ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Minne, или Память по-шведски. Методика знаменитого тренера по развитию памяти
Четырнадцатая золотая рыбка
НеФормат с Михаилом Задорновым
Вегетарианка
Рыцарь ордена НКВД
Холакратия. Революционный подход в менеджменте
Евпатий Коловрат. Исторический путеводитель по эпохе
Теория всего. От сингулярности до бесконечности: происхождение и судьба Вселенной
Не дыши!

Алиса покачала головой, уверенная, что вдовствующая герцогиня ошибается относительно чувств герцога.

– Морган никогда не обманывал себя по поводу истинных причин нашего брака. Он – благородный человек. Поэтому для него не было другого выхода.

– Чушь! – пылко возразила вдовствующая герцогиня. – Конечно, он – человек чести, но он никогда бы не женился только ради ребенка. Я пристально слежу за моим внуком многие годы и поэтому знаю: ничто на свете не способно вынудить его поступить против воли. Он мог бы и убедить себя, что ребенок – веское основание для женитьбы на тебе, но за всем этим кроется гораздо большее. Говорю с полной уверенностью.

– Какие бы ни были у него обоснования раньше, теперь-то он сожалеет. Он с трудом выносит меня, – призналась Алиса, и вновь чувство боли и опустошенности принялось терзать ее душу.

– Почему это? Ну-ка, расскажи мне! – мягко потребовала вдовствующая герцогиня.

И прозвучавшие в ее просьбе доброта и сочувствие заставили Алису рассказать все: о первой встрече с Морганом в Вестгейт-Мэноре, о роковом непонимании предложения стать его любовницей, о его потрясении при виде ее беременной. Алиса ничего не утаила, излила душу, описывая и прекрасные, и скверные моменты.

Закончив свою повесть, Алиса испытала странное успокоение души. Она украдкой глянула на вдовствующую герцогиню, молча сидевшую рядом, и заволновалась насчет реакции старушки. А та, к ее полному удивлению, одарила ее открытой улыбкой:

– Все даже лучше, чем я предполагала.

– Как, простите?

– Неужели не понимаешь? Ты мне только что описала неудержимо бурное развитие ваших отношений. Морган ни в коем случае не равнодушен к тебе! Придет время, и он разберется в своих чувствах. – Она снова засияла улыбкой. – Кончай свой завтрак и примемся за планы на будущее! Сделать надо многое, а я не знаю, как долго будет отсутствовать Морган. Но подозреваю, что он не хочет быть в разлуке с тобой очень долго.

Следующие несколько дней для Алисы промчались быстро. Почти все это время она провела, внимательно слушая вдовствующую герцогиню, обучавшую ее, как различными и наиболее приемлемыми способами организовать званый обед на шестьдесят персон, дабы склонный поразвлечься на стороне супруг стремился домой.

Были у нее и другие дела. В ее покоях полностью поменялась обстановка, были убраны все следы пребывания Валери. Заказали и весь гардероб новой одежды для нее, и хотя фасоны всех нарядов в силу необходимости оказались только прямые, ткани и цвета вдовствующая герцогиня выбирала для Алисы так, чтобы они ей были к лицу.

Прибыла Мейвис, и в ее присутствии Алиса почувствовала себя уверенней. На следующий день в Рэмзгейт-Касле появилась и миссис Глиндон, компаньонка вдовствующей герцогини. Алисе она показалась милой женщиной, хотя та жутко краснела и нервно заикалась, когда ее представляли беременной новобрачной герцога.

Наиболее сложной оказалась встреча третьего дня, когда неожиданно заявились Тристан, Каролина и Присцилла. Алиса, вдовствующая герцогиня и миссис Глиндон мирно попивали свой полуденный чай, когда Берк объявил о прибытии молодой пары.

Каролина, одетая в красный бархатный костюм для путешествий, который в лучшем виде выставлял цвет ее лица и белокурые волосы, первой вбежала в комнату.

– Бабушка! – воскликнула она, бросаясь обнимать вдовствующую герцогиню. – Какая радость видеть вас снова!

– Спокойней, дорогая! – неспешно проговорил Тристан, вошедший вслед за своей жизнерадостной женой. – Ведь всего несколько дней назад мы виделись с бабушкой в Лондоне, – он наклонился и поцеловал вдовствующую герцогиню в щеку.

– Все равно я по ней очень соскучилась, – парировала Каролина. Она с готовностью повернулась к Алисе и обратилась к ней: – Вчера вечером мы встретили Моргана на балу у леди Харроуби, и он нам рассказал потрясающую историю.

– Рассказал, значит? – откликнулась приветливо Алиса, а сама напряглась, не зная, чего ей ждать.

– Да, – продолжала Каролина и несколько замялась от строгого, предупреждающего взгляда Тристана. – Он сказал нам, что женился. На вас, мисс Каррингтон, – последнюю фразу она произнесла тоном полного недоверия.

– А с чего бы еще мне оказаться в Рэмзгейт-Касле, Каролина? – отозвалась Алиса.

В глазах Каролины изумление выразилось с новой силой, и она просящим поддержки взглядом посмотрела на мужа.

– Сердечно поздравляю, Алиса! – удачно вставил Тристан, прерывая неловкую тишину.-

Я всегда знал, что у моего брата от роду хороший вкус. Ты станешь прелестной герцогиней, – и он потянулся к ней, чтобы обнять, но на мгновенье замер, увидев ее вздувшийся живот. Алиса спокойно встретила его взгляд, словно поощряя его к высказыванию. Трис широко улыбнулся и проказливо подмигнул ей: – Это здорово, дорогая! – шепнул он ей на ухо. Алиса зарделась, но благодарно улыбнулась ему, почувствовав великое облегчение от его одобрения.

– А ты, Каролина, разве не собираешься поздравить молодую герцогиню? – спросила старая герцогиня с подбадривающей интонацией.

– О, конечно! – поспешно согласилась Каролина и бросилась к Алисе. Однако при виде живота Алисы у нее отвисла челюсть, но она благоразумно промолчала. Наскоро обняв Алису, быстро вернулась к Тристану.

Присцилла тоже обняла Алису.

– Желаю большого счастья, – сказала она, взяв Алису за руку и целуя ее в щеку. По выражению ее лица нельзя было понять, что она думает о приближающемся материнстве Алисы.

Потом все расселись, и вдовствующая герцогиня позвонила Берку, чтобы принесли еще чаю.

Алиса напрягла ум, выискивая тему, чтобы нарушить тягостную тишину.

– Скажи, Каролина, – приветливо обратилась она, – как поживает твой друг мистер Брамэл?

– К сожалению, не очень хорошо, – ответила Каролина, благодарная за возможность как-то загладить свою недавнюю неучтивость. – Похоже, Франт попал в ужасную историю: в июле у него было столкновение с регентом.

– Правда?

– Да! – мгновенно оживилась Каролина. – Франт и кое-кто из его когорты – лорд Элванли, сэр Генри Майлдмей и, по-моему, Генри Пиррпонт – выиграли кучу денег в клубе Уэйтирз. Решили отпраздновать удачу, устроив бал в Аргайлл Румз. А регент к тому времени уже не разговаривал ни с Франтом, ни с Майлдмеем, но щеголи пришли к выводу, что будет дурным тоном не пригласить регента. – Каролина перевела дух, чтобы продолжить свой рассказ. – Когда регент прибыл, эти четверо, естественно, стояли при входе в зал, встречая гостей. Регент поздоровался с Элванли и Пиррпонтом и намеренно проигнорировал двух остальных.

– О Боже! – вставила миссис Глиндон.

– Вот тут Франт и проявил себя, – Каролина сделала драматическую паузу. – «Элванли! – закричал он громко и отчетливо. – Это что за толстяк с тобой?!»

Миссис Глиндон в ужасе ахнула:

– Он так и назвал регента – толстяком?!

– Именно так! – подтвердила Каролина. – И, честное слово, ничем нельзя разозлить регента сильнее! Его больное самолюбие очень ранимо, и он особенно переживает из-за своей тучности.

– Каролина! По-моему, мы с избытком наслушались об этом Франте и его бесконечных скандалах с регентом! – возмутилась Присцилла.

Вдовствующая герцогиня одобрительно кивнула и спросила:

– Тристан, а почему Морган не приехал с вами? Он не говорил тебе, когда собирается вернуться в Рэмзгейт-Касл?

– Думаю, к концу дня он приедет, – ответил Тристан. – Утром он должен был повидаться с нашим архитектором, мистером Уолшем. И больше, по-моему, у него нет дел. А, кстати, он же прислал тебе, Алиса, письмо, – и Тристан достал из внутреннего кармана пиджака конверт.

– Спасибо, Тристан!

– Если дамы простят нас, то мы с Каролиной хотели бы привести себя в порядок после дороги. – Тристан поднялся и размял свои длинные ноги. – Присцилла, когда захочешь, Берк покажет тебе твою комнату. До вечера! Пойдем, дорогая!

Вскоре ушли и миссис Глиндон с Присциллой.

Алиса, оставшись вдвоем со вдовствующей герцогиней, затеребила пальцами край конверта.

51
{"b":"5489","o":1}