ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, думаю, ты прав, – согласился Тристан, не преминув отметить томные глаза и тоскующие интонации Моргана, толковавшего об Алисе. Но с его трактовкой пока можно подождать. Тристану захотелось выяснить, как это такая строгая мисс Каррингтон сумела столь глубоко поразить его стоического брата. Эту тайну необходимо было раскрыть.

Огромные старинные часы в холле пробили шесть.

– Прости, что прерываю, – извинился Морган перед Тристаном, – но у меня важная встреча в половине седьмого, и не хотелось бы опаздывать. Если ты и Каролина решите поехать в театр со мной, то я выезжаю в восемь. – И, коротко кивнув на прощание, Морган вышел из кабинета.

Морган сидел напротив лорда Каслрея, внимательно просматривая последние донесения. Сведения, оставленные им в лондонском доме и Рэмзгейт-Касле, спустя долгое время попали в руки французов. Хотя частный берег у Рэмзгейт-Касла теперь и очень редко навещался французскими связными, вся информация, полученная герцогом в министерстве обороны, была обнаружена и поступила к французам. Сокол знал свое дело.

Морган все лето гонялся за ним по всем увеселениям и теперь был раздосадован, что нисколько не приблизился к возможности опознать личность Сокола. Он был убежден, что Анри Дюпоне – французский шпион, и Мадлен, вероятно, тоже, поэтому он и держался рядом с этой парочкой. Он был также уверен, что Анри – не Сокол, а просто его соучастник. Но до сих пор ни герцогу, ни другим агентам, участвовавшим в деле, не удалось поймать шпионов с поличным или добыть улики против них.

– Это краткий перечень сведений, которые недавно выкрали и собирались переправить через пролив, – начал без лишних церемоний лорд Каслрей. – На сей раз нам удалось изловить курьера уже на пути во Францию, но дешифровка кода потребует времени. Думаю, что большая часть этой информации исходила от вас. Вы можете это подтвердить?

Закончив читать донесения, Морган кивнул.

– Это было у меня дома, в Лондоне, – сказал он о первом листе и с неприязнью бросил его на стол. – Пара других лежала в моем кабинете в Рэмзгейт-Касле. Могу добавить, что один из них я запер в весьма замысловатый тайник. Да, меня, конечно, держат под постоянным прицелом. Ничего из тех сведений, что я прятал, не осталось необнаруженным.

– А что с четвертым? – спросил лорд Каслрей, передавая Моргану последний документ.

– С четвертым? – эхом отозвался Морган с удивленным выражением лица. Внимательно прочитал документ.

– По-моему, этот лист содержит более поздние сведения, но потребуется чертовски много времени на дешифровку. А вы не узнаете его?

– Узнаю, – задумчиво проговорил Морган. – Этого, лорд Каслрей, никогда не было у меня дома ни в Лондоне, ни в замке.

– А где?

– В таком месте, где, я думал, они сохранятся, – сказал Морган, и искренняя улыбка запечатлелась на его красивом лице. Сведения, которые он держал сейчас в руках, он спрятал в старом бюро в библиотеке Вестгейт-Мэнора. Он не видел их с того дня, более пяти месяцев назад. – Думаю, лорд Каслрей, это как раз тот промах, которого мы так долго ждали. Похоже, Сокол наконец-то совершил ошибку. И она ему будет дорого стоить.

– Трис!.. Тристан! – орал Морган, громко колотя в запертую дверь спальни Тристана и Каролины. – Трис, мне надо видеть тебя немедленно! Чтобы через пять минут был у меня в кабинете! – скомандовал он и ушел прежде, чем брат успел бы заспорить.

– Святые небеса! Морган! – напустилась вдовствующая герцогиня на внука, выйдя в холл, чтобы посмотреть, отчего весь шум. – Что ты раскричался, как торговец рыбой?

– Прошу прощения, мадам, – извинился с улыбкой Морган. – Пытался выманить Тристана из спальни. Должен незамедлительно поговорить с ним, это очень важно!

– Но, Морган, по-моему, Тристан занят. Они с Каролиной… м-м-м… отдыхают перед вечерним выходом, – объявила герцогиня.

– Отдыхают, ага! – протянул Морган. – Тристан с Каролиной то и дело «отдыхают». Утром, днем, ночью – все «отдыхают». Понимаю – молодожены, но мне до зарезу надо переговорить с Три – сом по одному очень важному делу. Долго не задержу. Потом он опять сможет «отдохнуть». – Морган лукаво ухмыльнулся герцогине. – В чем дело, бабушка?! Сдается, вы покраснели!

Ничего подобного! – приосанившись, возразила герцогиня. Щеки у нее зарделись, и Морган вовсю рассмеялся. – Ты бываешь совершенно невозможен, Морган!

Морган поднялся по лестнице и чмокнул герцогиню в щеку. Впервые за многие месяцы настроение у него после встречи с лордом Каслреем значительно улучшилось. Ему срочно нужно было выяснить кое-что, о чем знал только Тристан, и ему не терпелось увидеть брата.

– Хоть вы их поторопите, бабушка! Если Тристан не явится через десять минут, я ворвусь к ним и вытащу его!

– Ничего такого ты не сделаешь! – возразила герцогиня, якобы потрясенная, но, сверкнув глазами, сама себя выдала. – Давай, убирайся, Морган! Я уверена, что брат зайдет к тебе, как только сможет, – и она подтолкнула его, не слишком-то нежно, к лестнице.

Минут через двадцать в кабинете Моргана появился недовольный Тристан. Он даже не удосужился одеться как следует: был без галстука, без сюртука – просто в батистовой сорочке с распахнутым воротом, брюках и башмаках. Он был явно раздосадован на брата за несвоевременное вмешательство.

– Что это еще за важная чертовщина, из-за которой нельзя дождаться вечера, Морган? – вызывающе спросил Тристан, входя в кабинет.

– Успокойся, Трис, – проговорил тихо Морган. – Приношу извинения, что помешал тебе, но это действительно важно. Для начала мне надо знать, где сейчас Генри Уолш. Я должен с ним немедленно связаться. – Морган ухмыльнулся: – Между прочим, у тебя не застегнуты брюки.

Тристан холодно посмотрел на брата и спокойно застегнул брюки.

– Ты помешал мне, Морган, в самом разгаре кое-чего весьма настоятельного. Вряд ли Каролина когда-нибудь простит тебе это.

– Думаю, она соберется с силами и попробует, – вставил Морган. Затем, словно не замечая сердитых глаз брата, опять перешел к своим делам: – Еще мне нужен полный список рабочих, которых ты нанимал в Вестгейт-Мэноре. И поставщиков. Я понимаю, что всего мною требуемого нет у тебя, поэтому я и должен переговорить с мистером Уолшем. Знаю, что у тебя должны быть кое-какие записи, и я хотел бы просмотреть их прямо сейчас. Мне также надо знать, кто бывал там с тобою и Каролиной. В общем, я хочу иметь список всех, чья нога ступала на землю Вестгейт-Мэнора за последние пять месяцев.

Морган выжидающе взглянул на брата, а тот ответил взглядом, полным недоумения.

– Совершенно ничего не понял из твоих речей. Даже если я смогу предоставить тебе все эти сведения, в чем я сомневаюсь, то что ты с ними будешь делать?

Морган немного подумал. Он не мог выдумать правдоподобную ложь и взвесил – не сказать ли брату правду. В итоге решил, что безопаснее для всех участников дела будет, если никто посторонний не узнает о его расследованиях. Даже если возможно, что Сокол как-то связан с Тристаном, лучше, решил герцог, не просвещать брата.

– Ну какое тебе дело, зачем нужны мне эти сведения? Ты можешь дать их мне?

– Морган, – произнес Тристан раздраженным тоном, забарабанив пальцами по столу, – что все это значит?

– Просто поверь мне, Тристан! – прервал его Морган, так и не объяснив причин своих причудливых запросов.

– Хорошо! – загнанно поднял руки Тристан. – Постараюсь сделать все, что смогу. Но предупреждаю сразу – я не смогу связаться с Генри Уолшем. Он уехал куда-то в Ирландию и в Англию не вернется до конца месяца. У меня есть кое-какие бумаги, но большинство счетов и заявок – в Вестгейт-Мэноре. Человек, с которым тебе действительно следует поговорить, – Алиса Карриштон. Она работает со всей документацией, и она же нанимает всех рабочих.

– Что?

Теперь уже Тристан озадачил брата.

– Ты же знаешь, что леди Алиса руководила ремонтными работами. Насколько помню, ты же первый и рекомендовал ее мне. – На это Морган только хмыкнул. – Это было, несомненно, отличное предложение, Морган. Она проделала грандиозную работу. Очень толково распределяла отпущенные средства и аккуратно вела все записи.

37
{"b":"5489","o":1}