1
2
3
...
20
21
22
...
69

Через неделю начали прибывать коробки с великолепными нарядами. Первую коробку Алиса, гадая о содержимом, открывала трясущимися руками. У Моргана хороший вкус, судя по его собственным костюмам, но как знать, так же ли хорош его вкус и в женской одежде. Подсознательно она ощущала, что не может носить одежду ни вычурно-цветастого стиля Каролины, ни мрачных тонов леди Огден.

По платью из первой же коробки она поняла, что опасения напрасны. Простой фасон платья из дорогого зеленого шелка подчеркивал изящество линий. Облачившись в обнову и став перед зеркалом, она поразилась своему преображению. Уверенность ее воспарила, и Алиса допустила мысль, что у нее есть все задатки герцогини. В этом достойном одеянии она почувствовала, что может состязаться с кем угодно.

Одежда поступала каждый день. Наряды утренние, прогулочные и для поездок в экипаже, а также вечерние платья аккуратно распаковывались, отглаживались и развешивались в большом шкафу. Ткани по разнообразию не уступали самим туалетам: шелк и атлас, батист, креп и тяжелый муслин, отделка из прозрачного тюля, газа и кисеи. Цвета были насыщенные: розовый, янтарный, морской волны, сиреневый, голубого сапфира, а у вечерних туалетов – белый.

Было там и тонкое белье: шелковые чулки и подвязки, кружевные панталоны и корсет со шнуровкой спереди – чтобы высоко стояла грудь. Цвета туфель соответствовали цветам костюмов Из костюмов Алисе больше всего понравилась прелестная бархатная амазонка цвета травы с кокетливой шелковой шляпкой, украшенной перышком, и черными кожаными сапожками с узкими голенищами.

Внезапное появление множества дорогих одеяний не осталось не замеченным слугами Вестгейт-Мэнора. Сначала миссис Стрэттон спросила об этом у Мейвис, которая ничего не знала, а потом они обе насели на Перкинза. Старик был ошеломлен тем, что его втягивают в бабьи сплетни, но прояснить ситуацию тоже не смог. В итоге Мейвис напрямую обратилась к Алисе.

– Скажи, ради всего святого, откуда берутся все эти красивые и очень дорогие наряды? – спросила Мейвис, застав как-то днем Алису одну за работой в кабинете.

Под пристальным взглядом бывшей няни Алиса заерзала. Она не намеревалась упоминать об отношениях с герцогом до тех пор, пока не будут улажены необходимые формальности. В глубине души она побаивалась, что Морган может передумать жениться на ней, а она отчаянно старалась уберечься от унижения давать потом объяснения слугам о причинах расторжения помолвки. Но теперь осознала, что вела себя глупо. Разумеется, слуги должны были заметить, как совершенно обновился ее гардероб. Естественно, они ведь любопытны.

– Это подарки от герцога, – запинаясь, объяснила Алиса Мейвис неодобрительно хмыкнула.

– С каких же пор ты принимаешь такие изысканные подарки от мужчины, с которым едва знакома?

– С тех пор, как он попросил меня стать его женой.

– Боже! – Мейвис от изумления села. – Когда? Когда все это решилось? Когда вы собираетесь пожениться? – Глаза старушки засияли от счастья, но вдруг она прищурилась: – А мне когда ты собиралась сообщить об этом?

– Прости меня, Мейвис! – заизвинялась Алиса. – Все случилось так быстро, что я и сама-то еще не очень свыклась с этой мыслью. Представь: я – герцогиня. – И она содрогнулась.

– Ну и что! – возразила Мейвис. – Ты будешь прелестной герцогиней! – Но неразговорчивость Алисы вызвала подозрение у старой няни. – А ты хочешь выйти за него?

– Сознаюсь, я давно от всей души желаю сбросить с себя это бремя – и имение, и арендаторов. По-моему, герцог – хороший человек, и мы с ним, отлично поладим Но я не склонна поступаться своей независимостью.

– Ты упустила свои возможности на независимую жизнь в тот день, когда продала свой домик, чтобы расплатиться с карточными долгами лорда Карринпона, – заметила Мейвис. – И тебе лучше стать женою, чем гувернанткой или компаньонкой. И герцогу, по-моему, повезло, что он нашел тебя.

– Это мне повезло, – возразила Алиса. – Ведь почти непостижимо, что такой человек, как герцог, может захотеть избрать такую, как я.

– Такую, как ты! – гневно фыркнула Мейвис. – Ты же, доченька, не какая-то дворняжка, и прекрати ей подражать! И только из-за того, что твой бесшабашный папаша так и не сумел рассмотреть твои добродетели, вовсе не стоит поносить себя!

Алиса молча обдумала слова Мейвис.

– Ты права, Мейвис Я веду себя неразумно. Как только дата свадьбы будет назначена, я объявлю всем нашим о своих дальнейших планах.

Мейвис ушла, счастливо улыбаясь, и Алиса вновь занялась документами. Но сосредоточиться было трудно. Поменяла позу в кресле, но спокойней не стало, ибо осознала, что ей удалось избавиться только от некоторых гложущих, как дьяволы, сомнений, а не ото всех.

В следующие несколько дней у Алисы было мало времени для раздумий. Она была очень занята наймом людей для ремонта усадебного дома. Тристан прислал архитектора, мистера Генри Уолша, который долго цокал языком и вздымал брови, потом провозгласил, что с домом беда, но поклялся, что сможет спасти его. Алиса не очень-то обращала внимание на его вызывающие манеры, но когда он начал создавать эскизные проекты для каждой комнаты с полным цветовым решением и расстановкой мебели, она вынуждена была признать его талант. Несмотря на позерство, мистер Уолш проявил себя как опытный искусный мастер и увлек Алису своим стремлением к совершенству и своим видением величия Вестгейт-Мэнора. Хотя у нее и не было больше прав на имение, ей хотелось, чтобы оно блистало.

Достойно вел себя мистер Уолш и по отношению к Алисе. Если он и был совершенно обескуражен ее необычной ролью в хозяйстве, то не показывал этого и обращался с нею весьма уважительно. Довольно скоро Алисе стало ясно, что он обладает особым умением облегчать ее работу, а ее способности выставлять в лучшем свете. Она надеялась, что ее свершения Тристану и Каролине понравятся, а на Моргана произведут большое впечатление.

Вскоре усадебный дом гудел от усердия снующих и копошащихся в каждом углу рабочих. Каждый день рождал новый набор эскизов мистера Уолша с новым набором трудностей для Алисы. Одной из главных проблем для нее было найти тихое место, где можно спокойно поработать, сосредоточиться, чтобы не мешали хотя бы несколько минут.

Однажды Алисе удалось затаиться в малопосещаемом кабинете, и она подводила итоги стоимости недавних работ, когда отворилась дверь. Подняв голову, Алиса увидела Перкинза, нерешительно застрявшего в дверном проеме и оглядывающего комнату.

– Я прячусь здесь, Перкинз! – крикнула она. – Обещайте никому не говорить об этом, а то я никогда не закончу свою работу.

– Предполагаю, эта инструкция не распространяется на меня, мадам, – загрохотал по комнате низкий мужской голос.

Узнав голос герцога, Алиса чуть не выронила перо.

– Морган, – прошептала она, задохнувшись. Сердце гулко забилось. Встав с кресла, вцепилась в край стола, чтобы не броситься бегом навстречу.

– Спасибо, Перкинз, – отпустил Морган дворецкого. – Кажется, вы слишком серьезно воспринимаете вашу новую работу, мисс Каррингтон. Надеюсь, мистер Уолш не заставляет вас трудиться до изнурения?

– Разумеется, нет, – ответила Алиса, пытаясь говорить непринужденным тоном. – Однако довести дело до конца трудновато, если тебя все время прерывают.

– Вы довольны работой? – продолжал приставать Морган, не в силах остановиться. Он шесть часов проскакал под проливным дождем, чтобы повидаться с нею, а оказывается – лишь затем, чтобы немного поболтать.

– Да, я довольна работой, – ответила Алиса, а взглядом приковалась к его губам. «Хочу поцеловать его, – поняла она и нервно облизнула губы. – До вечера еще далеко, а я уже думаю только о его объятиях и поцелуях».

– Что? – спросила она, прослушав вопрос. – Простите, ваша светлость, я не расслышала ваш вопрос.

– Я просто выразил восхищение вашим нарядом, мисс Каррингтон, – сказал он, широко улыбнувшись. – Прекрасно выглядите.

– Спасибо, – зарделась Алиса.

21
{"b":"5489","o":1}