ЛитМир - Электронная Библиотека

От этих слов Алиса слегка напряглась, а потом робко улыбнулась ему. Слезы счастья прихлынули к глазам.

– Я давно это подозревала, но должна признаться, что услышать такие слова – необычайно приятно.

– Я понимаю, что вел себя, как полный идиот, но любовь для меня – не то чувство, которое легко принять, – он пристально посмотрел на нее, и в его глазах она увидела ранимость и печаль.

– Ты давно меня любишь? – спросила она, взяв его за руку.

– Наверное, – ответил он, довольный, что наконец может открыто признаться в истинных чувствах к Алисе, но пока еще испытывая некоторую неловкость от объяснения.

Морган нежно провел рукой по ее нагой спине и, озарив ее сверкающей улыбкой, сказал:

– Лучше бы нам встать и одеться. Представляю, как все уже интересуются, куда мы запропастились.

Они неохотно поднялись с постели и после долгих поцелуев и поглаживаний начали одеваться. Морган легче справился с застежками ее платья, чем она с его галстуком. После нескольких неудачных попыток Морган окончательно решил, что он выглядит вполне прилично, хотя и высказал надежду, что Дикинсон ему не встретится. Его скрупулезный камердинер будет обижен, если увидит такой беспорядок в костюме герцога.

Взявшись за руки, Алиса и Морган постояли перед дверями гостиной. Она нежно пожала его руку. Морган распахнул двери, и она тихо шепнула:

– Я люблю тебя, Морган.

Сияя, они вошли в комнату, и их слегка растрепанный вид и совершенно счастливые физиономии вызвали улыбку ликования на лице вдовствующей герцогини.

Стали обмениваться подарками, и Морган с удивлением уставился на жену, получив от нее кожаную уздечку.

– Спасибо, дорогая, – вежливо сказал он, и его растерянный вид вызвал у Алисы веселый смех.

– Это только вторая часть подарка, Морган, – шутливо заметила она. – Первая, боюсь, не совсем подходит для гостиной. Ты ее найдешь в конюшне.

– Могу добавить, браг мой старший, что, по мнению лорда Эдмундза, твоя жена торгуется еще ожесточеннее, чем ты, – сообщил со смехом Тристан.

– Ты купила ту кобылу у лорда Эдмундза? – воскликнул Морган, поняв, почему они все смеются. – Ту самую лошадь, что я пытался приобрести в день рождения Кэтрин?

– Ту самую, – подтвердила, смеясь, Алиса, довольная своим сюрпризом. – Трис рассказал мне, как ты восторгался этой лошадью, и, поскольку ты тогда из-за меня умчался из Чартер-Оукс, не завершив сделку, я поняла, что не могу сделать для тебя меньшее. Но этот подарок – также и от твоей дочери.

– Спасибо, Алиса. – Морган подошел к жене, чтобы обнять ее. – Дивный подарок! А теперь мой подарок тебе, – и он вручил Алисе маленькую, красиво обернутую коробочку.

Волнуясь, она сорвала обертку и слегка сжалась, обнаружив футляр для драгоценностей. Нерешительно она приподняла крышку и громко ахнула, узрев содержимое: на атласной подушке покоились серьги с каплевидными бриллиантами и изумрудами – в тон ее свадебному ожерелью, а окружала их благородная бриллиантовая диадема, в центре которой сиял изумруд, такой огромный, каких Алиса и не видывала.

– Боже мой! – воскликнула Каролина, и глаза у нее стали круглыми при виде великолепных камней. – Такие драгоценности, Алиса, и королеве бы пришлись!

– Тебе нравятся, радость моя? – спросил Морган с оттенком волнения в голосе.

– Я просто ошеломлена, – ответила Алиса. – Я ничего подобного никогда не видела.

– Очень впечатляюще, – согласился Тристан. Потянувшись за спинку дивана, достал оттуда большую, необернутую коробку с лихим асимметричным красным бантом. – Твоя очередь, Каролина! – и он передал жене коробку.

Каролина начала рассеянно развязывать ленту, то и дело возвращаясь взором к сверкающим камням, которые Алиса продолжала бережно держать в руках. В коробке Каролины оказалась еще коробка, а в ней – третья. Каролина снисходительно улыбнулась Тристану, но ей стало любопытно – что за шутку он решил сыграть с нею. Наконец она извлекла коробочку для драгоценностей, но не такую, как у Алисы. Подрагивающими руками она открыла коробочку и, увидев содержимое, взволнованно взвизгнула.

– Вот это да! Как у меня! – воскликнула Алиса, когда Каролина вынула диадему. – Только сапфиры вместо изумрудов!

Каролина с трудом глотнула, и в глазах ее показались слезы. Трис сел на подлокотник дивана и, наклонившись, поцеловал жену.

– Ну, продолжаешь думать, что вышла не за того брата? – поддразнил он ее, покусывая ее за ушко.

– О Тристан! – сказала она, готовая расплакаться. – Что мне с тобой делать?!

Тристан скрестил руки на груди.

– Как – что? Вручить мне подарок! – потребовал он.

– Это я сделаю, когда мы будем одни, – прошептала она и передала ему небольшую прямоугольную коробку.

Он весело, как мальчишка, содрал обертку и с явным удовольствием извлек редкостную нефритовую статуэтку лошади.

– Давайте сядем за стол, – предложила вдовствующая герцогиня и любовно потрогала изящный золотой медальон, рождественский подарок от Моргана с Алисой. Внутрь медальона был вставлен миниатюрный портрет Кэтрин. – Я попрошу Берка поставить блюда на буфет, чтобы мы могли сами обслуживать себя. Пусть слуги повеселятся в бальном зале!

Насладившись устрицами и лангустами, ростбифом под острым овощным соусом, картофельными пирожками с мясной и рыбной начинкой, брюссельской капустой с грецкими орехами, приступили к беседе о событиях прошедшего дня. Когда Алиса подавала на стол сливовый пудинг и сдобренный бренди замороженный крем к нему, Тристан упомянул о ежегодном зимнем бале в Рэмзгейт-Касле.

– А в этом году ты дашь зимний бал в замке? – спросил он брата.

– Я пока об этом не очень-то думал, – ответил Морган, откинувшись к спинке стула, и задумчиво потер подбородок. – Это было бы прекрасной возможностью представить Алису обществу, но я не слишком уверен, что это будет ей по силам.

– Я чувствую себя совершенно здоровой, – возразила Алиса и игриво подмигнула ему. Он улыбнулся ей в ответ.

– А знаешь, Алиса, – Каролина важно выпрямила спину, – в прошлом году, на таком именно балу, Тристан и сделал мне предложение.

– Наверное, перепил слегка, – сказал Тристан, состроив гримасу. – Уф! – отреагировал он на щипок Каролины. – Больно!

– Так тебе и надо! Не будешь дразнить Каролину! – вмешалась вдовствующая герцогиня. – Хорошо бы устроить бал и в этом году! Но только в том случае, Алиса, если ты себя хорошо чувствуешь. Мы бы с Каролиной помогли тебе.

– Я хорошо себя чувствую, правда! – заверила Алиса, но в душе немножко побаиваясь, что придется встречать множество незнакомых людей. Она взглянула на Моргана и увидела в его глазах любовь. И ее уверенность окрепла. – Думаю, нам надо дать бал. Обещаю постараться, чтобы бал прошел на высоте!

– Отлично! Решено, – подытожила вдовствующая герцогиня. – Завтра, во второй половине дня, приступим к составлению списка гостей.

Утром следующего дня Морган и его секретарь, Джейсон Камерон, занимались делами поместья, но вдруг явился Берк и доложил о нежданном госте.

– Лорд Каслрей! – воскликнул изумленный Морган при виде министра иностранных дел. – Я не знал, что вы в Портсмуте.

– Мы с леди Каслрей навещали родных в Саутгемптоне, – начал лорд Каслрей. – Сегодня утром я получил неприятные известия и решил незамедлительно сообщить вам обо всем этом. – Министр многозначительно уставился на Джейсона Камерона, и тот, сообразив, вышел. – Исчезли два агента, следившие за Дюпонсами.

– Исчезли? – повторил Морган.

– Сыщикам не удалось сообщить, куда они направлялись. Мои агенты рыщут по округе, но пока никого из них не обнаружили, – и лорд Каслрей тяжело вздохнул. – Кое-что еще более неприятно. Недавно появились свидетельства, что с Соколом связан кто-то из вашего семейства.

– Что?! – возопил Морган, вскакивая на ноги. Лорд Каслрей нервно потер руки и продолжал:

– Свидетельства чертовски веские. Кстати, вы можете объяснить мне, почему ваш брат, всего лишь второй сын герцога и недавно ушедший в отставку из армии, так богат?

61
{"b":"5489","o":1}