1
2
3
...
63
64
65
...
69

– Отлично. Значит, единственное решение проблемы – составить вам компанию в вашей ванне, ваша светлость, – заявила Алиса и, вставая, прикрылась полотенцем.

Граф Анри Дюпоне беззвучно отворил дверь и тихо проскользнул в спальню, сильно напугав находившуюся в ней персону.

– Господи! – пробормотал кто-то в полутьме. – Какого дьявола вам здесь надо?

– Окончательно решить с планом действий на вечер, – объяснил Анри. – Если, конечно, вы не передумали, Сокол.

– Вам следовало ждать моего выхода на контакт с вами, идиот! – прошипел Сокол. – А если кто-нибудь видел, как вы входили ко мне в спальню, что тогда?

– Никто не видел, – и Анри пожал плечами. Небрежно пройдясь по комнате, плюхнулся в кресло перед камином. – Не стоит так уж волноваться из-за своей репутации, дружок.

Сокол вихрем подлетел к Анри, едва удержавшись, чтобы не ударить его.

– Дорогой граф Дюпоне, я не позволю, чтобы меня компрометировали такие люди, как вы! Эта операция слишком важна, чтобы подвергать ее опасности из-за вашей беспечности.

Дюпоне, взглянув на Сокола, лениво улыбнулся.

– Вы, разумеется, понимаете, что герцог может устроить тут западню для нас?

Сокол снисходительно посмотрел на Дюпонса.

– Естественно, мне в голову приходила мысль о такой возможности. На самом деле меня постигло бы разочарование, если бы Морган не попытался поймать нас. Я знаю, что герцог мнит себя очень умным, но все его предыдущие попытки установить мою личность не увенчались успехом. Кроме того, приманка, которой он на сей раз соблазняет, слишком желанная добыча для нас, чтобы пренебречь ею.

– Да, – согласился Анри, жадно потирая руки. – Воображаю, как много может стоить план весенней кампании Веллингтона!

– Сегодня ночью вы должны быть чрезвычайно осторожны. Но если вдруг нас раскроют, то мы должны суметь уйти от погони.

– А для этого все готово? – спросил Анри.

– Да. На случай необходимости у берега нас будет ждать шлюпка. Надеюсь, Мадлен справится со своей ролью. Очень важно, чтобы она полностью заняла Моргана. Я и до сих пор думаю, что меня он не подозревает, но все равно будет начеку.

– О Мадлен не беспокойтесь, – сказал Анри. – Она прекрасно знает, как возбудить заинтересованность мужчины. Но как насчет молодой герцогини? Она не потребует у супруга проявлять к ней внимание?

– Герцогиня будет слишком занята ролью хозяйки, чтобы тревожиться о внимании мужа. Она может взревновать из-за того, что Мадлен все время с Морганом, но сцены она не устроит. Это не в ее характере.

– Похоже, вы уверены в успехе, – небрежно заявил Анри.

– Да. Но вы не спускайте глаз с герцогини! И если она вмешается, то вину я возложу на вас. – При этих словах Сокола Анри понимающе кивнул. – А теперь уходите! И, ради Бога, проследите, чтобы вас никто не видел!

Гул голосов заметно притих, когда Морган вывел Алису в центр огромного бального зала. Лишь недавно, приняв последнего из представленных ей многочисленных гостей, она наконец уняла свои волнения, но теперь, увидев опять обращенные к ней с Морганом взоры, вновь ощутила смуту в душе.

Морган, по-царски невозмутимый и надменный, властно глянул на свою блистательную жену. Она же, только что приветствовавшая гостей с элегантным достоинством, теперь, рядом с ним, занервничала. Он, обняв ее за талию и предложив руку, подождал. Одну руку Алиса положила на протянутую руку Моргана, а другую – на его плечо – как он учил. И пока они ждали музыку, она, упершись взглядом в золоченую пуговицу на его фраке, судорожно перебирала в уме па танца.

Тишина затянулась. Подняв голову, она заглянула в глаза Моргану, но на ее спокойном лице не отразилась внутренняя паника.

– Почему музыканты не играют? – прошептала она с возмущением.

Улыбка тронула губы Моргана, а в глазах* мелькнуло озорство.

– Они ждут моего сигнала, дорогая.

Ей захотелось придушить его, но она не отважилась даже просто выразить свое негодование в присутствии такого количества людей, наблюдавших за каждым их движением.

– Морган, изволь уж подать сигнал, пока я не упала в обморок от нервного напряжения, – процедила она сквозь зубы, но губы ее при этом и не шевельнулись, застыв в неземной улыбке.

– Терпение, мадам! – парировал Морган. – Хочется посмаковать этот краткий миг, ведь меня заворожила моя ошеломляюще красивая жена.

Алиса уже всерьез подумала, не пнуть ли его в щиколотку, но, прочитав в его глазах искреннее восхищение, ощутила, как тает ее гнев и успокаиваются нервы. Глубоко вдохнув, она озарила его блистательной улыбкой и произнесла:

– Я уже готова, Морган.

Он притянул ее еще ближе, зазвучала музыка, и они закружились по залу. Она услыхала, как кое-где громко заахали, но не разобрала, что осуждали – то, что Морган неприлично близко прижал ее к себе, или то, что бал открыли вальсом.

Открыть бал вальсом, о котором все расходились во мнениях, предложила вдовствующая герцогиня. Она считала разумным подкинуть сплетникам нечто пикантное и тем отвлечь их от обсуждения внезапной женитьбы Моргана и почти незамедлительного вслед за нею рождения Кэтрин.

Алисе это понравилось, и она согласилась. К тому же она ведь никогда специально не изучала сложных фигур уже одобренных бальной традицией танцев, а рисунок движений нового танца, вальса, легко было усвоить. И теперь она без всяких усилий скользила в танце, радостно ощущая на себе руки Моргана. Он танцевал с тем же неосознанным изяществом движений, что было свойственно ему почти во всем, вел ее уверенно, и ей было приятно просто следовать за ним.

– Я говорил уже тебе, любимая, – нежно зашептал он ей на ухо, – что ты прекрасно выглядишь сегодня?

От его комплимента Алиса слегка зарделась.

Она понимала, что белое шелковое платье подчеркивает гибкость ее высокой фигуры и великолепно оттеняет ее роскошные драгоценности. На ней был весь ее бриллиантово-изумрудный ансамбль: ожерелье, серьги и диадема – неважно, что их было слегка многовато. Морган преподнес ей эти украшения с любовью, и она ценила их гораздо выше их денежной стоимости.

– Я рада сказать тебе, что мне сегодня в самом деле весело, – призналась она застенчиво.

Он улыбнулся ей с любовью.

– Мне тоже, – сказал он. – Боюсь, однако, что наше веселье кончится одновременно с этим танцем.

Алиса омрачилась, зная, что так и будет. Днем Морган многократно предупреждал ее, что большую часть бала он проведет в обществе Мадлен Дюпоне.

– Будь осторожен, Морган, – глядя на него широко распахнувшимися от тревоги глазами, попросила Алиса, когда кончился вальс.

– Разумеется, – сказал он. – Постарайся не напрягаться и развлечься. Если повезет, то все это дело разрешится очень скоро. И удачно.

Морган проводил Алису к тому месту, где Тристан и вдовствующая герцогиня беседовали с группкой гостей. Низко поклонившись, герцог, следуя этикету, поцеловал руку жены.

– Присмотри за нею, Трис, – обратился он к брату и затем растворился в толпе.

Глава 23

«Морган всего лишь исполняет роль», – напомнила себе Алиса, когда Мадлен снова гортанно хохотнула. Познакомившись наконец с мадемуазель Дюпоне, она возгордилась, что при встрече со своей неукротимой соперницей сумела выказать лишь легкое любопытство к ней, и мысленно отругала себя за глупую ревность к этакой малюсенькой француженке. Однако по ходу вечера Алисе все труднее становилось сохранять беспечный вид и притворяться, что все нормально. От каждого кокетливого движения Мадлен в сторону явно зачарованного Моргана Алиса стискивала зубы.

Хуже того – пользуясь тем, что рядом нет Моргана, к ней прилип граф Анри Дюпоне, и от его назойливости Алисе стало совсем невмоготу. Манеры его показались ей дерзкими и непривлекательными, а легкомысленные замечания обидными. Предприняв несколько безуспешных попыток избавиться от него, она, к радости своей, высмотрела в дальнем конце зала барона Уэллза. Спешно извинившись, устремилась туда и таким образом временно отвязалась от графа.

64
{"b":"5489","o":1}