1
2
3
...
21
22
23
...
80

– Их здесь нет... Карел?

– Нет даже похожих, ваша милость. Едем дальше?

– Конечно.

Тем временем капитан наемников, не сумев остановить дерущихся окриком, кинулся на них с кулаками, опрокинул хромающего неаполитанца и теперь, парировав шпагу саксонца, саданул ему в челюсть левой рукой.

– Боже правый. Капитан не лучше всей своей своры. Где он их только набрал?

– Наверное, в Крайне, господин капитан, – радостно откликнулся один из ехавших рядом новичков, присоединившихся к отряду Хорвата в Вене.

Стефан нервно дернул щекой и взмахнул нагайкой.

Незадачливый солдат взвыл, схватившись за обожженное ударом лицо.

– В Крайне капитаны не марают рук о всякую сволочь. Запомните, кто не знает... А если кто еще и дуэлировать вздумает, пристрелю, как собаку. С таких придурков, как эти, в нашем деле все равно проку нет... Вперед! Грац уже совсем радом!

«Ладно. Если этот толстяк не соврал, то у нас еще есть шансы, – размышлял Ахмет. – А он не соврал... Какие эти гяуры все-таки трусы. Если бы на полчаса раньше нам с Ходжой решиться на вторжение в дом, то перехватили бы письма Цебеша... Да – и нарвались бы на тех четверых дюжих молодцев, гонцов, которые по двое, следом за Цебешем, покинули лавку. Благодарю покорно. Вышло так, как вышло, – все к лучшему.

И дернул меня черт сообщить в Ставку, что я обнаружил Старика из Особого списка... Обнаружил, потерял – и взятки гладки. Нечего об этом начальству знать. Начальство любит результат. Процесс начальство никогда не интересовал... А теперь я же крайним окажусь – не уследил за объектом из Особого списка и не уничтожил его...

Ладно. Пусть. Все равно Марию надо искать. И Старика этого тоже. Двенадцать тысяч, Линц... Хоть какая-то зацепка. Заодно отдам, наконец, эти треклятые мощи и казну Пройдохе Селиму. Какая все же удача, что Цебеш от усталости стал заговариваться, а наш лавочник подслушивал. Надеюсь, что от инквизиции этот Трухзес смыться успеет, иначе ведь он и им разболтает... Ну вот, вспомни только о них, и сразу...»

Навстречу выехавшей из Граца телеге албанцев на полном скаку неслась кавалькада. Одни в синих кафтанах и венгерских шапках с красным околышем, другие в немецких камзолах и широкополых кожаных шляпах. Зеленые кокарды полиции Христа трепетали на головных уборах тех и других.

Цепкий взгляд черных, припухших от усталости глаз ехавшего впереди офицера скользнул по лошадям, телеге, албанцам. Рука Уно как-то сама собой нащупала спрятанный под накрывавшей ноги дерюгой пистоль. Ни те, ни другие не замедлили хода и, обдав друг друга брызгами дорожной грязи, разлетелись в разные стороны.

– Если это те, кто я думаю, то считайте, братцы, что Аллах нам сегодня помог, – выдохнул Уно и аккуратно поставил на место курок пистолета.

– Думаешь, эти люди ловят нашего нанимателя? – удивился Ду.

– Боюсь, у слуг святого Петра тоже есть Особый список, и в него наверняка внесено имя нашего благодетеля, чтоб его Шайтан задушил... Думаю, что лошадки Цебеша, останови нас эти вояки, сослужили бы недобрую службу. Наверняка ведь Старик их где-то украл, а может быть даже, ради этих лошадок и той, сброшенной в канаву, кареты кого-то зарезал. По дороге в Линц надо поменять лошадей.

Глава 9

Вечер Цебеш и Ольга встречали в горах. Дождь моросил не переставая, и лошади с трудом тащили карету все выше по каменистой дороге. Еще одно селение впереди. Усталые пастухи гонят овец с альпийских лугов. Солнышко, перед тем как кануть за вздыбившимся на западе кряжем, на пару минут выглянуло из-за туч и осветило горы, деревню, поля, луга и одинокую карету.

«Как просто. Просто солнечный луч. И уже верится, что все будет хорошо, что никто не умрет и все-все когда-нибудь окажутся дома. Только бы на самом деле так было», – с грустью вздохнула Ольга.

Откуда-то со стороны селения донесся радостный крик петуха.

– Вот когда я добуду яйцо черного петуха, мы действительно повеселимся. – Лицо Цебеша озарила мечтательная улыбка.

– Черт бы побрал всех петухов, а особенно черных! – вспылила Ольга. – Вы что же, так и не оставили идею про василиска?

– А что плохого в этой идее? Кроме яйца, у меня есть все ингредиенты. Времени до полнолуния еще много. Вреда от этого опыта нам никакого не будет, а в случае успеха он нам только поможет.

– Да чем нам может помочь это существо?

– Во-первых, удачный опыт окончательно уверит тебя в действенности моего колдовства. Во-вторых, если у тебя хватит сил совладать с василиском, то хватит сил и на обряд Сошествия Спасителя. Ну а в-третьих, с твоей помощью я буду им управлять, и мы сможем обезвредить охрану, инквизиторов – всех, кто осмелится посягнуть на нас и наших друзей.

– Каких друзей? – удивилась Ольга.

– Тех, кого я пригласил на обряд... Пока что не беспокойся и отдыхай. Тебе надо набраться сил... Кстати, ты совершенно не умеешь себя вести. Служанка из тебя никудышная, даже не спорь. Все считают, что ты моя любовница, настолько свободно и вызывающе ты себя ведешь. Это же надо – постоянно спорить со мной, не стесняясь ни слуг, ни...

– В своем мире я не работала прислугой, не собираюсь и здесь. Женщины у нас по правам и возможностям с мужчинами наравне, и вообще, если следовать всем вашим безрассудным планам, пан Цебеш...

– Помолчи, – поморщился Старик. – Перевоспитывать тебя бесполезно, тем более что у меня времени нет на подобную ерунду... Значит так: будешь моей племянницей. Я – торговец мануфактурой Жозеф Вальден. А ты – моя донельзя избалованная племянница Мария Вальден. Девица на выданье. Я везу тебя к тетушке, в Баден. Запомнила?

– Да. – Ольга кивнула. – А все же, может быть, обойдемся без этого василиска?.. Даже если у нас все получится – куда мы его потом денем? С собой, что ли, будем в клетке возить?..

Старик скривился, как от зубной боли:

– Чтобы в голову тебе не лезли дурацкие мысли, дорогая племянница, читай-ка лучше умные книги... Вот хоть эту. – Цебеш достал из своего саквояжа маленький томик и бросил его Ольге на колени. – Псалмы еще никому не повредили. Как полезут тебе в голову глупости – читай. Можно даже вслух. Здесь на латыни и на немецком. Заодно попрактикуешься в языках. Это нам еще пригодится.

«С каретой, на которой они удрали из Граца, напрямую по горам не полезешь, – думал Ахмет. – Какой же дорогой они направились в Линц? Через Вену или через Леобен?.. Было бы неплохо наверняка разузнать. Может быть, удастся настигнуть их в пути.

Хорошо. Догоним. Что дальше? Первый же вопрос, который возникнет у Цебеша: почему они увязались за мной?.. Значит, догнав, придется сразу же бить, не дав ему даже опомниться... Вот и развилка. Толпа у дороги. Надо расспросить, не видел ли их кто, в какую сторону...»

– Ба! Какие люди! – Радостно улыбаясь, чуть пошатываясь и сплевывая кровавую слюну изо рта, им навстречу шел саксонец Гилберт Шофхаузер. Солдат из тех, с кем они подружились, нанявшись в имперскую армию в Загребе. – Вернулись, братцы мои. А мы тут с капитаном такое... В пух и прах итальяшек...

Первой реакцией Уно было – обняться со старым знакомым. Второй – ударить его с ноги по зубам. Потому что их узнали и обступили. Билл Веревка, Шнапс и Подлиза. Все были рады их видеть, совали недопитые бутылки. Но никто из подошедших, естественно, не помнил кареты, на которой проехал Цебеш, или просто не хотел вспоминать. Все были благодушны и в стельку пьяны.

– Пора нам линять отсюда, Ахмет, а то увидит нас капитан, – зашептал ему на ухо Тэрцо. Но было уже поздно.

– Вот и они! Какая радость. Явились – не запылились. А я уж подумывал – не записать ли вас в дезертиры? – К телеге подходил, размашисто шагая и сверля их глазами бешеного таракана, капитан Коротышка Дюпен. – Право не знаю, радоваться мне или плакать? Нашлись со своей треклятой телегой! И где только успели украсть лошадей? – Он уже похлопывал лошадок по крупам, радостно, по-хозяйски разглядывал их холеные спины и здоровые зубы.

22
{"b":"5490","o":1}