дерека. Оба они смотрели себе под ноги, повернувшись к другим спиной.

– Надеюсь, ты на меня не сердишься, Дерек? – еле слышно спросила Диана.

– Теперь уже слишком поздно что-то изменить, Диана, – сухо заметил Дерек.

– Не знаю, что на меня нашло, – сказала Диана, – Генриетта выглядела такой несчастной и подавленной.

– Я согласен, что она и в самом деле была опечалена, но стоило ли дарить ей дом ради того, чтобы поднять настроение? – Дерек растроенно покачал головой. – Ты ведь понимаешь, что Джайлз скорее всего использовал твои деньги на покупку дома.

48
{"b":"5488","o":1}