ЛитМир - Электронная Библиотека

Беседа, длившаяся, как показалось Алисе, вечность, закончилась. Леди Роберте и ее дочь попрощались, и леди Роберте всем видом показала, что к Алисе это не относится. Морган отпустил руку Алисы не раньше, чем те двое дошли до угла квартала.

Алиса долго смотрела ему прямо в глаза, а в душе у нее все кипело. Он спокойно выдержал ее взгляд. Холодное отчуждение начало заполнять ее душу, поднимаясь из каких-то глубин, и она подобрала накидку обеими руками и инстинктивно прижала их к своей утробе, словно защищая ее. Вслепую она добрела до экипажа и без помощи герцога кое-как забралась внутрь. Через несколько мгновений она ощутила присутствие Моргана, и фаэтон двинулся вдоль улицы.

Алисе было холодно, тупая боль овладела сердцем. Кусая губы, она старалась заглушить переживания, но тщетно. Недоверие, стыд и отчаяние нахлынули на нее. В глазах сверкали слезы. И, поддавшись переполнявшим ее чувствам, она опустила голову и заплакала.

Потонув в отчаянии, она и не заметила, что экипаж остановился.

– Перестань, пожалуйста, плакать, Алиса! – сказал Морган громко, чтобы она расслышала из-за всхлипов.

Резкий звук его голоса вытолкнул ее из пучины горя, слез стало меньше, и возобладал гнев.

– Зачем вы заговорили с ними? Они ведь почти уже миновали нас! Они бы прошли, не проронив ни слова, если бы вы не открыли рот! – накинулась она с обвинениями.

– Леди Роберте и ее дочь уже заметили нас. Если бы мы не обратили на них внимания, они бы решили, что мы струсили.

– Струсили?! Вы совсем потеряли рассудок? Вы хоть понимаете, каково мне было все эти месяцы? Я стала добровольной узницей усадьбы, стараясь защитить мое нерожденное дитя от вездесущих глаз таких вот леди робертс нашего бренного мира!

– Алиса, любимая, пожалуйста, не надо так расстраиваться, – попросил герцог и с нежностью вытер ей слезы.

Но от этого она еще пуще взъярилась.

– Убирайся! – закричала она, колотя его по рукам. – Не трогай меня – противно!

– Алиса, перестань! Успокойся!

– Не успокоюсь! – дерзко выпалила Алиса.-

Видел лицо леди Роберте? Потрясенное! К вечеру все графство будет знать! При каких обстоятельствах она и ее драгоценная доченька встретили этого лихого герцога Джиллингема! Вместе с его брюхатой шлюхой Алисой Каррингтон!

Моргана просто передернуло от ее резких слов, но он не стал мешать Алисе изливать гнев и дальше.

– Мне плевать на – мое унижение! Честно! Я ведь понимаю, кто я теперь, во что превратилась! Падшая женщина, перед которой закрыто приличное общество. Но мой ребенок заслуживает лучшей доли. Я так долго оберегала мое дитя, наше дитя! И вот в единый миг ты все разрушил – встал посреди улицы и практически объявил самой большой сплетнице нашего графства, что я вынашиваю твоего ублюдка! Злее сердца и у самого дьявола нет, Морган!

Герцог ужаснулся. Он не мог себе представить, что его поступок причинит ей такие страдания.

– Успокойся, пожалуйста, и выслушай меня, – попросил он встревоженным голосом.

Почувствовав его тревогу, она умолкла. Взглянула на его опечаленное лицо, и ярость ее стала утихать. И они посмотрели друг другу прямо в глаза.

– Прости меня, любимая моя, – прошептал он срывающимся голосом.

И неожиданные слезы облегчения замерцали в наивных, смущенных зеленых глазах Алисы.

– А я-то думала в Корнуолле выдавать себя за вдову! – и она горько усмехнулась, а затем тихо проговорила: – Понимаю, как это наивно звучит. Ведь невозможно прожить всю жизнь в вечной тревоге, что кто-то обнаружит, что мой ребенок незаконнорожденный. Во лжи не выжить!

Ее безысходные страдания разрывали ему сердце. Осознавая, что все это из-за него, он почувствовал себя глубоко виноватым перед нею.

– Боже мой, Алиса, – прошептал он прерывающимся от волнения голосом. – Как же ты должна презирать меня!

– Если бы я только могла! – прошептала она так тихо, что он с большим трудом расслышал.

Морган одной рукой нежно обнял ее за плечи. Как ни странно, она позволила ему это и, прижавшись головою к его мощному плечу, обмякла в полном изнеможении.

Морган чуть подвинулся, чтобы она не отстранилась, и взял поводья. И так, бережно обнимая, он медленно вез ее до самой усадьбы, ни разу не расслабив руку.

Когда они добрались до Вестгейт-Мэнора, Алиса дремала. Морган вышел из экипажа, и ей, еще сонной, пришлось сесть прямо. Прежде чем она осознала, что происходит, он, взяв ее на руки, вынес из фаэтона и, пройдя мимо Неда, разинувшего рот от изумления, внес в дом.

Как только они оказались в холле, Алиса постаралась вырваться и стать на ноги.

– Морган, отпусти, пожалуйста! – запротестовала она. – Я слишком тяжелая, чтобы ты носил меня на руках!

– Мисс Каррингтон, по-моему, вы только что нанесли оскорбление моему мужскому достоинству, – откликнулся Морган, подмигнув ей. И, прижимая к себе, побаюкал, а она застенчиво спрятала лицо, прильнув к его шее. Чувствовать его сильные руки было безмерной радостью.

У лестницы Морган задержался, чтобы дать указания Перкинзу, и затем, с Алисой на руках, зашагал по ступеням наверх. У ее спальни он немного замешкался из-за круглой дверной ручки, но справился, и, войдя в комнату, бережно опустил Алису на кровать. Она было рванулась сесть, но из-за располневшего стана лишь неуклюже завозилась на мягкой постели. Хохотнув над ее неловкими попытками, Морган протянул руки, чтобы помочь. Настороженно глянув на них, она совсем не обрадовалась, что его явно забавляют ее затруднения. Самой бы хотелось справиться, но, поняв, что не сможет, раздосадовалась еще больше.

Подавив почти неудержимое желание показать ему язык, Алиса нехотя приняла помощь. Усаживая ее, Морган преувеличенно тяжело закряхтел.

– Не смешно, Морган! – бросила она. – Тебе бы мой лишний вес – я посмотрела бы, какой ты ловкий!

– Прости, дорогая, – сказал он, пытаясь не проявлять веселости, – но ты сейчас здорово напоминала растолстевшую утку, что дико машет крыльями без толку!

– Утку?., утку! – зафыркала она. – Сказать такую… отменную гадость!

Сняв с нее накидку, он положил ее на стул у двери.

– Ты права, конечно, – сказал с раскаянием в голосе. – По правде, ты больше походила на гуся.

Громко застонав, Алиса бросилась ничком на постель.

– А еще больше я похожа, по-моему, на корову, – понуро пробормотала она.

Морган тут же очутился подле нее. Взяв за подбородок, он заставил ее посмотреть ему в глаза. На бледном лице темнели невероятно огромные печальные зеленые очи, и он очень пожалел, что посмеивался над нею.

– Алиса, я всегда считал тебя красивой, – проговорил он осевшим голосом, – но такой прекрасной, как сейчас, я никогда тебя не видел! – И, заколебавшись лишь на какую-то долю секунды, он протянул руку и погладил ее по животу, где росло их дитя. И от изумления широко раскрыл глаза – он и не предполагал, что у нее такой твердый живот.

Ощутив легкие прикосновения его руки, трепетно изучающей живую ее округлость, Алиса вспыхнула от смущения. Она накрыла ладонью его руку и попыталась спихнуть ее.

– Не надо! – воспротивился он хриплым шепотом. – Дай мне, пожалуйста, потрогать наше дитя!

Она не сняла свою руку, но, уступая его мягкой просьбе, не оттолкнула и его руки. Ребенок вдруг явно пошевелился, стукнувшись о пробудившую его руку, словно приветствуя ее.

– Боже милостивый! – воскликнул Морган, вздрогнув от удара. – Это часто бывает? – и он плотнее прижал руку, ожидая еще удара.

Алиса пожала плечами, и ее глаза увлажнились от интереса и возбуждения, прозвучавших в голосе Моргана. И уже готова была поверить, что он полюбил вынашиваемое ею дитя.

Алиса скованно двинулась, и Морган нехотя убрал руку. Опять помог сесть и подложил ей под спину несколько больших подушек, стараясь устроить ее поудобнее.

– Нам надо поговорить, Алиса, – произнес он и посмотрел на нее со значением.

Она согласно кивнула.

– Нам бы не следовало оставаться долго наедине в моей спальне, Морган. Быть может, спустимся вниз?

42
{"b":"5489","o":1}