1
2
3
...
45
46
47
...
69

– А что? Она тебе очень идет! – уверила Мейвис.

– Мейвис, я же не краснеющая молоденькая девственница, – сухо заметила Алиса, выпятив живот. – И мне не надо выглядеть соблазнительной перед мужем. Наверное, было бы разумнее нам… м-м… Я имею в виду, что нам не стоит… м-м, – и Алиса умолкла, уставившись в пол.

– Выполнять супружеские обязанности? – закончила точным вопросом Мейвис. – Я сегодня говорила об этом с повитухой в деревне. Она сказала, что с этим все в порядке. То есть, если ты, конечно, будешь осторожной и не очень… м-м-м… резвой, – теперь уж Мейвис смутилась.

Дав трудно произносимый, но нужный совет, Мейвис ушла. Алисе не хотелось в одиночку забираться в эту огромную, с четырьмя колоннами, кровать, и она, решив дождаться Моргана, уселась в большое мягкое кресло перед камином. Заскучав, она обвела взглядом комнату, высматривая что-нибудь развлекательное, и увидела старенький томик сонетов Шекспира. Она сняла его с полки, укрыла ноги пледом и принялась читать.

Спустя несколько часов Морган нашел ее в том же кресле крепко спящей. Огонь в камине потух, но тлеющие головешки подсвечивали ее бледное лицо и медные волосы. Пройдя в другой конец комнаты, он разделся и надел на голое тело бордовый бархатный халат, оставленный на постели. Постоял несколько минут, любуясь красотою спящей Алисы.

Жена. Трудно поверить. Обещал не дать себя приручить никому, но вот это случилось. Но он дает обет, что этот брак не будет подобен первому. Отчетливо вспомнив брачную ночь с Валери, Морган содрогнулся. Почти целый час он уговаривал ее отдаться. Он проявлял сдержанность, но Валери пришла в ужас от самого акта, после которого она только плакала и отказывалась говорить с ним.

Потом он месяцами добивался близости с Валери, но она оставалась неподатливой и непреклонной. Она страдала от его заигрываний и ласк физически и эмоционально, как мученица, и винила его и в своем страхе, и в своей холодности. Он никогда не понимал ее. Словно в ней было две женщины: на людях – одна, милая и очаровательная; наедине – другая, холодная и отчужденная. В конце концов, признав свое поражение, Морган прекратил свои супружеские притязания.

Алиса пошевелилась во сне, и Морган вернулся в настоящее. Воистину, Алиса совсем не такая, как Валери, и он улыбнулся, вспомнив их соития. В этом – никаких проблем. Но для брака надо много всего, а не только секс. А у этого брака уже было тернистое начало. Интересно, смогут ли они преодолеть свои разногласия, достичь взаимопонимания. Он был решительно настроен добиваться этого.

Алиса вдруг проснулась и вздрогнула, увидев, что Морган смотрит на нее.

– Уже освободился? – спросила она сонным голосом. Лениво зевнув, покрутила затекшей шеей. – Нашел, что искал?

– Отчасти, – ответил он. – Ложись в постель, Алиса, уже поздно.

Морган подал руку, помог ей встать и, увидев ее перед собою, резко вдохнул. Ночная сорочка совсем сползла с ее плеч, и Алиса, слегка растрепанная, была очень притягательна. И он, в смятении от острого приступа вожделения в чреслах, отвел взгляд. У нее под сердцем уже шесть месяцев его ребенок, а он дрожит от желания возлечь с нею.

И Морган заколебался. Не имея опыта общения с беременными женщинами, он не мог угадать чувств Алисы. Примет ли она его ласки? Не опасно ли ей отдаваться ему? Не пострадает ли от этого ребенок? Морган сильно сомневался, что и Алиса знает на это ответы, и ему не хотелось, чтобы их сношение закончилось без удовлетворения хотя бы для одного из них.

Сдерживая себя и подавляя низменное желание, Морган бережно уложил Алису в постель. Выскользнув из ночной рубашки, он быстро юркнул под одеяло.

Он почувствовал, как ошибался в себе, сразу, как только его нога коснулась ее голого бедра. Сорочка Алисы задралась до поясницы, и Морган громко застонал, ощутив ее наготу. Отдернул ногу. Не помогло. Он чувствовал тепло ее тела. Она благоухала розами, и ему страстно хотелось обнять ее.

Морган перекатился на спину и отодвинулся к самому краю кровати. И молча поблагодарил Тристана за покупку такого огромного ложа. Если он будет подальше от Алисы, рассудил Морган, то сможет держать себя в руках. Вероятно, сможет даже поспать несколько часов.

Они некоторое время лежала молча. Алиса ждала, что Морган повернется к ней и обнимет. Поняв, что сам он этого не сделает, она повернулась на бок и облокотилась, приподнявшись.

В темноте трудно было разглядеть выражение его лица, но она слышала его прерывистое дыхание и словно ощущала волны напряжения, исходящие от его застывшего тела.

– Морган? – тихо спросила она и услышала, как он судорожно вздохнул.

– Да, – отрывисто ответил он.

Завладев его вниманием, Алиса не знала, что дальше сказать.

– Я… я решила поехать с тобою в Рэмзгейт – Касл завтра утром, – проговорила она, запинаясь.

Морган улыбнулся.

– Я рад, – сказал он, поняв, что утром не будет неприятных сцен, ибо он ведь ни за что не хотел уезжать без новобрачной. Алиса вздохнула и, изогнувшись, придвинулась ближе.

Набрав полную грудь воздуху, Морган сосредоточил внимание на зеленом бархате балдахина, едва видном в полутьме, и принялся методично пересчитывать складки на нем, пытаясь любым способом отвлечь свои мысли от любимой полуобнаженной жены.

– Морган?

– Что? – коротко отозвался он.

– Мне холодно, – солгала Алиса, надеясь, что он поймет намек.

– Я достану еще одно одеяло, – быстро отозвался он. Встал с кровати и пошел к креслу у камина. Взяв там плед, оставленный Алисой, он вернулся, но в темноте споткнулся и ударился голенью о край кровати из атласного дерева.

Услышав громкие проклятья Моргана, Алиса резко села:

– Морган! Что с тобой?! Сильно ушибся?

– Ничего, – ответил он, скрипя зубами. Боли в ноге удалось отвлечь его мысли от грез соблазна.

– Что еще угодно вам, мадам, говорите, пока я на ногах. Какой-нибудь фрукт, глоток вина или воды, быть может?

– Нет, ничего не надо, – тихо ответила она. Он швырнул на нее одеяло, не разворачивая, и плюхнулся на постель. Опять занял стратегическую позицию у самого края кровати, ушибленная нога ныла.

– Спокойной ночи, мадам, – сказал он.

– Спокойной ночи, – откликнулась она с сомнением в голосе. Выждав несколько минут, набралась храбрости и снова сказала:

– Морган?

– Спи, – проворчал он, повернувшись к ней спиной и зарываясь плечом поглубже. Шумно взбил подушки и натянул одеяло до подбородка.

Его отчуждение заставило ее замолчать. Принялась решительно расправлять второе одеяло. При этом легла на бок и невольно подвинулась спиною к нему. Горло сдавило, но она проглотила рыдание. Ни за что не заплачет, ни за что не покажет, как она обижена его холодностью! Он просто устал, решила Алиса. Ему нужно время, чтобы привыкнуть к нашему браку. Наконец Алисе удалось убедить себя, что их брак – не колоссальная ошибка. Усталость оказалась сильнее переживаний, и она уснула.

А Морган еще долго лежал без сна, прислушиваясь к ее ровному дыханию. Он не хотел быть резким, но другого выхода не было. Невозможно же было просто приласкать ее без завершающего любовного соединения, и Морган рассердился на свое невежество. Он ведь не знал – безопасно ли соитие для нее, беременной, а рисковать ею или ребенком не стал бы. И решил, что немедленно вызовет домашнего врача в Рэмзгейт-Касл и тот сразу осмотрит Алису. И прежде всего он спросит доктора о состоянии ее здоровья. А уж потом о супружеских отношениях.

Глава 16

Морган медленно просыпался, и сон еще властвовал в его полупробудившемся сознании. Рука его ласково прошлась по гладкой, нежной коже. Телу стало жарко, и мужской член вздулся. Он двинул бедрами к мягкой, податливой плоти, ритмически подрагивающей над ним, и услышал стон наслаждения. У него мелькнуло, что звук вырвался из его горла, но вновь его услышал, еще громче, и окончательно проснулся.

На нем возлежала Алиса, раскинувшись и сомкнув руки вокруг его шеи. Набрякшие соски ее полных кремовых грудей, выпирая сквозь тонкий шелк ночной рубашки, настойчиво прижимались к его груди. Рубашка сбилась возле талии, и снизу Алиса была восхитительно нага. Ноги ее были слегка раздвинуты, а между ними и была его рука. Ее бедра инстинктивно терлись о его взыскующие пальцы. И Моргану показалось, что он лопнет от вожделения. Страсть захлестнула его, и пальцы проскользнули глубже в ее горячее лоно.

46
{"b":"5489","o":1}